Граф и графиня дю Нор
Блистательный визит в Европу

Польша

В польских пределах, проследовав Жидовец, где ночевали в доме князя Любомирского, прибыли в Бердичев утром 17 октября. Владелица города, княгиня Элеонора Радзивилл, принимала в своем доме великого князя с августейшей супругой. Она рассказала о страшной эпидемии чумы, возникшей в городе 10 лет назад, которая унесла большую часть населения города. 18-го, проследовав очередные 80 верст, остановились в Мирополье, доме генерала Менчинского. На следующий день, покрыв расстояние в 110 верст, остановились на ночлег в Ляховцах, в доме княгини Яблоновской. И, наконец, еще через 60 верст прибыли в Вишневец, где решили несколько дней отдохнуть, погостив во дворце графа Мнишека.

Вишневецкий замок и дворец являлся собственностью графа Михаила Ежи Мнишека, известного политика, дипломата, историка и коллекционера. Он занимал пост первого министра Речи Посполитой и был родственником короля Станислава Августа Понятовского (1732-1798). Михаил Ежи владел Вишневцом с 1759 по 1806 год и за этот период приложил немало усилий, преображая дворцовый комплекс. Столь продолжительная задержка в пути объяснялась прежде всего тем, что сюда на встречу венценосной чете прибыл король польский собственной персоной в окружении знатных польских магнатов.

Польский король Станислав Август
Польский король Станислав Август
Король решил чествовать детей императрицы, посадившей его на трон, целым рядом торжеств. В свою очередь, великий князь и великая княгиня обходились с королем и польской знатью так, что вскружили им головы. На балу, устроенном в честь графа и графини Северных, поляки были восхищены молодыми русскими дамами - Марией Федоровной, госпожой Бенкендорф и фрейлинами Нелидовой и Борщовой. Польский офицер по фамилии Анджей Недзелевский пригласил Катю Нелидову на танец. Они танцевали паспье, старинный французский танец, близкий к менуэту, в котором Нелидовой не было равных. Офицер настолько был поражен грацией и плавностью движений Кати, что пригласил ее еще раз на веселый, жизнерадостный танец, который назывался ригодон. И здесь маленькая фрейлина пленила офицера и всех, кто за ними наблюдал, своей отточенной грацией в каждом движении, па или слегка уловимым движением головы. По окончании танца офицер спросил:

- Где Вы так научились танцевать?
- В Смольном.
- А что это такое?
- Это тоже самое, что Сен-Сир в Париже, только лучше.
- О.., догадался поляк, Вы имеете в виду пансион мадам де Ментенон?
- Именно его, но я Вам уже сказала, что наш лучше. Кстати, поручик, а ваша фамилия как-нибудь связана с Россией?
- Мне стыдно признаться, мадемуазель, но один из моих предков был хорунжим польской армии короля Сигизмунда III во время русской смуты и умер в Московском кремле в 1612 г. от голода. Это все, что я знаю.
- Простите, понимаю. Впрочем, возможно у нас общие корни.
- Что Вы имеете в виду?
- Да так, - Катя колебалась, - стоит ли продолжать разговор, раз он так неловко обернулся.
- И все же, мадемуазель, не терзайте меня недомолвками.
- Мой отец Иван Нелидов ведет свою родословную от поляка с Вашей фамилией.
- О, это очень интересно! Какое совпадение. Уж не судьба ли это?
- Думаю, что нет, простое совпадение...
В этот момент поручика запиской вызвали к полковнику, и он быстро покинул зал, не забыв сказать на прощанье:
- Прошу меня простить, мадемуазель, но если я что-нибудь узнаю, когда вернусь в Варшаву, я Вам напишу в Санкт-Петербург, если позволите...
- Исполняйте, свой долг, поручик. Забудьте об этом. Я желаю вам удачи!

Поручик испарился, но кавалеров в тот вечер было хоть отбавляй. Нелидова с Борщовой сбились с ног, танцуя то мюзет, то парно-групповой экосез, то котрданс, то парно- круговой лендлер, то гавот. Увы, вальс и польку русским фрейлинам потанцевать не пришлось, т.к. их еще не придумали.

Вишневец. Дворец графа Мнишека
Вишневец. Дворец графа Мнишека
В тот вечер король и окружавшие его польские паны остались весьма довольны тем, что августейшие путешественники отложили свой отъезд из Вишневца, назначенный на 23 октября, выразив желание отпраздновать вместе с королем день 24 октября - годовщину освобождения Станислава Августа из рук похитивших его конфедератов. Русский дипломат Отто Магнус фон Штакельберг доносил императрице, что польский король вернулся в Варшаву в таком радостном настроении, в каком он не был с момента первого раздела Польши. «Он совершенно убежден, - писал Штакельберг, - что для того, чтобы быть добрым патриотом, нужно быть добрым русским». Высоким путешественникам запомнилось и место, где они провели почти неделю Дело в том, что дворец, в котором они жили, представлял собой «малый Версаль» и гостям из России хотелось его внимательно осмотреть. На первом этаже дворца располагался зеркальный зал длиной 80 м - точная копия зеркального зала Версаля, парадный холл был украшен белой керамической плиткой с голубым рисунком. От дворца к реке спускались 3 каскада садов. В 1744 г. имение перешло к Мнишекам, родственникам Вишневецких. Они превратили дворец Вишневецких в первоклассную магнатскую резиденцию в стиле позднего рококо с прекрасной картинной галереей. Дворец считался самым роскошным на Волыни. Посетивший Вишневец в 1848 г. Оноре де Бальзак назовет его «малым Версалем».

