Карта Джерси Меркатора
Карта о. Джерси Меркатора
Британцы, как уже отмечалось, опасались высаживать русских непосредственно в Англии и для зимовки, как уже отмечалось, назначили острова Джерси и Гернси. Д. Милютин в своей книге История войны 1799 г. пишет: «…эти острова были недоступны для больших кораблей, а малых транспортных судов не хватало, да и поместиться на островах было негде: только по прибытии полка к великобританской территории начали строить казармы».

Очевидец событий вспоминал:
«…поневоле пришлось запереть полк в кораблях на 6 недель. Эскадра наша, в течение этого времени, находилась в виду Портсмута. Положение нашей пехоты было в высшей степени безотрадно: и солдаты и офицеры много терпели от тесноты и недостатка необходимых вещей и провианта, которого англичане не выдавали согласно морскому положению, а только - в уменьшенном размере; на некоторых кораблях солдатам отпускали всего-на-всего 4 фунта белых сухарей в день. Само собою разумеется, что в половине декабря число больных в полку увеличилось, Когда начиналась высадка на Джерси, больных уже было 324 человека. А для освежения на твердую землю солдат ни под каким предлогом не спускали, боясь столкновения с англичанами, даже офицерам строго было запрещено ездить на берег без разрешения корпусного командира. В это время Эссен, по недоразумению с нашим английским послом, графом Воронцовым, был отозван в Россию, и Воронцов занял его место».

Только с конца 1799 г. русских постепенно начали перевозить для зимовки на неприспособленные для этого острова. Британская газета The London Packet от 1 января 1800 г. сообщала о том, что: «несколько мелких судов под конвоем вышли утром из Портсмута с русскими войсками по направлению к островам Джерси и Гернси.»

Граф де Виомениль
Граф де Виомениль
Гренадеры Эмме расположились в г. Сент-Эмьере, на острове Джерси, во временных бараках, где и пробыли до середины 1800 года. Полком в то время командовал подполковник Цвиленев, а шеф полка, генерал Эмме, был начальником русского госпиталя, расположенного в Ярмуте, Англия.

Кстати история со строительством бараков для русских заслуживает упоминания. Дело в том, что к моменту прибытия наших солдат на острова многие казармы не были построены. Английская The Mirror of The Times от 2 ноября 1799 г. еще только сообщала «о наборе 500 плотников и мастеровых для строительства временного жилья для русских на островах». Первые бараки, построенные на скорую руку, стали появляться здесь лишь в декабре.

Прибытие первых российских войск на о. Джерси вызвало у англичан смешанные чувства. Вот что писала по этому поводу лондонская газета The Times от 10 декабря 1799 г.:

«Частное письмо из Джерси от 5 декабря с.г. сообщает: …
на прошлой неделе на этом острове высадились 750 русских солдат, а вчера прибыли еще 1700. В основном это крепкие мужчины, бледного цвета лица и с маленькими глазками. Хотя большинство из них имеют много долларов (в то время долларами анличане называли любую серебряную монету, например талер, созвучный доллару - А.З.), они покупают дешевые и грубые продукты питания, которым, похоже, отдают предпочтение. Сельдь, сардины, соленую треску, лосось они поедают сырыми и с величайшей жадностью. Мыло является одним из их лакомств, они не отказываются и от свечей; бренди же пьют обильными глотками. Судя по тому короткому времени, что они находятся среди нас, русские соблюдают строгую дисциплину, и не выходят за рамки дозволенного. Никого из них не видно на улицах после заката.

Трубач и унтер-офицер Кавалергардского корпуса. 1799
Трубач и унтер-офицер Кавалергардского корпуса
Субординация доведена до высшей степени и никто из солдат не смеет просить офицера о чем-либо, не встав на одно колено даже у всех на виду посреди улицы. Из русской кавалерии у нас расквартирована одна казачья сотня. Казаки все высокие, статные, грозные мужчины, вооружены длинными пиками, на ногах - высокие сапоги. Они носят длинные свободные синие накидки и синие шаровары. Рубаха подпоясана кожанным ремнем, на котором висит широкая сабля, и два пистолета - за поясом. Лошади у них небольшие и выглядят измученными, вероятно из-за долгого морского путешествия.

Местные жители вначале испугались такому наплыву невиданных доселе иностранцев, но дружелюбность последних вскоре рассеяли неприятные впечатления».

