Старый дом на Красной
О доме Ольдерогге в Гатчине

Облик старой Гатчины ещё сохраняют уцелевшие в бурях ХХ столетия дома. Один из них стоит на Красной (бывшей Госпитальной и Михайловской) улице. Это дом № 6, фасад которого обращён к Покровскому собору.

Дом Ольдерогге в Гатчине. Фото Владислава Кислова. 1973
Дом Ольдерогге в Гатчине. Фото В.А. Кислова. 1973
Одноэтажный деревянный дом, несмотря на свои небольшие размеры, невольно обращает на себя внимание всех, кто видит его. В этом нет ничего удивительного, ведь это, вероятно, самый старый из сохранившихся деревянных домов Гатчины! Кроме того, наблюдатель, должно быть, ощущает, что в доме этом жили люди непростые, что здесь происходили какие-то интересные события.

Действительно, всё это имело место в истории дома, а кроме того, дом № 6 можно по праву назвать самым медицинским из всех жилых домов города (исключая, конечно, казённые жилые дома при Госпитале) - здесь жили два доктора медицины, сестра милосердия; в советское время размещались аптека, психоневрологический диспансер, Райком профсоюза медицинских работников, Дом санитарного просвещения и Райком Российского общества Красного Креста. К тому же, дом этот - один из немногих (если не единственный!), в котором на протяжении 150 лет жили люди, носящие одну и ту же фамилию.

Дом построен в 1828 году. Он деревянный, но своими чертами схож с обликом каменных домов в стиле классицизма. Облик дома исказила сделанная в 1908 году веранда. Не так давно, во время ремонта фасада, её убрали, но при этом несколько пострадало деревянное узорочье дома.

В 1847 владелицей дома стала вторая жена младшего советника Дворцового правления в Гатчине, Эрнеста Вильгельма [Василия Васильевича] Ольдерогге), Христина Амалия Теодоровна (Амалия Фёдоровна), урождённая фон Мухе. Семья Ольдерогге в это время состояла из самого Василия Васильевича, его жены, их годовалого сына Эрнеста Генриха и дочери Василия Ольдерогге от первого брака с уроженкой Курляндской губернии, дочерью пастора Вильгельминой Луизой Бенигной фон Вальтер, Эрнестины (в 1861 приняла православие с именем Елизаветы). Вторая дочь Василия Ольдерогге от первого брака, Оттилия, в это время была уже замужем за Вильгельмом Бергером и проживала отдельно от семьи своего отца. Кстати, семья Ольдерогге владела в городе двумя деревянными домами, второй из которых, двухэтажный, еще до недавнего времени стоял на углу Соборной и Багговутовской (Карла Маркса) улиц и имел в старой Гатчине номер 19/58. Все совершеннолетние члены семьи являлись совладельцами этих домов.

Через год после вселения в дом на Госпитальной Христина Амалия родила мальчика, названного Генрихом Вильгельмом. Далее чуть ли не ежегодно рождались новые дети: 1849 - Матильда, 1851 - Юлия, 1853 - Виктор Эрнест Александр, 1855 - Варвара Евгения, 1858 - Евгения Флорентина Луиза. У краеведов нередко возникает путаница при определении степени родства того или иного члена фамилии Ольдерогге в Гатчине, так как детей Василия Васильевича именовали по отчеству то «Васильевичами», то «Эрнестовичами». Да к тому же эти двойные, а то и тройные имена!

О многих представителях фамилии Ольдерогге уже написано: в книге Т.Ф. Родионовой «Гатчина. Страницы истории», в моей книге «Старая Гатчина. Летопись и очерки медицинской жизни», в современных гатчинских газетах и журнале. Поэтому в данной книге написано лишь о том, что до сих пор было мало или совсем не известно нынешним гатчинцам. И, конечно, речь пойдёт только об обитателях дома № 6, причём - постоянных.

Всё-таки придётся рассказать об одном временном жителе дома, потому что этот человек, не имевший никакого отношения к семье Ольдерогге, прожив в доме несколько месяцев, стал её полноправным членом. Как всё это на самом деле произошло доподлинно не известно, поэтому попытаюсь, опираясь на факты и характеры героев сей истории, воссоздать возможное развитие событий.

