Старое кладбище

К наиболее интересным памятным местам утраченной Гатчины, несомненно, можно отнести полностью исчезнувшее несколько десятилетий назад Старое кладбище. Сегодня немногие жители нашего города знают, а тем более помнят, где оно находилось...

Первые сведения о существовании кладбища относятся к тому времени, когда Гатчина, еще не получившая статуса города, принадлежала наследнику российского престола, будущему императору Павлу I. Так, одно из самых ранних упоминаний о кладбище можно найти в Метрической книге Гатчинской императорской дворцовой церкви во имя Живоначальной Троицы за 1786 год, где сообщается о кончине 28 июля «находившегося в Гатчине при команде ундер-афицера Ивана Чижова», двадцати пяти лет, и о погребении его «при кладбище».

Метрические книги, хранящиеся в Центральном государственном историческом архиве в С.-Петербурге, помогли установить, что в допавловскую эпоху гатчинцев и жителей соседних деревень православного вероисповедания хоронили на кладбище, находящемся в селе Дяглино (ныне деревня Тяглино Гатчинского района). Сейчас это одно из самых старейших существующих кладбищ нашего региона. В течение нескольких веков Дяглино было административным и приходским центром Богородицкого Дяглинского погоста, в состав которого входило и сельцо Хотчино - будущая Гатчина. Изначально Дяглинское кладбище располагалось рядом с церковью Рождества Пресвятой Богородицы, закрытой и разоренной вскоре после 1612 года, во времена шведского владычества, продолжавшегося почти целое столетие. В допавловский период, когда Гатчинская мыза принадлежала князю Борису Александровичу Куракину (1733-1764 гг.) и графу Григорию Григорьевичу Орлову (1734-1783 гг.), это кладбище относилось к приходу церкви святого Николая Чудотворца в Сиворицах (ныне село Никольское Гатчинского района). В отдельных случаях погребения гатчинских жителей совершались на приходском кладбище в Суйде.

Для лиц, исповедующих лютеранскую веру, в окрестностях Гатчины имелось другое кладбище, основанное шведами в XVII столетии в деревне Колпана (ныне деревня Малые Колпаны Гатчинского района). Это кладбище находилось рядом с лютеранской кирхой Святого Павла и до наших дней не сохранилось.

Среди старых гатчинцев существовала легенда, повествующая о том, что место для устройства кладбища в Гатчине было выбрано самим императором Павлом I.

А как было в действительности? Можно предположить, что, поселившись в 1783 году в Гатчинской мызе, подаренной царевичу матерью - императрицей Екатериной II, великий князь Павел Петрович принимал личное участие во всех делах. связанных с устройством нового кладбища. Как известно из исторических документов, он уделял большое внимание вопросам благоустройства своего обширного поместья.

Появлению Гатчинского кладбища, возможно, способствовало и значительное увеличение числа квартировавших на мызе и в окрестных деревнях войск, у истоков формирования которых стоял будущий император Павел I. Занимаясь исследованием Метрических книг Дворцовой (придворной) Троицкой церкви конца XVIII века, можно заметить, как с каждым годом возрастала численность умерших солдат и офицеров «гатчинских войск». Число военных, как, впрочем, и гражданских, лиц, особенно увеличилось в связи с закладкой в 1794 году и дальнейшим строительством в Гатчине военной крепости Ингербург. В 1796 году в городе квартировалось шесть пехотных батальонов и четыре кавалерийских полка. По крупицам удалось собрать сведения о лицах, похороненных на кладбище в Гатчине еще до того времени. как она стала городом. Так, например, в 1793 году здесь были погребены: сын настоятеля Троицкой церкви, протоиерея Федора Петрова - младенец Иван; 78-летний отставной солдат Федор Афанасьев; лакей управителя Гатчинского императорского дворца Ермолая Бенкендорфа - Яков Мешков и другие. В год получения Гатчиной статуса города, согласно данным Метрической книги Троицкой церкви за 1796 год, общее число скончавшихся и погребенных на кладбище составляло 51 человек (34 мужчины и 17 женщин).

