«Пристанище благородным девицам»

Училище ордена св. Екатерины в Санкт-Петербурге. Фотография из Государственного архива кинофотофонодокументов Узнаете ли вы в этой загроможденной баржами, деревянными причалами и дровами речке нашу Фонтанку? Так она выглядела в начале девятисотых годов, когда делался этот снимок.

Да, совсем не в столичный пейзаж был вписан известный далеко за пределами Петербурга Екатерининский институт, или иначе — Училище ордена св. Екатерины. ...Что касается самого ордена, то он был учрежден в день именин Екатерины Первой — 24 ноября 1714 года (все даты даются по ст. стилю). Награждались им дамы, при этом обязанностью их становилось «трудиться, сколько возможно, о привра-щении нескольких неверных к вере нашей благочестивой».

Позже Павел I несколько изменил задачу, вверив в попечение кавалерственных дам (и дама может быть кавалером, если пожалована орденом!) «пристанище благородным девицам, без родни, имения и призрения, нередко в жертву порокам остающимся». Эту идею подсказал ему канцлер российских орденов князь Александр Куракин, предложивший, чтобы носительницы ордена св. Екатерины отчисляли на «пристанище» ежегодную сумму. Кавалерственные дамы откликнулись, и 25 мая 1798 года в столице был открыт Екатерининский институт.

Сады Екатерининского института и Мариинской больницы на плане  Санкт-Петербурга. 1828 год. (увеличить, 79 кб) Место на Фонтанке даровал ему уже Александр I. Поначалу помещением служил старый одноэтажный дом, так называемый Итальянский дворец, но в 1804 - 1807 годах Кваренги выстроил взамен его знакомое нам здание — теперь здесь филиал Публички...

В 1898 году, в 100-летний юбилей института, вышло в свет немало воспоминаний, посвященных ему бывшими воспитанницами. Одну из таких книжечек я прочитала. Написана она Анной Стерлиговой, дочерью разорившегося поручика Дубровина. Ей было 12 лет, когда ее, сироту, приняли в институт «пансионеркой государя императора».

Для начала новенькую коротко остригли, «бельевая дама» сняла мерку на платья и фартуки и дала кипу белья, велев пометить его номером 73. Через несколько дней на девочку надели зеленое камлотовое платье с белыми рукавчиками, пелериною и фартуком из полотна (потом, как и все ее товарки, она «гладила» их, положив на ночь между тюфячками). И потекла размеренная по минутам институтская жизнь. Подъем в шесть утра. «Прическа, и чистота ногтей, и чистота передника и платья, и даже завязывание бантика на переднике не ускользали от внимания классной дамы». Уроки.
«Мартышка», «Божество во фраке», «Колбасник» — прозвища учителей.
«Maman» — начальница института.
Пепиньерки — помощницы классных дам.
Мовешки — отстающие ученицы.
Метрессы — отличницы, натаскивающие их.

Черный хлеб и квас на полдник для казеннокоштных, и чай с сухарями — тем, чьи родители за учение вносили плату. Организованное хождение в гости к «смолянкам» и «патриоткам» — в Смольный и Патриотический институты. Танцы «ma chere» с «та chere», шерочка с машерочкой... В «Историческом очерке», изданном в 1902 году, честно признавалось, что образование институток было скорее «изящным», чем «глубоким». То было кредо изначальное: «надо остерегаться, чтобы не дать им новых потребностей, не дать знаний, которые могут обратиться в тягость их родителям, когда они возвратятся домой».

Потому и учителя тут оказывались в большинстве своем случайными и часто сменяемыми. Правда, в их списке в разные времена попадаются имена и известные: композиторы М. И. Глинка и К. Кавос,критик и поэт П. А. Плетнев, балетмейстер Дидло, географ и историк К. И. Арсеньев... В то же время какой-нибудь студент мог обучать девиц сразу и грамматике, и географии, и арифметике.

Начало нового века принесло не много изменений в уклад жизни воспитанниц Екатерининского института. Я посмотрела, например, правила приема и программы экзаменов, опубликованные в 1910 году. Как и во времена, когда здесь училась Стерлигова, существовали вакансии бесплатные и пансионерные. Пансион могли оплачивать сами родители или состоятельные покровители. Самые младшие классы были 7-й и 6-й, куда принимали в возрасте от 10 до 13 лет. Выпускным был 1-й класс. Для поступления в младший класс требовалось знание «необходимейших молитв» — «Отче наш», «Богородица Дево» и пр., умение читать и списывать с книги на русском и французском языках, складывать и вычитать в пределах ста.

Старшие учили историю по Иловайскому — высмеянному знаменитыми сатириконцами Тэффи, Аверченко и другими. Изучали курс математики бессмертного Киселева — я знаю, хорошие учителя до сих пор берегут его задачники...

Первая покровительница института, императрица Мария Федоровна, жена Павла I, считала, что из воспитанниц должно готовить «добрых и полезных матерей семейств». (Потом, правда, институт стал давать желающим и профессию — гувернанток и домашних учительниц.)

Матерей семейств из Екатерининского института вышла целая армия. История же сохранит, наверное, фамилии только двух его выпускниц: Александры Осиповны Смирновой-Россет, знаменитой современницы Пушкина, и Софии Владимировны Паниной, основательницы известного в Петербурге и в России Народного дома.

Наталия Гречук,
«Санкт-Петербургские ведомости»

Статья А. Спащанского «Итальянский сад»
Статья А. Иванова из «СПб. ведомостей»
Статья Н. Гречук из «СПб. ведомостей»

Оглавление раздела «Петербургские прогулки»
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»