Николай Гаврилович Славянов
Николай Гаврилович Славянов
В самом начале 1876 года в дом к отставному полковнику Ольдерогге зашел молодой человек и, назвавшись Николаем Гавриловичем Славяновым, предложил отремонтировать старый камин. Василий Васильевич, вспомнив, как видно, свою прошлую службу в качестве гатчинского полицмейстера, учинил «печнику» допрос. Выяснилось, что Николай - сын дворянина, штабс-капитана, несколько лет назад умершего; сейчас учится на старшем курсе Горного института в Петербурге и в настоящее время подрабатывает себе на житьё, т.к. не может требовать помощи от матери, Софьи Алексеевны (в девичестве княжны Шаховской), обременённой семьёй и еле-еле сводящей концы с концами. Поэтому он даёт частные уроки математики, черчения, музыки и даже научился перекладывать печи. Василию Васильевичу ответ юноши, да и он сам, понравились. Николаю разрешено было поселиться в доме и приступить к работе. Но не всю правду узнал полковник Ольдерогге: Николай утаил, что в Гатчину он попал не просто в поисках заработка, а скрываясь от возможного преследования за участие в политической демонстрации.

В один из дней, когда Николай Славянов разбирал камин, в комнату вошла 20-летняя дочь хозяина дома, Варвара. Молодые люди взглянули друг на друга и… В общем, это была любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Но о скорой свадьбе не было и речи: во-первых, Варвара совсем недавно развелась с мужем, Арнольдом Арнольдовичем Реймерсом; во-вторых, Николаю нужно было закончить институт. А вскоре появилась и ещё одна причина повременить с венчаньем: 26 апреля Василий Васильевич Ольдерогге скончался и вся семья погрузилась в траур. Но ремонт камина, между тем, «затянулся» до конца декабря…

Молодые люди венчались летом 1877 года и сразу же после свадьбы Николай Славянов, новоиспечённый горный инженер первого разряда, увёз свою избранницу на Боткинский горный завод. Служба Славянова протекала успешно: он прославил своё имя многими изобретениями, главными из которых были дуговая электрическая сварка металлов и электрическое уплотнение металлических отливок.

После смерти Николая Гавриловича в 1897 году, Варвара Васильевна с четырьмя детьми возвратилась в родительский дом в Гатчине.

Во время Русско-турецкой войны старшие сыновья Василия Васильевича находились в действующей армии: Эрнест, ротмистр Кирасирского полка, был полковым квартирмейстером; Генрих служил начальником полевого госпиталя. В Гатчине родные волновались за них, молились о даровании победы Русской армии и благополучном возвращении воинов на Родину. И было им по молитвам их: Эрнест и Генрих вернулись с войны целыми и невредимыми, правда в Гатчину они прибыли не сразу, а через несколько лет.

Генрих Васильевич возвратился в родной город в августе 1879 и с этого времени до конца дней своих жил в доме № 6 на Госпитальной. О Генрихе, о его службе в Кирасирском полку Гатчины и о его благотворительной деятельности в нашем городе можно прочитать в моей книге «Старая Гатчина…».

Старший брат Генриха, Эрнест, после окончания Русско-турецкой войны 1877-1878 г. г. сразу в Гатчину не вернулся. Призванием Эрнеста стала интендантская служба, которой он посвятил всю жизнь, дослужившись до генерал-майора. Жил он в Петербурге на Слоновой улице и с 1894 года служил столоначальником Главного Интендантского управления. За всеми делами времени на женитьбу он так и не выбрал, остался холостяком. В конце 1890-х вернулся на жительство в Гатчину, но бывал здесь наездами. Окончательно переселился в родной город в начале 1900-х, когда вышел на пенсию. Вначале жил вместе с сестрой Евгенией во втором доме Ольдерогге на углу Соборной и Багговутовской улиц. Около 1908 года перебрался в дом на Госпитальной, где и жил до кончины в 1918.

