Ингербург
Андрей Спащанский
Научный сотрудник Гатчинского дворца-музея

Ингербургская «дача» Екатерины Нелидовой

Мы рассказали об Ингербурге, миниатюрной крепости, построенной в 1790-х годах на въезде в Гатчину. Внутри нее находились воинские казармы и дома приближенных великого князя Павла Петровича. Один из таких домов принадлежал фрейлине Нелидовой.
Екатерина Ивановна Нелидова
Екатерина Ивановна
Нелидова
Екатерина Ивановна Нелидова (1757 – 1839) была одной из первых выпускниц Смольного института, запечатленных Левицким в знаменитой живописной серии «Смолянок». Сразу после выпуска в 1776 году она была взята Екатериной II ко двору, и в следующем году стала фрейлиной Марии Федоровны, супруги великого князя. Хорошо известна история ее взаимоотношений с ним, породившая много несправедливых слухов, хотя, по словам самого великого князя, их соединяла только дружба «нежная и священная, но невинная и чистая». Знаком этой дружбы и стала Ингербургская «дача».

Место для дома Нелидовой выбрали на периферии крепости, на Вознесенской улице, рядом с предполагавшимися Вознесенскими воротами. Судя по великолепному аксонометрическому плану Ингербурга, хранящемуся в фондах Гатчинского дворца, изначально дом задумывался двухэтажным, с высокой крышей с переломом и мансардными окнами. Однако еще до начала работ количество этажей сократили до одного. Единственным украшением фасада стали рустованные лопатки, размещенные между оконными и дверными проемами. После того, как решили отказаться от вала и рва вокруг крепости, к дому присоединили небольшой вытянутый участок, на котором разбили маленький сад, а в глухой стене-ограде устроили проход и проложили дорогу в поле.

Строительные работы начались ранней весной 1794 года, и Нелидова сразу же сообщила своему приятелю Александру Куракину в его саратовское имение "Надеждино", где он тогда находился, что во владениях их "друга" (имелся в виду великий князь) у нее появилось собственное владение, и что для нее это частица благодеяний, которыми она осыпана и мечтает быть достойной их во всем. Строительные работы шли быстро, и в сентябре Куракин узнал от Нелидовой, что ее "дом уже под крышей и сад засажен", и расположен он таким образом, что его хозяйка кажется отделенной от всего мира, хотя рядом вокруг нее соседи. Она действительно могла чувствовать себя в уединении, потому что от "всего мира" ее отделяла глухая стена длинных трехэтажных казарм. Участки распределили заранее, и размеры их были настолько маленькими, что, по словам Нелидовой, легче их было поместить в какой-нибудь садовый павильон, чем наоборот, и, вообще, там ничего невозможно было изменить без того, чтобы не захватить чужой участок или не выйти за границы крепости.

Не смотря на это, в саду Нелидовой, устроенном в регулярном стиле, были и цветники со статуями, и пруд, и оранжерея. Аллеи, по сторонам которых установили деревянные трельяжи, подводили к небольшому садовому павильону. Рядом с домом возвели каретный сарай и конюшню на две лошади. Автором этих "затей" был, вероятно, Винченцо Бренна, хотя его имя ни в каких документах не встречается. Осуществляли же построение мастер Доменико Висконти и местные крестьяне, работавшие так же и в Гатчинском дворце и парке. Из всего, выполненного ими, хочется выделить украшения "дачи", такие, как пушки из пудостского камня, поставленные у въездных ворот, и декоративный портал - "маску", скрывший угол между оранжереей и глухой стеной.

Чертеж дома Нелидовой
Чертеж дома Нелидовой.
Реконструкция Николая Шабалина
Строительство дома завершилось в 1796 году, и тогда же была составлена его подробная опись. Она свидетельствует, что имевшиеся в доме гостиная, спальня, туалетная и кабинет, кроме передней и кухни, были убраны с дворцовой роскошью. В них находились китайский фарфор, картины, различные комоды с бронзой и живописными вставками, консоли с мраморными столешницами и прочее, доставленное по большей части из Каменноостровского дворца, или непосредственно от архитектора Бренны, занимавшегося перестройкой и убранством великокняжеских резиденций. Освещались помещения хрустальными люстрами и отапливались каминами. В мансарде устроили библиотеку, книги в которой разместили в девяти дубовых шкафах. Документы сохранили любопытную деталь: ширма в одну из комнат дома была выполнена из зеленой тафты, оставшейся от кровати Григория Орлова. Получив такой драгоценный подарок, Нелидова поделилась с Куракиным своей радостью: «Благодаря его (т.е. великого князя – авт.) отеческой заботе, я живу как на Востоке, думаю в раю. Вокруг себя я нашла слишком много красивого. Мои апартаменты меблированы. В них я обнаружила очаровательную библиотеку; все предлагается мне так деликатно, что я могу думать, будто все это упало ко мне с неба».

Став императором, Павел Петрович совершил несколько парадных выездов на «дачу» Нелидовой. Присутствовавший на одном из них польский король Станислав Понятовский записал в своем дневнике, что там «все миленькое, маленькое и чистенькое, как бывало в жилищах абесс во Франции. Подавали полдник из фруктов, чая и кофе; к саду прилегает возделанное поле со всеми видами злаков и овощей; поблизости находятся новые казармы и много домов придворных вельмож».

После смерти императора "дача" Нелидовой, почти не покидавшей Смольный монастырь, постепенно приходила в упадок, была вывезена ее обстановка, перестал существовать сад со всеми его затеями. В 1830 году, в ходе перестройки Ингербурга, дом был полностью отремонтирован. В нем заменили высокую крышу с переломом - теперь она стала обычной, крытой железом, сломали ветхие полы и потолки, сделали новые окна и двери. Старые камины, дававшие мало тепла, заменили большими печами, а вместо мраморных подоконников установили более простые. В таком виде дом сохранялся до середины 1870-х годов, когда на месте Ингербурга вырос новый военный городок. Приблизительный участок бывшей «дачи», находящийся за КПП на Рощинской улице, остался незастроенным.


© Автор А. Спащанский    © Художник Н. Шабалин
© Гуманитарный портал «Гатчина»
Вебмастер Г. Пунтусова
Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»