Трубочисты
Профессии старой Гатчины

Трубочист
Для начала этого повествования вспомним одну старинную загадку, бытовавшую в Санкт-Петербурге и его окрестностях, начиная с эпохи императора Павла I:
«Идёт свинья из Гатчины, вся испачкана!»

Вы, наверное, догадались, кто это может быть? Любой тогдашний школьник-гимназист без труда запросто мог ответить, что это, конечно же, трубочист. Это профессия особенная, очень старинная, легендарная, но, в то же время, очень обыденная и повседневная. В старину даже существовала примета. Встретишь на улице трубочиста - оторви у него пуговицу или хотя бы подержись за неё. И будешь ты счастливым и удачным. Чумазый, но никогда не унывающий человек, смело шагающий по крышам домов с лестницей, верёвками с подвешенными к ней металлическими шарами, метёлками, подпоясанный широким ремнём, со спрятанной за поясом складной ложкой для выгребания сажи - примерно таким мы и представляем трубочиста. Эта на сегодняшний день довольно редкая профессия пришла к нам из Финляндии, Швеции и Прибалтики. Родиной трубочистного дела является датская столица - город Копенгаген. В Санкт- Петербурге должность «чистильщика печей» была учреждена при полицейских участках указом Перта Великого 24 апреля 1721 года.

Люди этой очень необходимой профессии в старину часто становились героями многих балаганных представлений, народных баек и частушек, литературных повестей и сказок. Достаточно вспомнить хотя бы сказку Г.-Х. Андерсена «Пастушка и трубочист». Почему же такая особая честь выпала именно гатчинскому трубочисту, о котором даже придумали загадку?

Столько лет существует Гатчина, столько же лет в ней работают трубочисты. С 1796 года, как только Гатчина получила статус города, началось интенсивное её развитие. С этого времени особенным уважением в городе начинают пользоваться «бытовые» профессии, такие как плотники, столяры, маляры, фонарщики, печники, истопники, банщики, дворники и конечно же трубочисты. Согласно штатному Положению городского правления утвержденного императорским указом 12 января 1797 года в Гатчине официально появляется должность трубочистного мастера, указанная в одном списке с другими мастерами своего дела: часового, стекольного, сырного…

В документах конца XVIII столетия неоднократно упоминаются гатчинские трубочисты: мастер Иоганн Репхлет (в других источниках Рейхель) и его ученики Семён Давыдов, Иван Гаврилов и Семён Степанов. В штате служащих Гатчинского городского правления за 1797 год числилось 6 трубочистов, во главе которых находился «трубочистных дел мастер» И. Репхлет, имевший в городе собственный дом. Известно, что в 1807 - 1825 годах на Загвоздинской (ныне Чкалова) улице проживал «трубочистный ученик», впоследствии «казённый трубочист Иван Давыдов». В Мариенбургской части Гатчины в 1826 году работал «трубочистный ученик» Юносов. На «Генеральном плане части города Гатчины, с означением вновь отводимых от казны мест…» 1830 года среди первых владельцев участков на вновь проложенной улице Мариинской обозначен участок №95 принадлежавший «трубочистному мастеру Гатену». С 1839 года собственной усадьбой на Загвоздинской улице владел придворный трубочист Генрих Сиркия, купивший участок у братьев, крестьян Ивана, Леонтия и Петра Филатовых. В 1840 году на мести старого он возвёл новый дом, который просуществовал до начала ХХ века. Судя по сохранившемуся чертежу в архиве Государственного музея-заповедника «Гатчина», дом был деревянным, одноэтажным, на каменном фундаменте, с пятью большими окнами по фасаду. В 1890-х годах, когда усадьбой владела овдовевшая дочь трубочиста, во дворе за домом появились две небольшие одноэтажные дачи. С 1862 года один из домов по Бульварной улице (ныне Карла Маркса) принадлежал жене трубочистного мастера Марье Давыдовне Нурка.

В 1839 году город с населением в шесть тысяч жителей обслуживали семь штатных трубочистов. Сколько их было всего, установить вряд ли удастся. Интересно, что почти все они по национальности являлись местными финнами-ингерманландцами.

С давних времён этой профессией почти всегда занимались люди одной профессии. В северной столице это были финны, выходцы из Выборгской губернии, в меньшей степени немцы и шведы. У местных чухонцев это была почти этническая монополия. В 1896 году в церковных книгах финского и шведского приходов Санкт-Петербурга упоминались имена 111 трубочистов. Как правило, это были целые семейные династии. Почему же, прежде всего местные финны или иностранцы лютеранского происхождения работали трубочистами. Во первых, есть утверждение, что они в меньшей степени боялись высоты, а во вторых, основная причина кроется в их честности и порядочности, ведь трубочистов для чистки печей и каминов, дымоходов и вентиляционных люков от сажи хозяевам приходилось пускать в дом.