В.В. фон Ольдерогге
В.В. фон Ольдерогге
Младший брат Генриха, Виктор (1853-1919), жил в доме на Госпитальной от рождения и до поступления в Медико-хирургическую академию. Окончив её и став военным врачом, более в Гатчине не жил, служил в войсках, а затем служил в Петербурге, где и жил, военным психиатром. О его жизни и службе рассказано в моей книге «Старая Гатчина…».

А теперь поведаю о детях Генриха Ольдерогге от второго брака, Борисе и Ольге, которые много лет прожили в Гатчине и немало сделали для родного города. Напомню, что первая жена Генриха, Юлия Николаевна Липская (1853-1875) скончалась при родах вместе с младенцем. Генрих не скоро опомнился от такого горя и лишь через десять с лишним лет решился заключить новый брак. Его второй женой стала Мария Васильевна Зеленкова (1864-1905), дочь купца (мать - Александрина Дуа).

Сын Генриха Ольдерогге, Борис Генрихович (1890-1966), окончил Реальное училище в Гатчине и Императорское училище правоведения в Петербурге. 16 мая 1914 года новоиспечённый правовед Борис Ольдерогге был причислен к Главному Управлению уделов, а через несколько месяцев уже оказался мобилизованным в армию. За годы Первой мировой войны дослужился до штабс-капитана. В 1917 женился на гатчинке Тамаре Михайловне Петровой. Далее в биографии Бориса Ольдерогге значилось, что он, добровольно перейдя в 1918 году на сторону Красной Армии, служил начальником военных строительств штаба 6-й армии Северного фронта. В 1920 демобилизовался и вернулся в Гатчину.

Но теперь стали известны новые сведения о его жизни в эти годы. Вот как это было: 18 и 25 мая 1918 года Американский Красный Крест вывез из голодного Петрограда детей, находившихся в Первой и Второй летних питательных колониях (приютах) города. Целью этой акции было спасти детей от голодной смерти, доставив их на лето в сытые и спокойные города Урала и Сибири. 895 детей в возрасте от 4 до 17 лет вместе с учителями и воспитателями выехали с Финляндского вокзала на Восток. Много испытаний выпало на их долю пока они добирались до пунктов назначения. Группа колонистов, обосновавшаяся сначала в санатории Курьи, а потом в городе Ирбите, имела в своём составе немало гатчинцев: учащихся Реального училища, Женской гимназии Табунщиковой, Приходского училища имени Павла Первого и Железнодорожной школы. Дети в питательных колониях не были сиротами, у всех имелись родители, которые за помещение каждого ребёнка в питательные колонии заплатили по 90 рублей.

Обнародованные недавно документы Американского Красного Креста и воспоминания участников кругосветной одиссеи свидетельствуют, что воспитателями в гатчинской (десятой) группе трудились преподаватели из нашего города: Борис Генрихович Ольдерогге и Тамара Михайловна Петрова. А в одной из других групп воспитателями были учитель Гатчинского приходского имени Павла Первого училища Георгий Иванович Симонов и его жена, Елизавета Аристидовна. Супруги сумели забрать с собой в вояж мать Симонова.

Имена некоторых гатчинских детей, отправившихся в без малого трёхлетнее странствие, тоже известны. Дети солиста Императорского оркестра Георгия Васильевича Михайлова: Лидия и Нина - ученицы гимназии Табунщиковой, Виктор - ученик Реального училища. Их двоюродная сестра Вера - дочь брата Георгия Васильевича, Петра Васильевича Михайлова, преподавателя Учительской семинарии, Сиротского института и Женской гимназии Гатчины. Струкова Вера - ученица гимназии Табунщиковой, подруга Лидии Михайловой. А ещё были: Сергей Лопухин, Борис Матвеев, Георгий Орлов, Алексей Корнеев из Малой Загвоздки.