25 октября путешественники прибыли в Броды, где ночевали в доме графа Потоцкого. Это были уже австрийские владения, где высоких гостей встречала свита императора Иосифа II. На следующий день прибыли в Олеско. Ужинали и ночевали в доме волынского воеводы графа Северина Жевуского и его супруги Анны и в монастыре капуцинов св. Антония, что напротив Олеского замка. Гости узнали, что раньше замок принадлежал семье Даниловичей, а первое письменное упоминание об этом замке датировалось 1327 годом. В польской истории Олеский замок известен тем, что там родился король Польши Ян III Собеский. Гостям поведали такое предание. В день рождения короля случилось очередное нападение татар, и шла гроза, когда повитуха положила новорожденного мальчика на мраморный стол, ударил гром и стол раскололся пополам. Тогда начали говорить, что это пророчество и что новорожденный мальчик станет необычным человеком. Так и случилось. Мальчик стал видным польским полководцем, королем и с 1674 г. великим князем литовским.

После бесчисленных нападений татар, здание Олеского замка оказалось под властью магнатов рода Даниловичей, где служил отец Богдана Хмельницкого. Глава этого рода взялся за реконструкцию замка и после её окончания сыграл там свадьбу своей дочери. В 1627 году замок был освобожден войсками Богдана Хмельницкого, а в 1682 году замок был выкуплен королём Яном III Собеским. Реставрацию замка и парковой зоны проводила его жена Мария, которая и стала наследницей замка после гибели Яна.
Посмотреть карту маршрута Киев-Броды-Тешин

Львов
Львов
Проехав 63 версты западнее Олеско, наши путешественники прибыли 27 октября во Львов, где оставались 2 дня. Здесь обе ночи они провели в трактире «Черный орел». 29-го прибыли в Кракович и остановились в доме графа Цитнера. 30-го под вечер прибыли в Ярослав, в Галиции, где остались на ночлег в доме народного училища. 31-го въехали в Сендишов, где расположились в доме графа Яна Красинского и в монастыре капуцинов. От Петербурга венценосную чету и свиту отделяло большое расстояние - 1279 верст. Но возвращаться никто не хотел. Путешествие становилось все более интересным и познавательным.

1-го ноября, преодолев очередные 56 верст прибыли в Тарнов. Здесь никого из знакомых не оказалось, поэтому Павел Петрович с Марией Федоровной заночевали в доме у почтмейстера, а свитские - у обывателей. На следующий день через 70 верст оказались в Величке. Здесь великий князь и великая княгиня посетили соляные копи, в то время известные на всю Европу, причем оба супруга спустились на самое дно нескольких шахт, которые затем описали в письме к Екатерине II. При этом проезжая Галицию, Павел Петрович с неудовольствием заметил, что эта страна, доставшаяся Австрии по первому разделу Польши, оказалась гораздо богаче Белоруссии, присоединенной по тому же договору к России. В Величке ужинали и ночевали в доме начальника соляных заводов и у обывателей. 3 ноября прибыли в Затор. Это была вотчина Ивана Петровича Дунина-Барковского, русского генерала украинского происхождения. Он был женат на Марии Дмитриевне Норовой, фрейлины Екатерины Великой. Выйдя замуж и сменив фамилию, Дунина была отставлена от фрейлинской должности, но познакомившись с великой княгиней еще в Петербурге, Мария Дмитриевна станет ей хорошей подругой и будет поддерживать с ней переписку в течение долгого времени, сопровождая своего мужа в военных походах. Овдовев, останется в родовом имении, но не в польском Заторе, а в селе Водолаги Харьковской губернии. Здесь кроме ее детей и внуков будут проживать племянницы, в том числе молодая вдова Елизавета Андреевна Бибикова (1788-1857), ставшая женой А.Х. Бенкендорфа, которому еще предстоит родиться во время знаменательного путешествия графа и графини Северных.