Старое кладбище обозначено на самых ранних планах города Гатчины, например, на плане 1798 года, хранящемся в Центральном государственном военно-историческом архиве в городе Москве. Оно территориально располагалось в полуверсте от города, в восточной его части: между самой Гатчиной, деревней Малая Гатчина и крепостью Ингербург. Ближе всех в павловскую эпоху к территории кладбища подходил обширный участок, на котором располагался комплекс построек Гатчинского городского госпиталя. О том, что кладбище было разделено на два неравных по площади участка, можно заметить, рассматривая подробный план города Гатчины 1816 года, хранящийся в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. По-видимому, одна его часть предназначалась для погребения лиц военного звания, а другая - для всех остальных гатчинских жителей православного вероисповедания.

С момента открытия в Гатчине Троицкой придворной церкви кладбище было приписано к этому храму. В 1822 году, в присутствии вдовствующей императрицы Марии Федоровны, с особой торжественностью в городе был открыт новый храм, освященный во имя Святого Апостола Павла. Церковь разместилась в здании Гатчинского госпиталя и до строительства городского собора была единственным храмом, доступным для всех православных обывателей Гатчины и окрестных деревень: Малой Гатчины, Большой и Малой Загвоздки, Замостья, Париц и других. Здесь совершались отпевания местных жителей всех званий и сословий. О числе умерших прихожан Госпитальной Павловской церкви в разные периоды можно судить по записям сохранившихся Метрических книг: в 1823 году было погребено на «городовом кладбище» 47 мужчин, 26 женщин; в 1825 году - 57 мужчин, 20 женщин; в 1827 году - 32 мужчины, 9 женщин; в 1829 году - 46 мужчин, 26 женщин; в 1831 году - 123 мужчины, 26 женщин; в 1833 году - 32 мужчины, 22 женщины; в 1840 году- 157 мужчин,47 женщин; в 1848 году - 74 мужчины, 52 женщины; в 1850 году - 81 мужчина, 34 женщины и т.д.

Кирха св. Николая в Гатчине
Кирха св. Николая
Госпиталь в Гатчине. 1905 год
Госпиталь. 1905 г.
Несмотря на то, что в 1825-1828 годах близ кладбища, на месте прежней деревянной кирхи, по проекту архитектора Алексея Михайловича Байкова было построено новое каменное здание лютеранской кирхи Святого Николая, и от храма к городскому некрополю была проложена дорога, получившая название Кирочной улицы (ныне улица Гагарина), лютеранская часть при кладбище так и не была открыта. На это указывает и отчет гатчинского пастора Кордеса за 1847 год, в котором он сообщал, что при городском приходе отсутствует кладбище, и погребение местных жителей совершается на кладбище при Колпанской лютеранской кирхе.

План Гатчины
План Гатчины
В связи с расширением городских границ, в конце первой четверти XIX столетия к кладбищу вплотную подошли владения местных жителей. Рядом с кладбищем располагались огороды городского госпиталя. В непосредственной близости от него проходила в тот период Мариинская улица (ныне улица Киргетова), общее формирование которой завершилось к 1830 году, о чем свидетельствует «Генеральный план части города Гатчины, с означением вновь отводимых от казны мест по плану Высочайше утвержденному», который хранится в Российском Государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге. На этом плане обозначено и кладбище, состоящее из двух неравных по площади частей.

В 1833 году по границе новых участков, вдоль территории Старого кладбища был вырыт земляной ров, обнесенный валом. Таким образом, гатчинское городовое правление отметило по левой стороне города его границу, но она существовала недолго. Уже вскоре, именно по тогдашней границе Гатчины, была проложена Бульварная улица (ныне улица К. Маркса). На Старом кладбище нашли место своего последнего успокоения очень многие известные жители Гатчины самых разных званий и сословий. Изучая Метрические книги местных храмов XIX столетия, удалось установить имена более двухсот погребенных здесь именитых горожан. В 1849 году находившийся в Гатчинском дворце император Николай I, во время осмотра города, заметил, что «городское кладбище находится слишком близко к городу, вследствие проведения Бульварной улицы, прошедшей как раз по меже его». Сознавая неудобство и вред такого расположения, государь повелел найти для кладбища другое место.