В Петроград колонисты в тот год так и не вернулись: развернувшиеся почти на всём протяжении от Владивостока до Петрограда сражения Гражданской войны помешали этому. Тогда Американский Красный Крест решил отправить детей вместе с воспитателями и другим персоналом в Америку. Не буду описывать подробности 919-дневного, трудного, печального (но увлекательного и полезного для самих детей!) путешествия по железной дороге и на пароходах через охваченную Гражданской войной и разрухой страну от Урала до Владивостока, оттуда на японском угольщике «Йомей Мару» через Тихий океан до Сан-Франциско, через Панамский канал до Нью-Йорка. Оттуда через Атлантический океан до Бреста во Франции, Финляндии и, наконец, до Петрограда. И всё время рядом с детьми были Борис Генрихович Ольдерогге, Тамара Михайловна Петрова и Георгий Иванович Симонов с женой и матерью.

В наши дни стали доступны архивные материалы и художественные произведения, повествующие об этом кругосветном путешествии детей из России. Некоторые дети скончались в дороге от болезней и несчастных случаев, другие - остались за границей, но всё-таки более 800 детей вернулись на Родину и стали её полезными гражданами. Большинство из них получило высшее образование.

Книга Николая Григорьевича Смирнова «Джек Восьмеркин - американец»
Книга Н.Г. Смирнова
«Джек Восьмеркин - американец»
По понятным причинам в советское время многие участники эпопеи, особенно взрослые, всячески скрывали свою причастность к ней. В советской печати первая публикация об этой кругосветной одиссее появилась лишь в 1930 году: вышла книга писателя Николая Григорьевича Смирнова «Джек Восьмеркин - американец».

В газете нашего города «Красногвардейская правда» 8 июня 1937 года появилась такая статья: «В Красногвардейске живёт целая группа жителей, которые подростками совершили кругосветное путешествие, с востока на запад. Это - бывшие питомцы детского интерната. В 1918 году вывезены из Гатчины на Урал, где были застигнуты нашествием Колчака и Международным Красным крестом эвакуированы через Сибирь и Японию в Западную Америку (Сан-Франциско), затем через Панамский канал в Нью-Йорк, оттуда в Европу и через Финляндию в Советский Союз. Много впечатлений, много фотографий. Путешествие это описано в книге Смирнова «Джек Восьмеркин - американец». Среди путешественников три брата Лопухины из Мариенбурга, целая семья братьев Матвеевых во главе с матерью - воспитательницей интерната. Журавлев - ныне работающий в Красногвардейской типографии, и многие другие.»

Заметьте, в этой статье нет ни слова о Борисе Генриховиче Ольдерогге, Тамаре Михайловне Петровой (к этому времени уже Ольдерогге) и Георгии Ивановиче Симонове. Сейчас в Интернете имеется много материалов об этом путешествии, в т. ч. и списки всех участников. В списке детей значатся два Лопухиных - Дмитрий и Сергей (имени третьего брата нет); шесть Матвеевых - Антон, Борис, Георгий, два Николая и Сергей (кто из них из нашего города, неизвестно, но, скорее всего, одного из Николаев надо из гатчинцев исключить); три Журавлева - Александр, Виктор и Иван. А в списке воспитателей, кроме Ольдерогге, Тамары Петровой (кстати, отчество её в списке - Васильевна), Георгия Симонова и его жены, находим Матвееву Н.А. (мать братьев Матвеевых) и Симонову Е.И. (мать Симонова).

Тамара Михайловна Ольдерогге. 1917
Т.М. Ольдерогге. 1917
Возвратившись в Гатчину из кругосветного путешествия, Борис Генрихович Ольдерогге женился на Тамаре Михайловне Петровой. Но жили они теперь не в доме семьи Ольдерогге на Госпитальной, а на Театральной, бывшей Ксениинской, улице. Да и сам старый дом, стоящий на Госпитальной улице, вскоре сменившей имя на Красную, уже не принадлежал семье предков Бориса Генриховича, а перешел в собственность города.

В это время, в 1920е, новая власть вела большую работу по борьбе с беспризорностью и по организации народного образования. Борис Ольдерогге стал трудиться воспитателем колонии малолетних правонарушителей и учителем в школах города. Вместе с ним работала жена, Тамара Михайловна, урождённая Петрова (1895-1966), которая преподавала русский язык и литературу. В 1921 у четы Ольдерогге родился сын Георгий.

