Н. Перевезенцева
По Балтийской железной дороге
от Петербурга до Гатчины

Гатчина известная и неизвестная

Итак, мы на станции Гатчина Балтийская. Современное здание появилось, конечно, уже после войны, а самое первое стояло прямо перед дворцом - но было построено в 1873 году архитектором П.С. Купинским. Судя по старым фотографиям, здание это чем-то напоминало боярский терем. Бревенчатый с двускатными и четырехскатными крышами, множеством резных украшений — полотенца, гребешки, ажурные балясины балконов — вокзал простоял чуть больше десяти лет и уже к 1885 году оказался тесным. Новое здание построили на новом месте, так как император Александр III потребовал, чтобы вокзал не заслонял вида из дворцовых окон. Проектировал второй вокзал тот же архитектор П.С. Купинский. Теперь он построил строгое здание с гладкими стенами, а рядом — Царский павильон, увенчанный высокой шатровой башней. Открытие нового вокзала состоялось в 1899 году.

Станция Балтийской железной дороги
Станция Балтийской железной дороги

Выйдя на маленькую привокзальную площадь, мы увидим прямо перед собой великолепный романтический дворец, скорее замок, и памятник Павлу I перед ним. (Памятник выполнен по модели скульптора И. Витали и поставлен здесь в 1851 году). Вспомним, что дворец построен Антонио Ринальди для графа Григория Орлова, тогдашнего владельца Гатчины. Это конец 60 — начало 80-х годов XVIII века. Для облицовки замка использовались местные материалы — пудостский камень, парицкий известняк, черницкая плита.

Территория, на которой расположена Гатчина, известна с давних времен. Она числилась уже в составе Дятлинского погоста Водской пятины. В переписной книге, составленной в 1499 году московским писцом Дмитрием Васильевичем Китаевым, в связи с присоединением Ижорских (Водских) земель к Московскому государству, значится село «Хотчино над озерком Хотчиным». «Гатчина» (производное от Хотчино), скорей всего, восходит к слову «гать» — плотина, дорога через болото. Но это — всего лишь один из вариантов происхождения названия Гатчины.

По Столбовскому договору 1617 года ижорские земли на 85 лет становятся частью Ингерманландского генерал-губернаторства. А во время Северной войны со шведами, 13 августа 1702 года, вблизи реки Ижоры в решительной схватке русские пехотный и конный отряды, которыми командовал Ф.М. Апраксин, одержали победу над войсками генерал-губернатора Крониорта. Этой датой открывается новая страница в истории Гатчины.

Уже в 1708 году Петр I подарил Гатчинскую мызу любимой сестре царевне Наталье Алексеевне. В 1716 году она умерла. В начале октября того же года Петр I велел «приписать» Гатчинскую мызу к госпиталю, но уже в середине ноября ее передали царской аптеке. В 1718 году Петр предоставил мызу медику Роберту Арескину, а через год после его кончины ее отдали президенту «медицинской канцелярии и аптеки» И.Л. Блюментросту.

По указу от 8 июля 1732 года, в связи с уходом И.Л. Блюментроста в отставку, Гатчинская мыза «отошла в казну». Через полтора года, 28 февраля 1734 года, Анна Иоанновна пожаловала Гатчинскую мызу с приписанными к ней деревнями обер-шталмейстеру князю А.Б. Куракину «в личное потомственное владение».

Г.Г. Орлов
Г.Г. Орлов
Мызу в 1765 году купила Екатерина II, и вскоре подарила ее Григорию Григорьевичу Орлову, присовокупив еще села Кипень, Шунгурово, Лигово и Ропшу. Орлов не только оценил роскошь царского подарка, но и сумел понять прелесть здешних мест. Письмо, написанное им в 1766 году известному философу-просветителю Жан-Жаку Руссо, свидетельствует, что русский граф понимал красоту естественной, «нетронутой или только слегка исправленной природы». Орлов писал Руссо о Гатчинской мызе: «Мне вздумалось сказать Вам, что в 60 перстах от Петербурга у меня есть поместье, где воздух здоров, вода удивительна, пригорки, окружающие озера, образуют уголки, приятные для прогулок, и возбуждают к мечтательности... Итак, милостивый государь, если такой уголок вам по вкусу. — от вас зависит поселиться в нем».