Для этой цели в версте от города был отведен участок земли. Таким образом, благодаря императору Николаю I, в Гатчине появилось еще одно кладбище, существующее в настоящее время.

В 1851 году новое кладбище было официально открыто для погребения, а старый городской некрополь, по высочайшему указу государя, обсажен деревьями и обнесен земляным валом. Погребения на нем были прекращены. Здесь даже не разрешалось подхоранивать покойников в уже имеющиеся родовые усыпальницы, хотя многие горожане хотели, чтобы после своей смерти они были погребены рядом с могилами родных и близких. Наверное, поэтому, в виде исключения, с благословения гатчинского духовенства, после 1851 года с территории закрытого Старого кладбища на новое кладбище было перенесено несколько захоронений. Среди них, например, семейный склеп известного гатчинского купца Поликарпа Варгина, скончавшегося в 1849 году. Кроме его могилы, в склепе находились захоронения его первой жены Анны Ивановны и сына, младенца Александра, скончавшихся в 1811 году. Как удалось выяснить, о переносе усыпальницы с упраздненного кладбища впоследствии позаботилась его вторая жена Прасковья Гавриловна Варгина, скончавшаяся в 1878 году. Согласно завещанию, она хотела после смерти быть похороненной рядом с любимым супругом. Воля покойной была исполнена. Надгробный памятник, перенесенный на новое кладбище, сохранился до наших дней. Сегодня это самое старое погребение Гатчинского городского кладбища!

В 1862 году в газете «Санкт-Петербургские губернские ведомости» было напечатано объявление Гатчинского дворцового управления о поисках подрядчика на «выкопку пруда в городе Гатчине на Бульварной улице возле старого кладбища, на сумму 1.191 руб. 39 3/4 коп. серебром».

Старое кладбище в Гатчине
Старое кладбище
Багговутовская улица в Гатчине
Багговутовская улица
В 1871 году ближайшая к закрытому кладбищу Бульварная улица была переименована по ходатайству 194 местных жителей в Багговутовскую улицу, в честь прославленного коменданта Гатчины, генерала от инфантерии Карла Федоровича Багговута. В последней четверти XIX века вокруг кладбища одна за другой появлялись усадьбы частных владельцев. Так, например, участок земли вдоль южной стороны упраздненного некрополя принадлежал пасторату Гатчинской кирхи. Здесь была построена усадьба для «лютеранского пасторства».

Гатчина. ул. Карла Маркса (Багговутовская) дом 59
Ул.Карла Маркса, дом 59
Первоначальный проект двухэтажного деревянного дома был создан гатчинским архитектором Адрианом Васильевичем Кокоревым в 1855 году. Однако, первый вариант дома был отвергнут императором Николаем I, которому не понравились «излишние наружные украшения». Поэтому окончательный вариант был более простым, с минимальным декором на фасаде. В 1885 году здание, предназначавшееся для квартиры пастора и лютеранской школы, было перестроено. В настоящее время этот, чудом уцелевший среди зданий советских времен, дом по №59 по бывшей Багговутовской, (ныне Карла Маркса) улице, известен среди местных старожилов как бывший дом знаменитого гатчинского пастора Оскара Пальзы. Деревянный памятник старины нуждается в срочной реставрации...

