Возродим кладбищенскую церковь

Грустная и печальная картина встречает всех, кто приходит сегодня на Гатчинское кладбише. При входе в старинный некрополь впечатляющей руиной возвышатеся брошенная на произвол судьбы церковь Всех Святых - замечательный, но забытый памятник архитектуры позапрошлого столетия. Пережив лихолетья борьбы с религиозным дурманом, грозные события Великой Отечественной войны и последующие, не поддающиеся объяснению, этапы разрушения, этот значительный и особый объект культурно-исторического наследия старой Гатчины все ещё ждет своего восстановления.

Из документальных источников известно, что в год свершения Октябрьской оеволюции священником здесь служил Александр Александрович Богоявленский, скончавшийся в 1919 году. Последующие настоятели храма неоднократно менялись. У замечательного писателя Александра Ивановича Куприна в рассказе «Шестое чувство», действие которого происходит в Гатчине в 1918 году, упоминается «отец Евдоким, настоятель кладбищенской церкви». Был ли этот литературный персонаж реальным или вымышленным героем, установить не удалось. С 1921 года здесь служил настоятель Гатчинского Павловского собора, протоиерей Андрей Матвеевич Шотовский. Будучи старейшим священнослужителем Петроградской епархии, он пережил самые трудные времена, связанные с закрытием церкви в конце двадцатых годов. Свой путь на духовном поприще в Гатчине он начинал ещё в 1887 году дьяконом главного городского собора. Штатным дьяконом, ещё с дореволюционного времени, в церкви Всех Святых служил бывший мещанин Михаил Михайлович Сидоров, проживающий вместе с семьей в доме купца Тарханова на Малогатчинской улице. Этот старинный дом, расположенный на улице Солодухина, впоследствии был известен как дом известного гатчинского художника Владимира Константиновича Монахова. Здесь же находилась и его авторская картинная галерея. Дом и его хозяин трагически погибли от пожара в 2007 году.

Вспоминая М.М. Сидорова, скончавшегося в 1935 году, можно указать на ещё один любопытный исторический факт. В этом доме в 1913 году в семье дьякона кладбищенской церкви родилась старшая дочь Людмила, которая впоследствии стала матерью популярного ведущего запрещенной в СССР радиостанции Би-би-си (Лондон) Севы Новгородцева. После смерти отца Л.М. Сидорова переехала в Ленинград и вышла замуж за Бориса Осиповича Ливенштейна, вскоре у них родился сын Всеволод. Впоследствии, уже в послевоенный период, Людмила Михайловна часто приезжала в Гатчину вместе с Севой, и они останавливались.

на несколько дней всё в том же старинном доме у своей довоенной подруги Ларисы Николаевны Ляпиной. В последний раз Сева Новгородцев побывал в Гатчине в 1996 году в день похорон матери на городском кладбище.

Вскоре после закрытия храма, богослужения в течение нескольких лет про ходили в кладбищенской часовне Иоанна Предтечи. С 1928 года священником здесь служил отец Константин Григорьев, снискавший любовь и уважение своих прихожан. В сохранившихся его дневниковых записях можно найти строки, по священные гатчинскому периоду деятельности: «Каждый, кто заходил в нашу маленькую церковь, не мог не похвалить ее Мы украшали храм, увеличивали службы, на праздники у нас пел отличный хор, рядовые службы пел весь народ. По примеру ленинградских церквей, я завел по вечерам служение акафистов. Более трех лет мы боролись с раскольни ками. Власти от них отнимали молельню, а они просили горсовет уступить им нашу церковь - ввиду того, что на кладбище имеется два православных храма Сколько хлопот и мук причинили они нам, пришлось уступить. Наша община присоединилась к Павловскому собору, туда мы принесли свои иконы; жалеем что рассыпалась наша духовная семья, но верим, что случается только так, как определяет Господь».

В 1935 году для священника Константина Григорьева и его семьи наступили суровые испытания. «Мы уже приготовились встречать праздник, мирно беседовали вечером, - писал он в дневнике.- Вдруг входят к нам двое из ГПУ и предъявляют ордер на обыск и арест сына Коли. Обыск, который длился около трех часов, для нас не был страшен (изъяли только книги: Библию, Евангелие. сборник проповедей), но отпускать Колю им не хотелось. Он, ни в чем не виновный, стоял бледный, и мы страдали за него. Мы верили в помощь Божью, потому что не было случая, чтобы Господь нас оставил в несчастии. Сын был оправдан, но уволен со службы...».