Немного о Тамаре Михайловне. Она была уроженкой Архангельска, дочерью адъютанта архангельского военного губернатора, капитана Михаила Васильевича Петрова, который в начале 1900-х после выхода в отставку поселился в Гатчине, где и скончался в 1908 году в возрасте 55 лет. Тамаре в это время было всего 13 лет. Её мать, Елена Евстигнеевна, урождённая Крылова, сумела дать дочери хорошее образование.

Тамара Петрова была давней приятельницей сестры Бориса Ольдерогге, Ольги, и вместе с ней училась в Екатерининском институте благородных девиц в Петербурге и на филологическом курсе в Сорбонне (В 1914 году с началом Мировой войны подруги очутились за линией фронта и с большими трудностями, окольными путями, сумели возвратиться в Россию.), а затем преподавала французский язык в гатчинской Женской гимназии.

Прошло десять лет, новая власть укреплялась, жизнь в городе налаживалась. В 1931 году в Гатчине открылось крупное учебное и научно-исследовательское учреждение - Ленинградский зоотехнический институт. Почему «Ленинградский», но в Гатчине? При советской власти такое бывало. Например, Ленинградский сельскохозяйственный институт находился в городе Пушкине, а Ленинградская психиатрическая больница № 1 имени П.П. Кащенко - в селе Никольском, Гатчинского района.

Но вернёмся к рассказу о Борисе Генриховиче Ольдерогге. В новом институте он получил должность заведующего лабораторией растениеводства и работал в ней до эвакуации учреждения из Гатчины (Красногвардейска) в 1941 году. Кстати, о Зоотехническом институте гатчинскому читателю почти ничего не известно, хотя заведение сие находилось в нашем городе десять лет и в нём трудились и учились сотни людей, в т.ч. и жители Гатчины.

В 1944 году Борис Генрихович вернулся в Гатчину из эвакуации, во время которой он находился в Башкирии и работал техническим руководителем Краснохолмского военного завода пищевых концентратов. Вместе с ним в эвакуации находилась Тамара Михайловна, которая преподавала в местных школах. До 1958 Борис Генрихович трудился в канцеляриях гатчинских предприятий, а его супруга преподавала в школах города русский язык и литературу и оставила по себе добрую память в сердцах многих учащихся. Она по праву стала Заслуженным учителем РСФСР, кавалером ордена Ленина, Почётным гражданином города Гатчины. В середине 1960-х Борис Генрихович и Тамара Михайловна тяжело заболели и в конце 1966 года скончались друг за другом с разницей в 12 дней: она - 24 ноября, он - 5 декабря.

Дольше всех в старом доме на Госпитальной, 6 прожила дочь Генриха Васильевича, Ольга Генриховна, последняя из родившихся в старой Гатчине представителей рода Ольдерогге. Судьба её была не простой: многое довелось пережить этой хрупкой на вид женщине. Она родилась в 1893 году, когда её отцу было уже 54 года. Первое для Ольги испытание случилось в 12-летнем возрасте: неожиданно и безвременно, в возрасте 41 года умерла мать. Отец успел положить начало хорошему образованию дочери: она поступила в Екатерининский институт благородных девиц в Петербурге. Следующее испытание произошло в 1912: от заражения крови, случившегося при порезе пальца во время операции больного мальчика-бедняка, скончался отец.

Окончив в 1913 Институт благородных девиц, Ольга училась на филологическом курсе в парижской Сорбонне. Окончание курса совпало с началом Первой мировой войны. Очередным испытанием для Ольги был путь домой из Франции через охваченную войной Европу. Ольга и её подруга Тамара Петрова лишь со многими трудностями добрались до родного города.

До 1918 года Ольга преподавала французский язык, русский язык и литературу в Женской гимназии. В Гатчине Ольга вышла замуж за уроженца города Орла, сына помещика, Иллариона Илларионовича Судьбинина. Муж был старше её на 17 лет. В 1918 Судьбинина мобилизовали в Красную Армию. Вместе с ним в качестве сестры милосердия стала служить и Ольга Генриховна. Чета Судьбининых прошла через многие мытарства Гражданской войны, к которым прибавились заботы о малютке-сыне, родившемся в 1921. В том же году Ольгу ждало очередное испытание: семья распалась, Ольга развелась с Судьбининым.