Видимо, к 1890-м годам относится схематичный план Старого кладбища, найденный в Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге. К сожалению, цветная литография с названием изображенного на ней объекта, не имеет каких-либо дополнительных пояснений и указывает лишь точные границы этого упраздненного гатчинского некрополя, разделенного на три неравные части: военную, площадью 650 кв. саженей, православную (1750 кв. саженей) и католическую (650 кв. саженей). На плане обозначена протянувшаяся вдоль восточной границы кладбища Багговутовская (ныне К. Маркса) улица. Определить, для каких целей была выполнена эта литография, установить не удалось.

Краткое описание Старого кладбища можно обнаружить в некоторых малоизвестных историко-краеведческих трудах, написанных на рубеже XIX - XX столетий. Автор книги «Куда ехать на дачу? Петербургские дачные местности в отношении их здоровости» В.К. Симанский (1892 г.), рассказывая о дачных особенностях Гатчины, сообщал:

«Много сделали для города, его расширенния и, в частности, создания новой городской части по обе стороны от собора Гатчинское дворцовое правление и бывший управляющий г. Гатчиною К.Ф. Багговут... Большое внимание власти обратили на старое кладбище, упраздненное в 1852 году. Кладбище это густо заросло высокими деревьями и образовалось само собой в просторный тенистый сад. Домовладельцы исходатайствовали разрешение провести туда
  1. Устроить на старом кладбище каменную часовню, в фундамент которой употребить заброшенные остатки надмогильных памятников и плит, на что Дворцовое Управление давно согласилось еще с Высокопреосвященным митрополитом Палладием, получив от него разрешение;
  2. Средствами для постройки послужит капитал Гатчинской кладбищенской во имя Всех Святых церкви, на что в размере 1500 рублей имеется уже письменное согласие Гатчинского Дворцового Управления.
Имея все сие ввиду, притч Гатчинского Павловского собора почтительнейше просит Ваше Преосвященство:
  1. Для содействия Дворцовому Управлению в упорядочении старого городского кладбища разрешить притчу постройку часовни на этом кладбище по плану и смете инженера Харламова;
  2. Утвердить согласие Дворцового Управления на отпуск 1500 рублей из сумм кладбищенской, приписанной к собору, церкви на постройку этой часовни».
Гатчина. Часовня на Старом кладбище.
Часовня на Старом кладбище
Проект часовни был утвержден министром императорского Двора бароном Владимиром Борисовичем Фредериксом 11 ноября 1902 года и «отослан для дальнейших распоряжений в Гатчинское Дворцовое Управление». Строительными работами руководил архитектор Леонид Михайлович Харламов. Торжественное освящение часовни состоялось в 1903 году.

В довольно хорошем состоянии Старое кладбище содержалось вплоть до октябрьской революции 1917 года. Это был своеобразный музей под открытым небом, в котором сохранялись надгробные памятники, представляющие историческую и художественную ценность. В дореволюционный период к могилам своих предков еще приходили многие старые гатчинцы. Дочь священника Гатчинской Госпитальной церкви, потомственная дворянка Лидия Владимировна Тимофеева урожденная Данилова (1900-1996 гг.) вспоминала:

«До революции, еще будучи гимназисткой, я с подругами часто ходила гулять на Старое кладбище. Здесь тогда было еще немало красивых памятников. Надписи на них уже можно было прочитать с трудом. Приводил меня сюда и отец. Он показывал могилы прошловековых гатчинских священников. Бывала я и в кладбищенской часовне, которая тогда относилась к церкви госпиталя. Праздничные молебны в ней служил мой отец».

Еще совсем недавно в Гатчине были живы старожилы, которые хорошо помнили бывшее кладбище. Среди них: Сергей Ефимович Степанов (1903-1993 гг.), Сергей Андреевич Бабурин (1908-1998 гг.), Галина Николаевна Суворова (1908-1999 гг.) и другие.