В марте 1935 года протоиерей Константин Григорьев получает указ об увольнении за штат и едет к митрополиту Алексию за помощью. Владыка, утешая его, сказал: «Держитесь спокойно, верьте, что ничего не случается без воли Божьей». Он разрешил священнику совершать требы на кладбище. Впоследствии отец Константин Григорьев был назначен настоятелем храма Преображения Господня. который располагался в деревне Старо-Сиверской. Здесь 28 февраля 1938 года батюшка был арестован. Его обвинили в том, что он «проводил систематическую контрреволюционную агитацию против политики партии и советской власти». 11 марта того же года священник был приговорен к высшей мере наказания, с конфискацией имущества, и расстрелян.

Неизлечимые раны получила церковь Всех Святых в грозный период героической обороны Гатчины от немецко-фашистских захватчиков. В начале сентября 1941 года линия обороны проходила по южной окраине города, в нескольких километрах от кладбища. Бывшая сандружинница 267-го Отдельного пулеметно артиллерийского батальона Е.М. Чеплюкова впоследствии вспоминала:

«Штаб батальона находился в старой церкви городского кладбища. Здесь же, на небольшой, поляне день и ночь дымила штабная кухня, а рядом расположился продовольственный склад. Под открытым небом лежали ящики с боеприпасами.

Неудивительно, что вражеская разведка без труда обнаружила наше расположение. Вот почему 9 сентября рано утром первый бомбовый удар авиации противника был нанесен именно по кладбищу. Летели вверх вековые деревья, прямым попаданием авиабомбы снесло купол церкви»
.

А вот ещё одно свидетельство очевидца, командира артиллерийского взвода 2-й гвардейской дивизии народного ополчения Свердловского района города Ленинграда Б.Н. Соколова: «Ночью нас неожиданно поднимают и отводят в Гатчину. Там, соединившись с остальной батареей, занимаем позицию на кладбище. Пока переезжали, оборудовали позиции, рыли окопы, - ночь почти миновала, и спать не пришлось....

Кладбище, где мы стоим, сильно бомбили. Повсюду воронки и поваленные деревья. На некоторых памятниках - известные исторические имена: княгиня Волконская, генерал Драгомиров и другие. Как-то не вяжется обитель вечного покоя с солдатами, пушками, лошадьми. Утром команда «К бою!», - начинается стрельба»
.

К счастью, война пощадила кладбищенскую часовню, и весь период оккупации богослужения проходили в ней.

В послевоенные годы разрушенный храм так и не был восстановлен, а богослужения проходили в часовне Иоанна Предтечи. В 1964 году, решением горисполкома, часовню закрыли с типичной для советской эпохи формулировкой «по просьбам трудящихся».

Руины церкви Всех Святых и прилегающая к ней территория кладбища запечатлена в последних, завершающих кадрах художественного фильма Предлагаю руку и сердце», съемки которого проходили в Гатчине в 1987 году. В картине, вышедшей на экраны страны в 1988 году, снимались замечательные актеры: Николай Гринько, Светлана Немоляева, Ирина Рязанова... Почетный гость VIII Российского кинофестиваля «Литература и кино» в 2002 году Светлана Немоляева на одной из творческих встреч рассказывала, как зимой при легком морозе проходили съемки заключительной части фильм на гатчинском кладбище. Именно здесь был похоронен главный герой лиричес ской ленты - вышедший на пенсию учитель истории школы-интерната Николай Михайлович, житель города Гатчины, роль которого блестяще исполнил актеп Николай Гринько.

В 1993 году Гатчину посетил митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн. Он побывал на городском кладбище и осмотрел разрушенное здание церкви, но к сожалению, не вселил надежду на скорейшее возрождение храма. Главной причиной было отсутствие необходимых финансовых средств у епархии и местного прихода. Не проявила должной инициативы и администрация кладбища.

В последнее время появились первые ростки духовного возрождения святыни и всего комплекса Гатчинского некрополя. В 2007 году снова была открыта восстановленная часовня. «В день освящения» храм встретил верующих обновленным интерьером: заново оштукатурены и покрашены стены, обустроена алтарная часть, хоры для певчих, проведены современное освещение и отопление, вставлены новые окна, - сообщалось в газете «Гатчинская правда». - Чтобы церковь - часовня встречала людей теплом и уютом, было затрачено более одного миллиона рублей».

22 июня 2008 году в день Всех Святых, впервые после многих десятилетий забвения, вокруг церкви Всех Святых прошел крестный ход верующих во главе с духовенством Павловского собора. Был отслужен водосвятный молебен внутри разрушенного храма. Трудами и заботами священника Павловского собора протоиерея Владимира Седова мирянами были проведены первые субботники по расчистке и уборке мусора внутри храма. Появилась надежда, что эта святыня когда-нибудь всё же будет восстановлена.

Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»