4-го днем прибыли в Вилич. Обедали и ужинали в доме князя Августа Казимира Сулковского. Здесь Катя Нелидова обратила внимание на восьмилетнего мальчика, игравшего в оловянные солдатики. Его звали Юзеф Сулковский и он приходился племянником князю Августу Казимиру. Мальчик оказался очень смышленый и прекрасно разбирался в военном деле в той мере, в какой позволяли его юные годы. Он разыгрывал баталии с участием артиллерии и кавалерии. Строил редуты, флеши и люнеты. Из зеленого исландского мха мастерил деревья и кусты, тем самым создавая естественный фон своей игрушечной битвы. Получалась небольшая диорама, подобно той, какую делала Катя, находясь во "втором" возрасте в Смольном, когда проектировала декорации для будущих спектаклей. Маленький Юзеф ей очень понравился и она спросила:

- Юзеф, сколько у тебя солдатиков в полку?
- В каком, пани, австрийском или французском?
- А разве есть разница?
- Конечно, в австрийском полку у меня 25 фигурок фузилеров, а во французском - 22.
- А сколько пушек полагается на один игрушечный полк?
- Не пушек, а орудий, пани!
- И сколько же орудий?
- По два на каждый полк.
- А конница у тебя есть?
- Не конница, а кавалерия, пани. Конечно, есть, но я ее еще не расставил...

Эту беседу нечаянно услышал Павел Петрович. Он подошел и сказал Нелидовой:
- Катя, не отвлекай маленького стратега. Ты видишь, он лучше тебя и меня разбирается в военном деле. Пойдем, поиграем в шахматы. Жена с Тилли ушла к дамам и утонула в разговорах о французской моде. Борщова - У Салтыковых. Я уже обыграл Лафермьера и Николаи. Теперь твоя очередь.
- Слушаюсь, ваше высочество.
- Пожалуйста, Катя, давай без экивоков.
- Хорошо, если вы мне приказываете...
- Я не приказываю, а прошу...

И они удалились в гостиную, где был сервирован чай, и где на изящном французском столике работы братьев Жакоб лежала шахматная доска с расставленными фигурами из слоновой кости.

- Вот наше поле битвы на сегодняшний вечер, Катерина, - сказал Павел Петрович, усаживаясь на канапе возле столика.
- У нас другие солдатики, чем у маленького Юзефа и в этом сражении нужна голова. Вы уже обыграли двоих. Следующей, значит, будет моя голова.
- Она слишком красива, чтобы...

Павел не договорил. В комнату вошли Лафермьер, Николаи и Вадковский. Но партию Нелидова все-таки начала. История Юзефа Сулковского заслуживает того, чтобы быть упомянутой. В 1777 году князь Август Сулковский, возвращаясь из Италии, остановился в Вене, и, «восхищённый красотой и обаянием» маленького Юзефа, дальнего своего племянника, забрал мальчика и его старшую сестру в Польшу, в свой майорат Рыдзыну. Образование получил в основанном князем пансионе. Вместе с Августом Сулковским с 1778 года Юзеф почти три года путешествовал по Европе. Во время длительной поездки князь Август позаботился о том, чтобы мальчик изучал европейские языки, латынь, геометрию, оптику и механику.

Летом 1783 года Сулковский привезет Юзефа в Россию. Мальчик будет представлен императрице, которая пожалует ему звание кандидата на офицерский чин в конном лейб-гвардии полку. Михаил Суходольц офицер полка Сулковских, стоявшего в Рыдзыне,так отзывался о Юзефе:

…Больше всего он любил рассуждать о военном деле, о фортециях, кем они были постороены, переделаны, взяты, о баталиях, как была которая выиграна, кто какую ошибку совершил и т. д. Как только выдавалась у него свободная минута от учения, так он описывал подвиги прославленных генералов - Тюренна, Вобана, Монтекукули…

В гвардейский полк Юзеф Сулковский не попадет - Петербург уведомит его опекуна, что производство откладывается «из-за имеющихся соревнователей из титулованных особ». Август Сулковский произведет кадета Юзефа в 1784 году в подхорунжии полка, который сам возглавлял.

Позднее он эмигрирует во Францию и станет адъютантом Наполеона. Юзеф погибнет 22 октября 1798 г. в Каире во время Египетской экспедиции Бонапарта.

В ходе восстания местного населения в Каире Юзеф Сулковский был послан Наполеоном на разведку. 22 октября 1798 года он возвращался вместе с отрядом из пятнадцати кавалеристов в штаб-квартиру Бонапарта. Польский биограф Мариан Брандыс написал по этому поводу: «на них напало все население предместья. Его конь оступился и упал. Сулковский, окруженный со всех сторон, был разорван на мелкие клочки».

Играя в шахматы с великим князем, Катя Нелидова думала о маленьком Юзофе, так поразившем ее своими познаниями. Тогда она и представить не могла, какая судьба ожидает этого мальчика.

5-го ноября 1781 г. кавалькада карет великокняжеской четы и ее свиты прибыла в Тешин. Это была уже Силезия. После Первой Силезской войны (1740-1748) большая часть Силезии отошла к Пруссии, Тешинское герцогство же осталось частью империи Габсбургов. Остановились на ночлег в доме у барона Скребенского.
Алексей Зотов


Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»