Граф и графиня дю Нор
Блистательный визит в Европу

Псков - Полоцк - Могилев

Псков встретил венценосную пару звоном всех колоколов. Древний русский город взирал на гостей с высоты бастионов своей крепости и с бесчисленных колоколен церквей.

Псков
Псков
Полоцк
Полоцк

Отслужив благодарственный молебен в Соборе Рождества Иоанна Предтечи, отправились на торжественный прием, устроенный в их честь городским головой, местным дворянством и купечеством. На следующий день посетили крепость, расположенную на реке Великой. Гуляли по крепостным валам и бастионам. Павел Петрович с интересом рассматривал редуты и задавал военному губернатору профессиональные вопросы по их возведению. Обедали в доме у градоначальника. Днем 24 сентября выехали по дороге на юг. 25-го проследовали Варсул, а 26-го Дубровку, преодолевая в среднем по 80-100 верст в день. По тем временам это много и довольно утомительно. 27 сентября прибыли в Полоцк - уездный город Белорусской губернии. Путешественников поразила первая, увиденная ими на своем пути в Европу католическая церковь святого Стефана иезуитского коллегиума. Эта новая церковь, строительство которой было завершено в 1745 г., выделялась на фоне православных храмов купольной двухбашенной базиликой, сравнительно скромного вида. Однако размеры сооружения (24 x 47 м в плане) и строгие пропорции придавали храму выразительность, устремленность ввысь, в голубое небо Полоцка. Увы, храм до наших дней не сохранился. На волне очередной борьбы с церквями он был взорван в январе 1964 г. На следующий день путешественники посетили Полоцкий женский монастырь. Они узнали, что Спасо-Евфросиниевский женский монастырь был основан около 1128 года. Его возникновение связано с именем белорусской подвижницы - святой преподобной Евфросинии. Первоначально на месте монастыря находилось архиерейское поместье с храмом-усыпальницей полоцких епископов и деревянным Спасским храмом. В середине XII века преподобной Евфросинией на месте деревянной церкви был воздвигнут каменный храм во имя Всемилостивого Спаса, сохранившийся до нашего времени. По просьбе преподобной в 1161 году был изготовлен Воздвизальный крест. Крест-ковчег содержал в себе множество православных святынь: частицу Древа Креста Господня, частицы камней Гроба Господня и Гроба Божией Матери, частицы мощей первомученика архидиакона Стефана и великомученика и целителя Пантелеимона.

Приложившись к святыням, высокие гости отправились обедать у местного православного архиерея. Ночевали в домах обывателей. Из Полоцка Павел искренне написал матери письмо, в котором правдиво описывал состояние дел в российских губерниях: «новое устройство губерний показалось мне лучше, чем прежде, но состояние церковных дел остается неудовлетворительным». На что получил из Петербурга следующий ответ: «посещение епархий показало вам детство вещей, но кто идет медленно, идет безопасно». Екатерина прекрасно понимала, что в церковных делах торопиться не следует, и резкие перемены могут только навредить.
Посмотреть карту маршрута Псков-Полоцк

Могилев
Могилев
29 сентября рано утром выехали из Полоцка по направлению на Могилев. Ночевали в Гнездиловичах. В Коханово Катя Нелидова обратила внимание Натальи Борщовой, князя Куракина и Федора Вадковского на то, что до ее родного села Климятина от этого населенного пункта было всего 90 верст пути на восток по московскому тракту, а до Смоленска и того меньше. К разговору присоединился и Павел Петрович. Он сказал: «Tвоя царица-водица подождет. Мы на пути в Европу». Под царицей-водицей он имел в виду речку Вопец, на которой стоял родной дом Кати, и о которой она часто рассказывала в узком кругу.

Путешественники прибыли в Могилев 2 октября 1781 г. Место это известное и примечательное. Здесь народ не забыл, как полтора года назад приветствовал императрицу Екатерину II и австрийского императора Иосифа II в своем городе, где произошла их встреча.