В довоенное время трудилась учительницей и воспитательницей в детских учреждениях Гатчины (Красногвардейска). В 1937 Ольгу Генриховну ждало новое испытание: бывший муж, Илларион Судьбинин, работавший в это время бухгалтером в городе Орле, был арестован и вскоре расстрелян.

Через четыре года, в 1941, у Ольги Генриховны случилось страшное горе: её 20-летний сын Игорь Судьбинин ушел добровольцем на фронт, сражался под Москвой рядовым 1101-го стрелкового полка 326-ой стрелковой дивизии и погиб в бою у города Плавска, Тульской области.

После войны Ольга Ольдерогге (кстати, фамилию в замужестве она не меняла) работала воспитательницей в оздоровительном детском саде Леноблпромстрахкассы в Гатчине (до войны в этом здании размещался Дом малютки, в 1960-1970х - Родильный дом, в наши дни - Детская поликлиника) и в Карташевском доме для детей-инвалидов. Жила по-прежнему на Госпитальной, 6. Вот только дом давно уже был муниципальным и в нём последней из оставшихся в городе Ольдерогге было отведено небольшое помещение в его задней части. Ольга Генриховна, стойко выдержав все испытания, выпавшие на её долю, оставалась спокойной, выдержанной и доброжелательной. В этом я убедился, когда в 1972 году был у неё в гостях и беседовал с ней о старой Гатчине и её жителях. Скончалась эта мужественная женщина в 1981 году в возрасте 88 лет. С её кончиной завершилось полуторавековое пребывание фамилии Ольдерогге в Гатчине.

Итак, в доме на Госпитальной, 6 жили Ольдерогге:
  • Василий Васильевич (1791-1876) и его жена Амалия Фёдоровна (1818-1895).
  • Их дети: Эрнест Васильевич (1846-1918); Генрих Васильевич (1848-1912); Матильда Васильевна (1849-1903); Виктор Васильевич (1853-1919); Юлия Васильевна (1851-1858); Варвара Васильевна (1855-1923); Евгения Васильевна (1858-1922).
  • Дочь Василия Васильевича от первого брака с Вильгельминой Луизой Бенигной (фон Вальтер): Эрнестина Васильевна (1817-1885).
  • Дети Генриха Васильевича и Марии Васильевны (Зеленковой): Борис Генрихович (1890-1966) и Ольга Генриховна (1893-1981).
  • Сын Бориса Генриховича и Тамары Михайловны (Петровой): Георгий Борисович (1921-1999).
  • Сын Ольги Генриховны и Иллариона Илларионовича Судьбинина: Игорь Илларионович Судьбинин (1921-1941).
В доме также жили:
  • Славянов Николай Гавриилович (о нём написано выше).
  • Гойнинген-Гюне Эдгар Александрович - барон, поручик Кирасирского полка.
  • Шматов Пётр Григорьевич - служащий Гатчинской центральной телефонной станции, помещающейся по соседству, в доме № 10.
  • Иванова Мария Андреевна - вдова губернского секретаря.
* * *

А теперь пора рассказать о событиях, связанных с домом, и об учреждениях, что в нём были. Да простит меня читатель, если я выйду за хронологические рамки книги и поведаю о делах, происходивших во времена не столь уж отдалённые от нынешних. Старый дом того заслуживает! Поселившись в 1847 году в доме № 6, Василий Васильевич Ольдерогге завёл обычай торжественно отмечать рождение сыновей. При этом под одним из росших в саду деревьев, тогда уже приличной высоты, закапывалась бутылка старого вина. Всего зарыто не менее двух бутылок. А вот под каким именно деревом? На этот вопрос не мог ответить даже такой знаток родословной своей фамилии как Георгий Борисович Ольдерогге.