Жаль, что философ не принял приглашения... А Екатерина после смерти Орлова покупает Гатчину и дарит ее наследнику Павлу Петровичу. Может быть, она хотела держать нелюбимого сына подальше от Петербурга, может быть — занять его делом, чтобы не участвовал в придворных интригах. Как бы то ни было, Гатчина многим обязана Павлу Петровичу и его жене Марии Федоровне. Это не только перестройка дворца, новые парковые затеи — павильон Венеры, Березовый домик, павильон Орла — или великолепная площадь Коннетабля, Приоратский дворец. Это еще и забота об обывателях. Чтобы дать им работу, Павел Петрович повелел открыть в Гатчине маленькие фабрики и мастерские — суконные, замшевые, полотняные, золотошвейные. За Мариен-бургом расположены были стеклянный и фарфоровый заводы, выпускавшие дешевую посуду. Ну а, вступив на престол в 1796 году, император Павел сразу же делает свою любимую Гатчину городом. И даже упраздняет ради нее город-соперник — старинное Рождествено, повелев всем рождественским купцам и мещанам переселяться в Гатчину.

На старых планах 1790-х годов мы уже видим складывающуюся планировку города. Одна из первых улиц — Большой проспект (перебывавший потом и проспектам Павла I, и проспектом 25-октября). Это и теперь главная магистраль Гатчины, называющаяся... проспектом Павла I. Туда-то мы сейчас и отправимся.

Дорога очень приятная — меж двух парков, Дворцового и Приоратского, мимо живописного Собственного сада. Он расположен у самых стен дворца и когда-то примыкал непосредственно к личным апартамент Павла I. Что такое Собственный сад? Это место, куда можно выйти утром в туфлях и халате, уютное, свое. Место, куда допускается толь узкий круг избранных. Таков Монплезир в Петергофе или сад, устроенный по повелению Екатерины II возле Камероновой галереи в Царском Селе. Гатчинский Собственный сад расположен на искусственно приподнятой площадке и огорожен решеткой. Инженерно-архитектурная планировка сада принадлежит Винченце Бренна — архитектору перестраивавшему Гатчинский дворец в 90-х годах XVIII века по повелению Павла. На небольшой, около полугектара, площади Бренна ухитрился разместить все, что полагается иметь в регулярном парке. Тут и обилие мраморной (в основном, итальянской) скульптуры, и крытые аллеи-берсо.

Гатчина. Балкон Собственного сада
Гатчина. Балкон Собственного сада
Гатчина. Собственный сад
Гатчина. Собственный сад

Дальше, перейдя мостик, поворачиваем направо и идем вдоль восточного берега Карпина пруда к необычному сооружению, называемому «балкон на проспекте». Оно напоминает пятигранный крепостной бастион. Балкон — прекрасная смотровая площадка, огражденная балюстрадой. Он сложен из парицкой плиты в 1792 году. Вниз на проспект Павла I можно спуститься по двум симметричным лестницам.

Но давайте задержимся на балконе. С него открывается прекрасный вид на два моста, по которым проходит проспект — Львиный (Карпичный) и Адмиралтейский (Мост с кордегардиями).

Трехарочный Львиный мост (справа от нас) отделяет Карпин пруд Дворцового парка от протоки в Приоратский парк. Мост построен Адрианом Захаровым в 1799—1801 годах. К сожалению, мост был взорван фашистами во время отступления; частично сохранился лишь средний пролет с замковым камнем в виде львиной маски, выполненной скульптором М.П. Александровым-Уважным. Сейчас мост восстановлен, по крайней мере, львиные маски заняли свои места над пролетами. Вообще-то по замыслу Захарова мост должны были украшать еще четыре скульптурные группы, изображающие «изобилие рек». Но после смерти Павла I строительство в Гатчине прекратилось, достраивали только те сооружения, работы над которыми уже близились к концу.

