Н. Перевезенцева
По Балтийской железной дороге
от Петербурга до Гатчины

Дудергоф

А Дудергофа-то и нет. Есть поселок Можайский со станцией Можайской, названные в честь события весьма почтенного — испытаний первого русского самолета (построенного опять-таки Можайским), которые состоялись именно в этих местах. Название старинное, красивое. Как и место. Нынешний Можайский лежит у подножия двух гор — Ореховой (176 метров над уровнем моря) и Вороньей (147 метров). Неподалеку есть и третья гора Кирхгоф (170 метров). Вода Дудергофского озера всегда славилась чистотой, ее возили даже в Петербург. Озеро, горы, пышная растительность — клены, ясени, дубы, буки, заросли орешника, калины, смородины — все это дало основание нашим предкам говорить о Дудергофе, как о «Русской Швейцарии». А когда по приказанию императрицы Александры Федоровны, жены Николая I, был составлен гербарий Дудергофа, то он включил в себя 495 видов растений!

Вокзал в Дудергофе
Вокзал и бульвар в Дудергофе
Вокзал в Дудергофе
Вокзал в Дудергофе и ул. 25 Октября

Здание вокзала очень милое, уютное, вполне соответствующее тому, как называет его А.П. Верландер: «Дудергофская полустанция железной дороги». Действительно, полустанция. Построен вокзал в 1890 году архитектором С.П. Лазаревым-Станищевым. Жаль только, что давно не было здесь ремонта, и часть старинного здания заколочена. Поднявшись с маленькой привокзальной площади по небольшой лесенке, мы выходим на проспект 25 Октября (пока еще не переименованный) — главную улицу Можайского. Свернем и, не спеша, пойдем направо, вспоминая по пути историю Дудергофа. Мы уже говорили, что в XV—XVI веках здесь находился административный центр Дудоровского Введенского погоста Водской пятины Великого Новгорода, а затем — Московского государства. После 1622— 1624 годов, когда эти земли перешли к Швеции, ими владел Юхан Шютте, основатель, между прочим, Тартусского университета. На старинных шведских картах можно увидеть Дудергофское озеро, плотину с мельницей, мызу у подножия Вороньей горы и часовню на Кирхгофе.

Мыза продолжала существовать и в петровские времена, — по крайней мере, в одном из писем к А.Д. Меншикову царь упоминает не только о свинцовой жиле, найденной в окрестностях Дудергофа, но и о местном сыре, и даже посылает его другу с пожеланием «употреблять во здравие».

Из событий печальных отметим, что в 1711 году здесь, в Дудергофе, скончался на обратном пути в Курляндию новоиспеченный супруг царевны Анны, племянницы Петра I, герцог Фридрих Вильгельм. Местный сыр был здесь ни при чем: полагают, что герцог умер с перепоя. Молодая вдова почти двадцать лет влачила жалкое существование в Курляндии, чтобы только в 1730 году вернуться в Россию. Но уже государыней Анной Иоанновной...

Близость Дудергофа к столице повлияла на его судьбу. Окрестности Красного Села и Дудергофа были выбраны Александром I для постоянной летней дислокации петербургского гарнизона в 1824 году, но маневры проводились здесь и раньше. В 1765 году на них отличился А.В. Суворов будущий великий полководец. Екатерине II нравились виды, открывающиеся с гор; так, в 1772 году она «шествовала в каретах к Дудергофской горе, и по выходе из кареты у подошвы горы следовала на высоту оной» Уникальная растительность Дудергофа (здесь встречаются растения занесенные в Красную книгу) во многом ведет свое происхождение с XVIII века. А именно с весеннего дня 1792 года, когда некие «архитектор», «граф» и «ботаник» поднялись на Ореховую гору и устроили здесь ботанический пикник. «Архитектором» был замечательный человек, Николай Львов.

Слава Красного Села всегда несколько затмевала Дудергоф. Но наивысшего расцвета они достигли примерно в одно и то же время — в царствование Николая I. Летние месяцы императору частенько приходилось проводить в Красном Селе: маневры, смотры, учения. Обычно его сопровождала супруга Александра Федоровна с детьми — император был нежным мужем и отцом. Поэтому нет ничего удивительного, что в 1826 году Николай Павлович дарит Дудергоф с окрестностями жене.