С начала XIX века вблизи дома Ольдерогге, наискосок через улицу, находилась Базарная площадь, на которой обычно шла неспешная торговля в лавках и с немногочисленных подвод. Но когда наступало время ярмарки, площадь заполнялась публикой и множеством торговцев. Рынок этот существовал, не исчезнув даже во время оккупации города фашистами, до начала 1960-х. В 1890х - начале 1900х годов в уютном доме Генриха Ольдерогге нередко проходили вечера, на которые собирался цвет гатчинского общества: сослуживцы хозяина дома - офицеры Кирасирского полка; соратники Генриха по трудам в лечебнице для хронически больных детей; местные художники, один из которых, Александр Карлович Беггров, однажды подарил хозяину две своих картины. Генрих Васильевич и сам неплохо рисовал, а его жена, Мария Васильевна, была профессиональной художницей, после окончания училища барона Штиглица служившая художницей Императорского фарфорового завода. Бывавший иногда по выходным в Гатчине брат Генриха, врач Николаевского военного госпиталя Виктор Ольдерогге, мог приехать со своим бывшим однокурсником по Медико-хирургической академии, физиологом Иваном Петровичем Павловым, учениками которого, к тому же, были гатчинские врачи Шубенко и Мокеев. В годы Первой Мировой войны семейству гатчинских Ольдерогге пришлось несладко. Основного кормильца, Генриха Васильевича, уже не было в живых, а посему приходилось искать разные способы прокормиться в условиях подорожания продуктов. Поэтому часть помещений дома сдавалась в наём, а за 6 рублей в месяц сдавалось напрокат пианино.

Первое в истории дома вторжение в него чужих людей произошло в октябре 1919, когда часть помещений заняло какое-то учреждение вошедшей в город армии Юденича. Это могла быть редакция газеты «Приневский край», редактором которой стал мобилизованный в Белую армию писатель А.И. Куприн, по словам жившей в это время в доме Ольги Генриховны Ольдерогге, постоянно находившийся здесь. Отсюда он в ночь на 3 ноября ушел вместе с отступающей армией Юденича в Эстонию.

Не знаю, был ли дом как-то использован советской властью в 1920-1930е, но, скорее всего, хозяев дома потеснили, «уплотнили», как это происходило в то время практически во всех частных домах Гатчины. Возможно, это подтверждается и тем, что вернувшийся из кругосветного путешествия Борис Генрихович Ольдерогге и его семья стала жить не в родительском доме, а в доме на Театральной (ныне Леонова) улице.

В 1941 году с приходом в Гатчину (Красногвардейск) фашистов дом пережил очередное вторжение и был занят под одно из учреждений оккупационных войск. В наши дни, при ремонте дома, на чердаке были обнаружены газеты оккупационных властей на русском и немецком языках.

Слева Серафима Михайловна Голубева, справа Земфира Николаевна Ржеуцкая
С.М. Голубева, З.Н. Ржеуцкая
В 1950-х в передней части дома, занимая 2/3 его площади, располагалась городская аптека, а в задней части, в небольших помещениях, выходящих окнами во двор, жила Ольга Генриховна Ольдерогге. При тогдашнем дефиците жилья люди, обычные граждане, жили и в полуподвальном помещении дома.

В аптеке трудился коллектив влюблённых в своё дело людей. Большинство из них начало работать в учреждении сразу же после его открытия в освобождённой от оккупантов Гатчине: провизор Валерия Ивановна Иванисова (работавшая в аптеке Гатчины ещё в довоенные годы); ассистенты Серафима Михайловна Голубева, А.В. Григорьева, Т.В. Орехова и Н.И. Штемпель; ручнистка Татьяна Ивановна Ткачёва (работала в аптеке ещё в довоенные годы). Позднее в аптеке начала трудиться провизор Земфира Николаевна Ржеуцкая. Управляющим был вначале провизор Самуил Захарович Авербух, начавший службу в Гатчине 20 мая 1946 (тогда аптека размещалась в доме № 20 по улице Чкалова); в конце 1950-х его сменила З.Н. Ржеуцкая.