Иосиф II
Иосиф II
Иосиф II приехал в Могилев днем раньше императрицы. 24 мая 1780 г. состоялось их свидание. После обеда в присутствии множества гостей беседа двух монархов продолжалась наедине. Была выражена общая неприязнь к прусскому королю. Далее Екатерина как бы в шутку осведомилась, не собирается ли Иосиф II занять папскую область и завладеть Римом, на это император, тоже шутя, отвечал, что ей гораздо легче захватить «свой Рим», то есть Константинополь, но Екатерина заверила собеседника в желании сохранить мир. Пробные камни были брошены. Между Потемкиным и австрийским посланником в России графом Людвигом Кобенцелем начались переговоры о заключении австро-русского оборонительного союза. В это время года в Могилеве было очень душно. «Душно» было и на душе Екатерины II. И вот почему.

За несколько недель до этой знаменательной встречи русская императрица старалась создать у домашних и европейских корреспондентов впечатление, что она взволнована и даже смущена предстоящим свиданием. Подобные известия, дойдя через третьи руки до августейшего гостя, путешествовавшего инкогнито под именем графа Фалькенштейна, должны были польстить ему. Из Полоцка императрица писала Павлу: «Вы угадали, что мне будет очень жарко; я в поту от одной только мысли о свидании». «Боже мой, не лучше ли было бы, если бы эти господа сидели дома, не заставляя других людей потеть страшно», - продолжала она те же рассуждения в письме барону Гримму. Впрочем, из-за духоты или по другим причинам встреча оказалась короткой, и переговоры продолжились в Царском Селе. «Однажды она мне сказала, - писал Иосиф II матери о беседе с Екатериной, - что если бы даже завладела Константинополем, то не оставила бы за собою этого города и распорядилась бы им иначе. Все это меня приводит к мысли, что она мечтает о разделе империи и хочет дать внуку своему, Константину, империю востока, разумеется, после завоевания ее».

Вскоре стороны согласились гарантировать друг другу не только существующие владения, но и те завоевания, которые каждая из них может сделать в дальнейшем. 8 июля 1780 г. Иосиф II покинул Петербург. «Граф Фалькенштейн нанес страшный удар влиянию прусского короля, такой удар, что, как я полагаю, это влияние никогда более не возобновится», - доносил по случаю его отъезда английский посол в Санкт-Петербурге Джеймс Гаррис.

Таким образом, несмотря на душную погоду, встреча в Могилеве заложила прочную основу отношений между Россией и Австрией.
Посмотреть карту маршрута Полоцк-Могилев

Вел. князь Павел Петрович
Вел. князь Павел Петрович
Теперь же в Могилеве находился сын великой Екатерины и тоже под вымышленным именем. Правда никаких переговоров он не вел и это ему очень не нравилось. Павел уже 27 лет ждал трона и не был допущен к большой политике матери. В Могилеве он не знал, что ждать трона ему придется еще долгих 15 лет, убивая время в Гатчине, играя в шахматы с Нелидовой или бегая по 100 кругов за Лафермьером вокруг стола, где лежали разбросанные им семена.

Пробыв три дня в Могилеве, великокняжеская чета выехала в Пропойск, где ночевала в небольшом замке, в миниатюре напоминавшем Гатчинский дворец, правда окруженном мощными оборонительными валами. Крепость понравилась Павлу, хотя и была в ветхом состоянии.

После присоединения Восточной Беларуси к России Екатерина II подарила Пропойск князю А.М. Голицыну. В 1775 году наместник староства И. Ридевский впервые приехал в Пропойск. Здесь он увидел бедное местечко с разоренным хозяйством. В своем первом письме в Москву он так описывает панские хоромы: «Длиною тот замок с обеих сторон по сорок две сажени... В том местечке хоромы на подклетах, сверху шесть покоев жилых, в них печи муравленые зеленые, внизу - три житницы хлебные, ледник; как видно по надписи в них, строенные в 1726 году, другие поземные ветхие, в которых живет эконом Пашковский; в них жилых шесть покоев и между ними сени, в сенях очаг кирпичный теплый; конюшни на девять стойл, ворота проезжие в замок чрез ров мостом рубленые, а наверху рубленый чердак с переходами». В панской усадьбе находились небольшие запасы ржи, хозяйственный инвентарь, 22 головы крупного рогатого скота и 7 свиней. Это было все. Обыватели Пропойска, по словам наместника, находились «в худом состоянии, бесхлебные и безлошадные». Главное богатство этой местности составляли большие лесные массивы с ценными породами деревьев.