Кладбищенская старина уже в дореволюционный период интересовала краеведов. Прошлым гатчинских кладбищ занимался большой любитель отечественной истории Николай Дмитриевич Игнатьев. Именно он в 1910 году сообщил известному столичному краеведу и автору «Петербургского некрополя». В.И. Саитову ценные сведения по истории Гатчинского некрополя, которые включали и список шестидесяти самых интересных захоронений упраздненного старого кладбища. В предисловии к «Петербургскому некрополю» В.И. Сайтов писал:

«Особую благодарность приношу Николаю Дмитриевичу Игнатьеву, который не только помогал мне различными указаниями, но и предоставил в мое полное распоряжение тщательно, любительски составленную им работу по описанию Гатчинских кладбищ».

Послереволюционная история старого кладбища - одна из печальных страниц уничтожения памятников прошлого города Гатчины. Уже вскоре после октября 1917 года заброшенный некрополь становится добычей мародеров. Из-за отсутствия надежной охраны здесь оскверняется несколько могил и склепов. Среди них - захоронения гатчинских священников.

Специальным постановлением Гатчинского уездного исполнительного комитета в 1922 году старое кладбище было преобразовано в парк, предназначавшийся для отдыха трудящихся. В том же году Гатчина была переименована большевиками в город Троцк, а спустя еще пять лет - в Красногвардейск. Видимо, к этому времени относится и закрытие часовни, в которой в довоенный период местные власти устроили лавку по торговле керосином. В начале тридцатых годов здесь были снесены надгробные памятники, хранящие воспоминания о старом монархическом духе Гатчины и свергнутом царском самодержавии. Но бесследно исчезали не только могилы, - на территории упраздненного кладбища вырубались столетние деревья. Весть о вырубках быстро распространялась по городу. Однако, немногие из горожан пытались спасти парк, а вместе с ним - последние следы некрополя. Власти бездействовали...

Крохотное сообщение районной газеты «Красногвардейская правда» за 1932 год о судьбе бывшего кладбища в Гатчине - последнее «прижизненное» упоминание о нем в местной прессе. Но даже этот кусочек текста в газете опубликован без подписи автора:

«Умное правление завода «Граммофон» наметило к вырубке полпарка (б. старое кладбище в конце улицы Карла Маркса). Правление не нашло другого места для постройки дома для столовой. Необходимо принять срочные меры, чтобы не допустить раззеленения Красногвардейца».

Вырубки не прекращались. Ситуация складывалась трагическая. Замысел превращения закрытого кладбища в парк не осуществился. В 1937 году здесь были вскрыты некоторые захоронения знаменитых людей прошловековой Гатчины, а найденные «реликвии» пополнили экспозицию Красногвардейского районного краеведческого музея. В то время, по сообщению научного сотрудника этого музея, известного краеведа и коллекционера А.Н. Лбовского, на территории старого кладбища еще находилось около 100 захоронений. Довоенные гатчинские старожилы хорошо помнят, как уничтожались последние следы кладбища. Любовь Николаевна Куклинская, в то время ученица Красногвардейской школы №3 (выпуск 1939 г.), рассказывала: «Я хорошо помню, как за несколько лет до войны на месте старого кладбища началось строительство столовой для работников Граммофонной фабрики. Строители постоянно находили древние скелеты, остатки гробов, надгробные плиты. Мальчишки собирали черепа, одевали их на палки и бегали с ними по городу, пугая прохожих. На некоторых черепах еще были целы волосы, которые от движения воздуха слетали на землю. Зрелище было ужасным. Я это видела лично, так как через территорию кладбища ходила в школу. Мы тогда жили недалеко от него, в доме № 43 по улице Урицкого».