Дом Ольдерогге в середине 50х годов
Дом Ольдерогге в середине 50х годов
Дом Ольдерогге, вид сзади
Дом Ольдерогге, вид сзади

На фотографии середины 1950-х, любезно предоставленной автору Людмилой Николаевной Голубевой, дочерью сотрудницы аптеки № 51 Серафимы Михайловны Голубевой, можно видеть дом Ольдерогге. С его левой стороны - украшенная деревянной резьбой веранда (при последнем ремонте дома её снесли). Она была, напоминаю, пристроена к дому в 1908 году и её украшения отличались по стилю от главного фасада.

Между домами № 6 и № 8 были ворота. Теперь их нет. Стена соседнего дома № 8 - вся в щербинах от осколков снарядов.

Торговый зал с деревянными, окрашенными в коричневый цвет шкафами был небольшим, но имел неповторимое очарование и таинственность старинной аптеки. В нынешних аптеках это ощущение постепенно утрачивается, вытесняясь стандартным и безликим «евроинтерьером».

Торговый зал аптеки
Торговый зал аптеки
Кухня, где замачивали аптечную посуду, кипятили воду и т. п.
Кухня, где замачивали аптечную посуду, кипятили воду

Помещение аптечной кухни находилось вглубине дома. Окна её выходили в проход между домами № 6 и № 8. Вид кухни может навести на грустные мысли о несовершенстве оборудования аптеки и о больших трудностях в работе персонала. Трудности, конечно, были, как же без этого в восстанавливаемой после войны и оккупации Гатчине, но посмотрите на лица сотрудников, на их улыбки, и вы поймёте, что люди эти полны оптимизма, что они на многое способны! И они сумели доказать это, полностью обеспечивая потребность гатчинцев в лекарствах и предметах гигиены. Аптека № 51 была одной из лучших в области.

Коллектив аптеки в саду дома
Коллектив аптеки в саду дома
В ассистентской
В ассистентской

В начале 1960-х аптека переехала в новое помещение на улице Киргетова. Её место в доме № 6 на Госпитальной (Красной) улице занял Гатчинский психоневрологический диспансер, главным врачом которого был Евгений Николаевич Толстяков.

Комнату с окном (левым по фасаду), выходящим на Красную улицу, тогда занял Райком профсоюза медицинских работников, возглавляемый Зинаидой Васильевной Севериновой. Вход в Райком был с веранды.

В конце ноября 1965 года в большой комнате, выходящей двумя окнами (центральным и правым по фасаду) на Красную улицу, открылся Дом санитарного просвещения (ДСП). Ваш автор был в нём главным врачом. О деятельности ДСП будет рассказано в другой раз. А сейчас скажу только, что в течение 11 лет моё рабочее место располагалось возле центрального окна. И все эти годы у меня перед глазами, на противоположной стороне улицы находился вход в Покровский собор, бывший в то время складом Гатчинторга. С болью в душе видел я, как к высокому крыльцу прекрасного, но используемого не по назначению здания, то и дело подъезжали грузовики и грузчики спешно вытаскивали мешки и ящики и несли их по ступенькам к высоким, украшенным крестами, входным дверям. Кровля колокольни была разрушена, сквозь неё проглядывало небо, а сама колокольня явственно накренилась.

Так дом  выглядел сзади и сбоку
Так дом выглядел сзади и сбоку
С тех пор прошло чуть более двух десятков лет и Покровский собор вновь открылся для верующих, радуя взор гатчинцев и гостей города своей красотой и величественностью. Его визави, всё ещё крепкий дом № 6 на Госпитальной - Михайловской - Красной улице, по-прежнему, как и полтора века назад, наблюдает за жизнью, которая кипит вокруг!

Дом на Красной заслуживает бережного отношения. Он - старейший деревянный жилой дом Гатчины, построенный в стиле классицизма.
В нём на протяжении полутора столетий жила семья Ольдерогге, представители которой многое сделали для Гатчины и России.

Вся история его - это история Гатчины 1830х - начала 2000-х годов (быт чиновничьей семьи, быт семьи врача Кирасирского полка, 1917 год, Гражданская война, приход Советской власти, заселение дома чужими людьми и «уплотнение» его хозяев, Великая отечественная война и период оккупации Гатчины (Красногвардейска), размещение в доме различных учреждений).

В. Кислов

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»