В перспективе проспекта справа просматривается площадь Коннетабля с одноименным обелиском. И опять — воспоминание о Шантийи: замысел создать площадь и поставить в центре ее обелиск возник у Павла Петровича после того, как он увидел обелиск в резиденции принца Кон-де, воздвигнутый в честь одного из выдающихся представителей этого древнего рода, герцога Анн Монморанси. Гатчинский монумент — четырехгранный обелиск, увенчанный медным золоченым шаром — создан по проекту Бренны в 1793 году. В истории обелиска есть совершенно фантастический момент: майской ночью 1881 года в него ударила молния и расколола почти до основания. Восстановили монумент только через пять лет, причем пришлось специально возобновить работы в уже закрытых к тому времени Черницких каменоломнях, чтобы добыть нужный камень. Тогда же обелиск снабдили громоотводом.

Адмиралтейский мост — однопролетный, перекрывающий протоку между Белым и Черным озерами. Он тоже пострадал во время войны, сохранились лишь два каменных павильона-кордегардии, перекрытые каменными куполами. У моста необычный парапет, изломанный под острым углом по середине арки. Когда-то под мостом существовал водопад — воды Черного озера с шумом низвергались в Белое.

Спустимся с балкона на проспект и остановимся у перил Адмиралтейского моста. Слева — тенистый Дворцовый парк, и где-то там, перед дворцом, светятся воды изумительно прозрачного Серебряного озера. Озеро это примечательно еще и тем, что увидеть его можно только подойдя ко дворцу. А его необыкновенная прозрачность, видимо, стала причиной того, что именно здесь в 1881 году Степан Карлович Джевецкий демонстрировал императору Александру III свое изобретение — подводную лодку.

Вид на площадь Коннетабля
Вид на площадь Коннетабля
Приоратский дворец
Приоратский дворец

Справа от нас (напоминаем, что мы все еще стоим на Адмиралтейском мосту) - небольшое Черное озеро, Приоратский парк, и одна из жемчужин Гатчины — Приоратский дворец. Павел I, приняв под свое покровительство мальтийских рыцарей, намеревался разместить здесь резиденцию приора. Миниатюрный изящный дворец-замок пока еще плохо виден, потом мы подойдем к нему поближе и осмотрим внимательнее. А пока вспомним о строителе дворца, замечательном русском архитекторе Николае Львове.

Задача перед Львовым стояла сложная — место для дворца было выбрано на перешейке между Черным и Глухим (Филькиным) озерами, пришлось осушать и укреплять топкий берег. Десятки тысяч кубометр земли, вынутой со дна озера, пошли на создание искусственных островк и холмов, чередующихся с оврагами. Вообще, Приоратский парк радует своей «неровностью», служа великолепным обрамлением для единственного паркового строения — Приоратского дворца, «земляного игуменства», как называл его Львов.

Но мы все еще стоим на Адмиралтейском мосту. Отмечаем, что слева хорошо виден Остров Любви с Павильоном Венеры, построенным в 1792 году. Легкое зеленое здание обшито трельяжной плетенкой, отсюда и другое его название: «Трельяж». А напоминает оно нам все о той же охоте на оленя в Шантийи, которая произвела неизгладимое впечатление на наследника Павла Петровича. Павильон Венеры — почти точная копия французского павильона. И, поскольку павильон в Шантийи не сохранился и известен нам только по гравюрам, его гатчинская копия-вариация приобретает особую ценность и для знатоков французской архитектуры.

Далее — выбирайте! Свернете ли вы после моста налево и начнете прогулку по действительно чудесному гатчинскому парку — и не по одному — заглянете в Павильон Венеры, увидите Чесменский обелиск, Колонну Орла и другие парковые затеи, посетите дворец, в конце концов, — или пойдете вместе с нами мимо Адмиралтейских ворот в город?

Вы с нами? Тогда не будем медлить.

продолжение



Балтийские ворота городаДачное и УльянкаЛиговоКрасное СелоСкачки и фабрикиДудергофТайцыСентиментальная остановка (Пудость)Царская охота (Мариенбург) • Гатчина • Варшавские ворота Гатчины

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»