М.М. Сафонов
"Наши руки обагрились кровью не из корысти..."
(В.М. Яшвиль - участник дворцового переворота 11 марта 1801года)

Грузинский князь Яшвиль

В ночь с 11 на 12 марта 1801 года придворный живописец, Яков Меттенлейтер, хранитель гатчинской картинной галереи постарел на десять лет. Под утро к его дому в Гатчине прискакал курьер, разбудил его, едва дал времени кое-как одеться, велел захватить краски и кисти, посадил в свой экипаж, увез в Петербург. Меттенлейтер вернулся на следующий день совершенно больной и расстроенный и рассказал, что его призывали только для того, чтобы загладить следы предсмертной агонии почившего Павла I.

Но загладить следы „предсмертной агонии" Меттенлейтеру не удалось. Много позже Н.И. Греч вспомнил, как ходил прощаться с телом сраженного "апоплексическим ударом" императора. „Едва войдешь в дверь, указывали на другую с увещеванием: извольте проходить. Я раз десять от нечего делать ходил в Михайловский замок и мог видеть только подошвы ботфортов императора и поля широкой шляпы, надвинутой на лоб".

Пятьдесят лет спустя, в 1852 г. в Гатчине открыли памятник Павлу I.. Во время торжественной церемонии император Николай I расплакался, но слезы катились не от умиления. Как свидетельствовал очевидец, «покровы сняли, но веревка осталась на шее статуи и державный сын, увидя это, заплакал. Всех поразила эта случайность", в которой невозможно было не увидеть некого символического смысла. Всю свою жизнь Николай Павлович с почти фанатическим упорством уничтожал любые документы, которые могли пролить хоть какой-то свет на обстоятельства смерти его отца.

Но, как говорится, истина сильнее царя!

Еще пол века спустя известный книгоиздатель А.В. Суворин выпустил сборник документов "Цареубийство 11 марта 1801 года. Записки участников и современников". Впервые в России была обнародована подборка материалов, содержавших подробнейшее описание убийства императора Павла, а убийцы царя были названы по именам. Более того, впервые в печати описание трупа Павла, скончавшегося, как утверждал манифест, возвестивший о его смерти от апоплексического удара.

"На теле были многие следы насилия. Широкая полоса кругом шеи, сильный подтек на виске (от удара...нанесенного посредством удара пистолета), красное пятно на боку, но ни одной раны острым орудием, два красных шрама на обеих ляжках; на коленах и далеко около них значительные повреждения, которые доказывают, что его заставили стать на колени, чтобы легче было задушить. Кроме того, все тело вообще было покрыто небольшими подтеками; они, вероятно, произошли от ударов, нанесенных уже после смерти".

Это описание было сделано немецким драматургом Августом Коцебу со слов лейб-медика Гриве. Осенью 1872 г. новороссийский генерал-губернатор Н.Е. Коцебу поднес в Ливадии императору Александру II записку об убийстве Павла I. Автром записки был его отец Август Коцебу, надворный советник, состоявший в 1801 г. при театральной дирекции. Император передал записку князю А.Б. Лобанову Ростовскому. Дипломат-историк перевел немецкую рукопись на русский язык и подготовил к печати. Он написал предисловие, снабдил рукопись подстрочечными примечаниями, а в конце текста поместил "Дополнительные примечания", имевшие характер развернутых комментариев. В своей записке А. Коцебу поместил список главнейших заговорщиков В этом списке были и такие слова: "Между прочем грузинский князь Яшвиль" О каком грузинском князе Яшвиле идет речь? А.Б Лобанов-Ростовский так прокомментировал это место: «Князь Владимир Михайлович Яшвиль, из капитанов гвардии артиллерийского батальона произведенный 5 мая 1800 г. в полковники с определением в конный батальон Богданова 2-го (20 марта 1801 г., по смерти Павла, переведен в л.-гв. артиллерийский батальон); у него был старший брат, князь Лев Михайлович Яшвиль, из полковников 6-го артиллерийского полка произведенный 13 ноября 1800 г. в генерал-майоры с назначением цейхмейстером флота, генерал-от-артиллерии 1 января 1819 года».