Развернувшееся в послевоенные годы массовое строительство новых жилых и общественных зданий вплотную подошло к бывшему некрополю. Житель Гатчины, участник Великой Отечественной войны, бывший старшина милиции, а в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов - машинист башенного крана Управления механизации № 213, Карл Дмитриевич Хренов вспоминал о возведении на месте старого кладбища городской кочегарки:

«Мы находим крестики, драгоценности, монеты, пуговицы и очень много человеческих костей. Конечно же, строители понимали, что это все остатки кладбища. Но кому до этого было дело. Город нужно было строить. Каменные могильные плиты мы стаскивали бульдозером в траншею и засыпали землей…»

Основную площадь территории бывшего кладбища занял комплекс зданий Гатчинского филиала Всероссийского общества слепых «Азимут». В июне 1960 года газета «Гатчинская правда» в публикации «О них заботится Родина» сообщала читателям:

«На улице Карла Маркса, где недавно был пустырь, сейчас выстроены три больших здания, принадлежащие учебно-производственному предприятию. В одном из них - трехэтажном доме - в конце прошлого года справляли новоселье несколько десятков семей рабочих и служащих. Рядом двухэтажный дом-интернат для 100 одиночек, там же и столовая. Дом этот пока еще не заселен. В третьем здании размещены производственные цеха. В этих трех зданиях живут и трудятся люди, потерявшие зрение».

Очевидцы утверждают, что один из домов стоит на могильных плитах старого кладбища. Как можно было построить жилые здания на костях наших далеких предков? А тем более, - для людей, потерявших зрение, которые не могли видеть, но, наверное, понимали, как жестоко обошлись с ними городские власти. Как можно было поселить людей на месте разоренного кладбища? Ведь уже доказано, что оно неблагоприятно действует на здоровье людей и имеет «таинственную власть» над этим районом Гатчины. Здесь до сих пор часто происходят загадочные явления. Их объяснить никто не может. А о криминальной обстановке и говорить не приходится... Неблагоприятная аура здесь будет напоминать о себе еще очень долго.

К 1970 - м годам вся территория Старого кладбища была застроена пятиэтажными жилыми домами. В 1984 году на улице Карла Маркса, там, где когда-то находились входные кладбищенские ворота, со стороны Кирочной улицы, было построено необычное здание. Авторы его проекта - специалисты мастерской №4 института «Ленгражданпроекта» (главный архитектор А.С. Воднеев) довольно удачно вписали одноэтажную круглую башню, облицованную серым камнем, в угол, образовавшийся между двумя жилыми домами. В канун праздника 1 Мая здесь открылось кафе с красивым интерьерным залом. Впоследствии это заведение, преобразованное в небольшой ресторанчик, стало широко известно в криминальных кругах города Гатчины (по крайней мере, так об этом говорили жители города) своими необычными посетителями. И вскоре у этой башни появилось новое название «Гайка». После закрытия ресторана, в последние годы здесь разместился продовольственный магазин «Классик».

В послевоенный период была снесена и бывшая кладбищенская часовня. Ее еще многие помнят. Маленькая скромная святыня была настоящим украшением Гатчины.

Спустя годы и десятилетия кладбищенская земля иногда все еще обнажает потревоженные кости прошловековой давности, обломки ажурных крестов и мраморных надгробий. В 1991 году здесь, в клумбе дома № 61 по улице К. Маркса, была найдена медная монета 1801 года, достоинством 1 копейка с вензелем Императора Павла I. Не так давно, при очередных строительных работах на территории уничтоженного некрополя был обнаружен обломок черного гранита с надписью: «Постой, прохожий, не спеши...»

4 августа 1998 года во время реконструкции Соборной улицы, рабочими компании БИК под асфальтным настилом тротуара были обнаружены две надгробные плиты и часть третьей. На одной из них хорошо просматривалась надпись:

«Импер... Гатчинского Дворца
Смотритель, надворный советникъ и кавалеръ
... ппъ Степанович Пановъ»

Как удалось установить, надгробные плиты были демонтированы в послевоенный период с бывшего городского кладбища и использованы для ремонта тротуара улицы.
Место, где находилось старое кладбище, до сих пор не обозначено, хотя бы скромным памятным знаком. Мы - как дикари, не помнящие своих корней, позабыли историю родного города и так безжалостно и бездарно теряем последние следы былой старины. Мы столько лет разбрасывали камни. Так не настало ли время собирать их?

Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»