Начинается строительство. На вершине Ореховой горы возводится дворец, не дворец — скорее, домик, — деревянное двухэтажное сооружение, напоминающее швейцарское шале. Мода той эпохи требовала «китайских павильонов», «готических замков», «гротов», «мельниц». Они в изобилии возникали в Петергофе. А Дудергофу досталось шале. Внизу, в долине, были построены «молочня» и, несколько дальше — «ферма».

Больница Общины сестер милосердия Св. Георгия
Больница Общины сестер милосердия Св. Георгия
Так, вспоминая славные дни Дудергофа, мы уже дошли до конца проспекта 25 Октября, который почти упирается в здание больницы Общины сестер милосердия Св. Георгия (дом 105), построенное в стиле романтического модерна. Оно возведено на крутом склоне горы в 1901-1902 годах, и напоминает маленький замок. Встанем спиной к больнице Св. Георгия, и слева от нас окажется сильно перестроенное здание, в котором только глаз специалиста определит черты бывшего хлебного магазина николаевских времен. А справа — большая поляна, посредине которой установлен деревянный крест. Когда-то на этом месте находилась церковь Св. Равноапостольной княгини Ольги при инвалидном доме общины Св. Георгия. Построена она была в 1879—1883 годах архитектором В.И. Токаревым и закрыта в конце 20-х годов XX века. Когда она исчезла с лица земли — трудно сказать. Дальше, вправо за поляной, — несколько деревянных сооружений в «русском» стиле, постройки того же архитектора Токарева. Это и есть инвалидные дома (пр. 25 Октября 99, 101, 103), сохранившиеся с 1879-1883 годов.

Можайское. Пр. 25 Октября, дом 99
Пр. 25 Октября, дом 99
Можайское. Пр. 25 Октября, дом 101
Пр. 25 Октября, дом 101
Можайское. Пр. 25 Октября, дом 103
Пр. 25 Октября, дом 103

Дорога на Ореховую гору начинается за инвалидными домами. Сначала проходим «краснокирпичный» район, где каждый владелец дал волю своей, прямо скажем, небогатой фантазии, придумывая башенки, арочки и балкончики родной «фазенды». Дальше — территория Нагорного парка, пока что худо-бедно охраняемая государством. Дорога пологая, широкая, — спасибо Александре Федоровне, которая, конечно, ездила в свои Швейцарский домик в коляске. Незаметно мы поднимаемся на вершину Ореховой, где можно еще увидеть остатки фундамента «шале», погибшего в войну, как и большинство строений Дудергофа. О временах николаевских напоминает сеть аллей и дорожек, о наших недавних — скотоводческий комплекс, возведенный в 70-х годах XX века в красивейшей долине между Ореховой и Кирхгофом.

Вид на Кирхгоф с Ореховой горы
Вид на Кирхгоф с Ореховой горы

С вершины Ореховой горы хорошо виден Кирхгоф, вершину которог сейчас украшает грубо сваренная металлическая вышка. А когда-то стояла церковь. Само слово «Кирхгоф» — архаическое немецкое «погост» На картах XVII века здесь действительно можно увидеть кирху и кладбище. В 1832—1836 годах архитектор X. Мейер построил на Кирхгофе новую лютеранскую церковь Св. Троицы. Она была видна издалека, служила доминантой окружающего пейзажа, а с Кирхгофа был хорошо виден Петербург. Он виден и сейчас — в дымке днем, в зареве огней вечером и ночью, но церковь погибла в войну. Говорят, что петербургские финны собираются восстановить ее, и даже возобновили древнюю традицию празднования Иванова дня на Кирхгофе. Не знаю, так ли это. И единственной приметой давно ушедших лет остается старое кладбище в леске на вершине. Кованые, покосившиеся, почти незаметные в зарослях кресты с непривычно закрученными концами, похожие на мечи, воткнутые в землю. Кто и когда был похоронен здесь — Бог весть!