Аналогичные сведения встречаются и в биографической литературе. Н.Я. Эйдельман, автор наиболее обстоятельного исследования о перевороте 11 марта 1801 г., называет убийцу Павла I «полковником Яшвилем» В именном указателе обозначены инициалы этого человека - «В. М.», что означает: «Владимир Михайлович Яшвиль». Очевидно, Н.Я. Эйдельман почерпнул эти сведения из комментариев А. Б. Лобанова-Ростовского к записке А. Коцебу. Полковником гвардейской артиллерии именует Яшвиля и О. Гвинчидзе, автор монографии о братьях Грузиновых. Очевидно, источник этих сведений тот же: - "Дополнительные примечания" к записке А. Коцебу. Однако А.Б. Лобанов-Ростовский не указал источника своих сведений.

Между тем различные источники содержат противоречивые биографические сведения о грузинском участнике антипавловского заговора Немецкий поэт Вольфганг Гете, в своей записке "Дворцовая революция против императора Павла" определяет личность этого заговорщика так: "Артиллерист князь Яшвиль грузин". Декабрист М.А. Фонвизин указывает: "...артиллеристы: полковник князь Яшвиль..."

Сенатор А.Н. Вельяминов-Зернов свидетельствует: "Начальник конно-гвардейской артиллерии полковник князь Яшвиль". Л.Л. Бенигсен, возглавлявший отряд заговорщиков, проникший в опочивальню царя, называет "подполковника Яшвиля, брата артиллерийского генерала".

Племянник Бенигсена Эрнст фон Ведель пишет: "Князь Яшвиль (брат которого впоследствии был генералом). "К.И. Остен-Сакен, воспитатель великого князя Константина зафиксировал: "Полковник артиллерии князь Яшвиль". Наконец, в анонимной французской рукописи "К истории заговора против Павла I и воцарения Александра I", опубликованной немецким писателем Генрихом Цшокке, автором которой был все тот же Л.Л. Бенгсен указывается: "генерал-майор Яшвиль, уже некоторое время находящийся в отставке".

Обратимся к подлинным приказам Павла I, отданным по армии. Из этих документов явствует, что незадолго перед переворотом карьера братьев Яшвилей складывалась так. Старший брат Владимир, полковник артиллерийского Булыгина батальона 11 января 1800 г. был назначен батальонным командиром. 20 апреля этого же года он получил должность командира артиллерийского Булыгина полка. 3 сентября 1800 г. это военное подразделение стало именоваться 6-м артиллерийским полком. 13 ноября 1800 г. артиллерийского полка полковник Яшвиль был произведен в генерал-майоры с назначением флота цейхмейстером. 16 марта 1801 г. флота цейхмейстер Яшвиль был переведен в л.-гв. артиллерийский батальон. Младший брат Лев Михайлович Яшвиль, капитан л.-гв. артиллерийского батальона, 5 мая 1800 г. был повышен до полковника и определен в конный Богданова 2-го артиллерийский батальона. 3 сентября 1800 г. это подразделение переименовали в 8-ой артиллерийский полк. Лев Яшвиль оставался в нем служить в чине полковника вплоть до дворцового переворота. 21 марта 1801 г. новый царь Александр I перевел полковника 8 артиллерийского полка Яшвиля в л.-гв. артиллерийский батальон, где уже пять дней служил его брат, генерал-майор Яшвиль. Таким образом в марте 1801 г. в л.-гв. артиллерийском батальоне служили два брата Яшвиля: старший, Владимир, генерал-майор и младший, Лев, полковник. Кто же из них оказался в числе заговорщиков?

Это хорошо видно из дальнейшей служебной карьеры братьев. Полковник Лев Яшвиль, по аттестации Пушкина «отъявленный игрок», сделал блестящую карьеру. В 1808 г. он был произведен в генерал-майоры, а в 1819 г. стал генералом от артиллерии, впоследствии возглавлял всю артиллерию 1-й армии.

По иному сложилась судьба старшего брата Владимира. 27 августа 1801 г., когда артиллерийские полки были разделены на батальоны, генерал-майора Яшвиля назначили шефом расположенного в Херсоне 5-го полка полевого батальона, который в этот же день стал называться 10 артиллерийским полком. 13 октября 1801 г. шефа 10 артиллерийского полка генерал-майор Яшвиль, по прошению был отставлен от службы, выслан из Петербурга, и его служебное поприще окончилось навсегда. Попробуем определить, какую роль играл генерал- майор В.М. Яшвиль в событиях 11 марта 1801 г. и почему его постигла такая судьба.