Если это не преувеличение, то, наверное, все так и было. Однако утверждение о том, что русские употребляли в пищу мыло и свечи, наводит на некоторые размышления....

Британская газета The Oracle от 2 ноября 1799 г. сообщала, что на островах Джерси и Гернси имеется 10 английских пехотных батальонов (около 8 000 чел. по штату военного времени - А.З.) и 25 вспомогательных рот милиции. Русских же на Джерси было около 6 000, а на Гернси - 5 500.

Донесение полковника Дурново от 29 декабря 1799 г. гласило: «Казармы, в которых помещался полк, были выстроены чрезвычайно небрежно: они были сыры, текли от дождя, сквозной ветер гулял по ним совершенно …скамеек вовсе не было, так что приходилось садиться прямо на пол; огня раздуть тоже было нечем. Квартиры для офицеров были так плохи, что им приходилось жить вместе с денщиками, и по неимению кроватей спать на полу. Вдобавок все без исключения чины полка терпели крайнею нужду: они остались почти без белья и платья и носили совершенно обветшалую одежду, давно выслужившую законные сроки, выжидая новой, которую получить должны были еще за год до того».

Офицер лейб-гусар. 1799
Офицер лейб-гусар. 1799
Такое положение дел было вызвано неудовлетворительным снабжением всех войск на островных территориях из-за чрезмерно удлиненной коммуникационной линии и доставкой всего необходимого на судах малого тоннажа. Из донесения графа С.Р. Воронцова от 14 марта 1800 г. следует: «…три купеческие корабля, отправленные из Петербурга с комиссариатскими вещами, были долго задержаны в море, а один из них совсем погиб; остальные два пришли, наконец, в Ярмут, откуда вещи были перевезены сухим путем в Портсмут, а потом отправлены на о. Джерси. Но тут - новая беда: вещи оказались на половину подмоченными и негодными».

Генерал Капцевич, сетуя, что Павловский гренадерский полк на всю зиму остался без одежды и обуви, позднее напишет: «Солдаты носили изодранное белье и сирые шерстяные чулки с множеством дыр и заплат. В таком же состоянии была и одежда. И это происходило в стране, которая страдала от недостатка сбыта продуктов, своей громадной мануфактурной промышленности».

В деньгах тоже был крайний недостаток: «штаб и обер-офицеры и нижние чины нуждаются весьма в деньгах», доносил Императору Павлу граф С.Р. Воронцов, «особливо офицеры, и нужды их час от часу умножаются - и офицеры просят прислать оные в золоте или серебре, так как ассигнации в здешней стране цену не имеют». Пища тоже была плохой: «…солдат кормили свиным соленым мясом, да и офицеры принуждены были питаться тем же». Утвержденная графом С.Р. Воронцовым раскладка на 6 человек показывает, что не особенно сытно жилось русским в то время в Англии.

Так, в воскресенье полагалось 9 фунтов хлеба, 2 штуки свинины, каждая по 2 фунта и 1 кварта гороху (т.е. 675 г. хлеба, 150 г. свинины, 189 г. гороха на 1 чел. в день - А.З.).
Понедельник: 9 фунтов хлеба, 1/2 фунта масла, фунт сыру, 4 полукружки толокна (675 г. хлеба, 38 г. масла, 75 г. сыра, 570 г. овсянки на 1 чел.).
Вторник: 9 фунтов хлеба, 2 штуки мяса, каждая в 4 фунта (т.е. 675 г. хлеба, 150 г. мяса на 1 чел.).
Среда: 9 фунтов хлеба, 1/2 фунта масла, 1 фунт сыру, 4 полукружки толокна, 1 кварта гороху (т.е. 675 г. хлеба, 38 г. масла, 75 г. сыра, 570 г. овсянки на 1 чел.).
Четверг: 9 фунтов хлеба, 2 штуки свинины, каждая в 2 фунта и 1 кварта гороху.
Пятница: 9 фунтов хлеба, 1/2 фунта масла, 1 фунт сыру, 4 полукружки толокна и 1 кварта гороху.
Суббота: 9 фунтов хлеба, 2 штуки мяса каждая 4 фунта
Вот так «заботились» англичане о своих русских союзниках, которых в душе считали наемниками. А. Зотов


Интернет-журнал Гатчина сквозь столетия