Интересно отметить, что многие трубочисты лютеранского вероисповедания брали себе в жены местных девушек православной веры. В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга хранится весьма любопытный документ «Дело о разрешение на вступление в брак трубочисту города Павловска Петру Михельсону…», которое датируется 1810 годом. В нём подробно разбирается ситуация связанная с вступлением в брак жениха и невесты, имеющих разное вероисповедание: лютеранское и православное. В конечном итоге брак был разрешён и трубочист Петр Михельсон женился на дочери гравёра Санкт-Петербургской императорской Академии Наук Иродиона Зотова, девице Анне.

Подряды на трубочистные работы нередко публиковались в местной прессе. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» в июне 1825 года приглашала желающих «производить чистку домовых труб в строениях, принадлежащих к Таицкому водопроводу, а именно: на водопроводе в казармах, казённом доме в Таицком и Баболовских караульнях и в Царскосельском казённом доме, по два раза в месяц в течение года…». Все откликнувшиеся подрядчики приглашались на торги в столичный Экономический комитет путей сообщения.

В Гатчинском императорском дворце всегда служили свои придворные трубочисты. Старожилом среди них долгие годы был отставной трубочист Петр Абрамов, скончавшийся в 1880 году и отдавшей своей профессии около пятидесяти лет. В 1875 году его дочь девица Анна Абрамова вступила в брак с фельдфебелем 5-й батареи 24-й Артиллерийской бригады Алексеем Петровичем Балашовым. Газета «Санкт-Петербургские губернские ведомости» в 1856 году сообщала «о вводе во владение трубочиста Гатчинского дворца, Антона Алексеева Месконе, доставшимся ему по купчей крепости, совершенной 11-го августа 1850 года, от отставного казённого печника Ивана Степанова, деревянным домом со строением и землею, состоящим в городе Гатчине, Мариенбургской части по 3-й улице…». Другой придворный трубочист, Михаил Таланпойго, в середине XIX века также проживал в Мариенбурге. На улице Крайней ему принадлежал собственный дом. Позднее здесь жили его потомки. В архиве Государственного музея-заповедника «Гатчина» хранится «План и фасад дома, предполагаемого к постройке наследниками умершего трубочиста Михаила Таланпойго на участке в Мариенбургской части по 3-й улице», который датируется 1860 годом. Удалось установить, что позднее потомки М. Таланпойги связали свою судьбу с императорской охотой и придворной жизнью Гатчинского дворца. Среди них были егеря, чиновники, лакеи, истопники… Так в начале XX века в Гатчине служил внук М. Таланпойги, сын оружейника, канцелярский писарь императорской охоты Иван Петрович Таланпойго. Высочайшим указом в 1915 году он был награждён золотой медалью «для ношения на груди в петлице на Аннинской ленте». Его брат Василий Петрович в дореволюционный период работал учителем Мозинского народного училища.

Согласно статистическим сведениям в 1893 году в штате Гатчинского дворцового управления числилось два трубочистных мастера и шесть трубочистов. В свое время своими мастерами трубочистного дела славилась маленькая деревня Салузи, расположенная в Гатчинской волости, в двух с половиной верстах от станции Суйда, ныне не существующая. В дореволюционный период в ней проживали три трубочиста по фамилии Саволайнен.

Целые команды придворных трубочистов существовали в императорских дворцах и загородных резиденциях, например, в таком большом «Айсберге» каким являлся Зимний дворец, в 1840 году имелось специальная «мастеровая рота» состоявшая из 207 человек. Эта рота должна была поддерживать парадный царский дворец в должном виде. В её составе имелось 15 специализированных команд, три из которых решали вопросы отопления помещений дворца и эксплуатации отопительной системы - «По печному и каменному делу»(17 человек), «По трубному делу» (7 человек) и «По трубочистному делу» (22 человека). Штатные трубочисты имелись в городских и сельских волостных правлениях и даже в полиции на что указывает «Рапорт начальника полиции уездного города Царское Село» за 1867 год. Здесь среди «чинов полицейского штата» упоминается 6 трубочистов.

Несмотря на то, что профессия людей этой специальности связана с серьёзным риском в дореволюционный период она была очень востребованной. В подмастерье к трубочистам городские и сельские жители охотно отдавали своих сыновей - мальчиков 5 - 7 лет. В детском возрасте их маленький рост помогал им без особого труда лазать по трубам. К 12-летниму возрасту подросшие мальчики становились уже настоящими мастерами своего дела. Довольно высокий заработок и «чаевые», которые регулярно получали трубочисты, способствовали безбедному их проживанию. А их «праздничное утешение» по высказыванию Владимира Даля состояло в том, чтобы сходить в субботу в баню, а в воскресенье, облачившись в сюртук и белую манишку, прогуляться с товарищами по Крестовскому острову.

И ещё одна важная особенность, на которую указывает загадка о трубочисте. Многие представители этой профессии, жившие в Гатчине, занимались своим «хлебным» ремеслом не только в родном городе, а брали подряды на чистку петербургских труб и дымоходов, прежде всего в огромных казённых зданиях и видимо трудились достойно. В старые времена столице явно не хватало своих специалистов.

Профессия трубочиста увековечена в оригинальном памятнике, который был открыт в Петербурге в 2006 году. Выполненный группой авторов, в жанре уличной скульптуры он символично установлен не на земле, а закреплён на стене старого многоэтажного дома.

© А.В.Бурлаков



© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»