Замок, описанный наместником, был главной достопримечательностью Пропойска. Он стоял на высоком берегу реки Сож почти на самом обрыве. Готовясь к встрече Екатерины II, направлявшейся в январе 1787 г. в Крым, А.М. Голицын срочно построит двухэтажный деревянный дворец, в котором будет принимать и угощать императрицу и ее свиту.

Замок был настоящим и нисколько не напоминал знаменитые «потемкинские деревни», которые императрице предстояло созерцать из окна своей кареты на пути в Тавриду. Об этом здании и его окрестностях Голицын писал: «Дом в Пропойске, хотя и просто построен, но покоен и убран пристойным образом. Он лежит на горе и на месте весьма красивом и видном; под горою и под самым домом соединились две большие реки, на другой стороне которых находится пространный луг, обшитый дубовым лесом. Сию вотчину... имею я от щедрот ее императорского величества, а ежели оная не была бы в 600 верстах от Москвы, то б не можно для меня иметь приятнейшего пребывания, как в оной».

Императрица Екатерина II посещала Могилевскую губернию два раза: в мае - июне 1780 года, проехав из Витебской губернии через Сенно, Шклов в Могилев и отсюда вновь через Шклов, Горки, Ляды в Смоленскую губернию, и вторично - в январе 1787 года, проездом в Крым, через Мстиславль, Кричев, Чериков, Пропойск, Чечерск, Гомель.

О пребывании Екатерины II в Пропойске можно было узнать из надписи на медной доске, сделанной вскоре после проезда императрицы. Доска эта первоначально была прикреплена к липе, на которой императрица вырезала дату своего пребывания, а впоследствии хранилась в доме А. Голицына. В советское время до Великой Отечественной войны она находилась в Государственном историческом музее в Минске. В годы войны вместе с другими «трофеями» была вывезена в Германию. После окончания войны доска вновь возвратилась в Минск и сейчас хранится в фондах Национального музея Беларуси. Текст надписи гласил: «Императрица Екатерина II во время достопамятного путешествия в Тавриду, изволила посетить обер Камергера Князя Голицина, в Пропойске. Князь Голицин в ожидании Высокой путешественницы, выстроил на самом берегу Сожа, против устья Прони, замок, обнесенный палисадом, где 20-го января 1787 года, угощал Государыню обеденным столом. При этом случае находились... (далее следует список из 30 придворных камергеров, фрейлин и министров, присутствовавших на обеде).

Весь цуг или каретный поезд состоял из 14 больших экипажей и 126 малых крытых саней. При отъезде императрица изволила сказать: «Если б теперь была весна, я посадила б здесь молодое дерево на память Хозяину. Но при 8 градусном морозе, Я вырежу на этой липе только день Моего пребывания». В народе память о великой императрице жива до сего дня. Ее именем названы большинство старинных дорог и посадок вдоль них, а также некоторые урочища, озера, отдельные деревья и др.

В конце XVIII века, после проведенной А. Голицыным планировки на замчище, исчезли оборонительные валы и остатки древнего замка. После Октябрьской революции 1917 года в бывшем помещичьем доме на Замковой горе располагалась коммуна, а в 1930-х годах из-за обветшалости дом был снесен.

Пропойск
Пропойск
Хорошую память о себе оставил князь А. Голицын, построив в Пропойске новую церковь с отдельно стоящей колокольней. Ее возведение началось весной 1791 года и шло довольно быстро. Уже через год князь писал: «Пропойская церковь, будучи выкладена теперь почти до большого карниза, требует совершенно бдительного смотрения в ее достройке... и хотя со стороны оврага забиты сваи, однако же совсем на оное положиться невозможно».

Князь внимательно следил за ходом строительства, давал конкретные и полезные советы. Строительство церкви, которое велось под руководством муляра Луки Иванова», закончилось в 1793 году. В этой церкви, получившей название во имя Рождества Пресвятой Богородицы, был очень красивый иконостас, привлекала взор роспись стен, которая частично сохранилась до наших дней. Как и мечтал Голицын, церковь, что стоит на самой высокой точке города и поднимается в высоту более чем на 30 м, уже больше двух столетий является надежным духовным пристанищем горожан и жителей окрестных сел. Еще в 1970-х годах возле храма можно было видеть надгробия семейных захоронений Голицыных.

Наши путешественники пока обо всем этом не знали, но полагаем, что прием, оказанный им князем Голициным, был не менее пышным, чем прием Северной Семирамиды.
Алексей Зотов


Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»