Источник родниковой воды в Дудергофе
Источник родниковой воды
Здание завода искусственных минеральных вод в Дудергофе
Здание завода искусственных минеральных вод

Но пора спускаться вниз — по той же дороге или прямо по крутому склону. Так или иначе, мы скоро доберемся до вокзала и, проверив расписание (поезда ходят раз в час), выясним, что немного времени у нас еще есть. Значит, отправимся по тому же проспекту 25-го Октября в другую сторону. Идти со всем недалеко. Вскоре мы увидим скопление машин, людей, несущих бидоны и пластмассовые многолитровые бутылки — а вскоре узнаем причину такого оживления. Слева от дороги, напротив дома 15, — источник чистой родниковой воды. Чай, заваренный на этой воде, действительно обладает необыкновенным вкусом. Источник родниковой воды в Дудергофе Источник исправно служит людям уже не одно столетие. В 80-х годах XIX века его облагородили: заключили в трубу и облицевали камнем. В 70-е годы XX века архитектурное оформление обновили. А на другой стороне проспекта за высоким забором до сих пор стоит здание завода (или павильона) искусственных минеральных вод Верландера (вторая половина XIX века), принадлежащее сейчас заводу пластмасс. И тут вам придется поверить мне на слово, что павильон похож на загородный дом с элементами «русского стиля», что высокое крыльцо украшено затейливой резьбой, а окна — наличниками. Потому что из-за высокого непроницаемого забора ничего не рассмотреть.

Павильон относится уже к другому периоду существования Дудергофа — дачному. В 1873 году владельцы имения (члены царской семьи) разрешили всем желающим постройку дач с арендой земли на 90 лет. «Русскую Швейцарию» оценили по достоинству. А.П. Верландер пишет: «Горный и влажный воздух Дудергофа, сосновый лес и вообще богатство флоры <...> поставили эту местность в самое выгодное положение относительно других излюбленных дачниками окрестностей Петербурга». Надо сказать, что архитектура дач контролировалась владельцами имения, поэтому даже такие производственные постройки, как завод искусственных минеральных вод, стилизовали под «дачный дом». Конечно, бурное развитие дачного Дудергофа началось с постройкой железной дороги.

А на другом берегу озера находились летние лагеря петербургских военных училищ. Шлюпки каждого училища имели свой кормовой флаг, и вот в хорошую погоду, после занятий, весь этот «флот» выходил на озеро. Устраивали гонки, перебрасывались шуточками со знакомыми из других училищ, — словом, развлекались.

На противоположном берегу озера шла другая жизнь. Дачный быт был достаточно хорошо устроен: работали бани знаменитых братьев Туликовых, имевших подобные заведения по всему Петербургу. На озере было построено 10 купален, но не возбранялось купаться и с берега. Два ресторана, курзал — что еще нужно для веселого летнего времяпрепровождения...

Памятник А.Ф. Можайскому. Красное Село.
Памятник А.Ф. Можайскому.
Красное Село.
А в 1950 году, во время «борьбы с космополитизмом», Дудергоф потерял свое древнее имя и стал поселком Можайским. Так что сейчас нам придется обратиться к истории воздухоплавания.

Со школьной скамьи мы знаем, что Александр Федорович Можайский создатель первого русского самолета. Но вот, что интересно. Читаю я книгу об авиации, 50-х годов издания. В ней самолет Можайского «гордо парит над Военным полем». В статье 80-х годов аэроплан «поднялся... в воздух и пролетел несколько метров». Ну, а в энциклопедии «Авиация», издания 1994 года, черным по белому написано: «...была произведена попытка поднять самолет в воздух. Во время разбегa по горизонтально уложенным деревянным рельсам самолет накренился и потерял крыло». То есть, не взлетел. Да и не мог взлететь, потому что тяги паровых двигателей было недостаточно для устойчивого горизонтального полета, а двигателей внутреннего сгорания (с помощью которых п 1903 году поднялся в воздух аэроплан братьев Райт) еще не существовало. Думается мне, что роли Александра Федоровича Можайского в развитии русского воздухоплавания это нисколько не умаляет. Он сделал то, что сделал, а другие пошли дальше. Но, если бы не энтузиазм Можайского, не его энергия — неизвестно, как развивалось бы в России воздухоплавание.


Балтийские ворота городаДачное и УльянкаЛиговоКрасное СелоСкачки и фабрики • Дудергоф • ТайцыСентиментальная остановка (Пудость)Царская охота (Мариенбург)ГатчинаВаршавские ворота Гатчины

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»