Острова Джерси и Гернси на карте
Острова Джерси и Гернси на карте
Российская историческая наука посвятила многочисленные и серьезные исследования знаменитым походам Суворова 1799 г., но почему-то оставила в тени секретную экспедицию в Голландию в том же году, а финальная часть этой военной хитрости Павла I до сих пор покрыта вуалью таинственности и малоизвестна российскому читателю.

Дело в том, что Итальянский и Швейцарский походы нашего самого почитаемого генералиссимуса были как всегда победоносны и славны, а кампания в Голландии провалилась; посему о ней старались много не писать.

Наиболее полным и достоверным российским историческим исследованием по данной теме является, пожалуй, книга Д. Милютина «История войны 1799 г.» Однако и здесь вы не найдете почти ничего о многомесячном пребывании гатчинских гренадер на Британских островах…, но не на тех, о которых вы подумали.

Речь пойдет о двух маленьких Нормандских островах, расположенных в проливе Ла Манш, в непосредственной близости от берегов Франции и находящихся под британским протекторатом. Это острова - Джерси и Гернси. Именно здесь 212 лет тому назад были расквартированы остатки русского экспедиционного корпуса после неудачной кампании в Голландии осенью 1799 г.

А.В.суворов
А.В.суворов
Фрагмент знамени армии принца Конде, французского эмигранта, сражавшегося на стороне коалиции. Вышито воспитанницами Смольного института благородных девиц по просьбе Павла Петровича
Фрагмент знамени армии принца Конде,
французского эмигранта, сражавшегося на
стороне коалиции. Вышито воспитанницами
Смольного института благородных девиц
по просьбе Павла Петровича
Дело было так.
В конце 1798 года была создана вторая антифранцузская коалиция в составе Англии, Австрии, России, Неаполитанского королевства и Оттоманской Порты. Новый альянс серьезно угрожал безопасности молодой французской республики.

Летом 1799 года в военных планах союзников заметное место занимал проект совместной англо-русской экспедиции в Нидерланды под общим командованием герцога Йоркского. По замыслу лондонских стратегов, англо-русский корпус в Голландии должен был играть роль вспомогательной силы по отношению к русским войскам, которые, освободив Швейцарию от французов, через Франш-Конте направили бы главный удар на Париж. Таким образом, Франция оказалась бы в кольце: с севера наступал англо-русский корпус, с востока шел Суворов; на западе - восставшая Вандея; на юге - Пиренеи и ненадежная Испания. А спасителя отечества - генерала Бонапарта - во Франции нет. Он с армией в Египте. Положение дел могло стать критическим.

Действительно, первые успехи Суворова не на шутку встревожили французов. Альберт Вандаль писал по этому поводу: «Наши пограничные департаменты чувствовали опасность. Эльзас, Дофинэ, Прованс начинали бояться. Суворов и русские страшно действовали на народное воображение; их представляли себе гигантами-варварами, непобедимыми, неотразимыми, великим резервом юга, обрушившимся на Францию…в Марселе женщины ввели в моду уборы «а ля Суворов», ленты и шляпки «а ля Шарлот», в честь эрцгерцога Карла (австрийский главнокомандующий - А.З.); в совете пятисот один оратор с трибуны обличал марсельцев, которые обучались русскому языку, чтобы удобнее беседовать со своими избавителями».

Так выглядел Ревель через 90 лет после описываемых событий. Литография 1890 г.
Так выглядел Ревель через 90 лет после
описываемых событий. Литография 1890 г.
Таллинн
Таллинн, современное фото

В июне 1799 г. между Англией и Россией была подписана конвенция, которая была целиком посвящена совместной экспедиции в Голландию. Она определила силы русской части экспедиционного корпуса в 17 593 человека, английской - в 8 000 -13 000. Общую численность позднее предполагалось довести до 30 000. Командующим русским экспедиционным корпусом был назначен генерал-лейтенант Иван Иванович Герман, из лифляндских дворян и военачальник весьма посредственный. Герман никогда не находился на каком-либо ответственном посту, к тому же был для солдат человеком новым. Адмирал П.В. Чичагов (позднее «прославившийся» под Березиной в 1812 г.), писал о Германе так: «Это был немец по выбору императора и солдатам неизвестный».

Адмирал П.В.Чичагов
Адмирал П.В.Чичагов
Вице-президент Военной коллегии И.Б. Ламб
Вице-президент Военной коллегии И.Б.Ламб
Хотя соглашение о совместной экспедиции в Голландию было достигнуто только 11 июня 1799 года, подготовка к ней началась задолго до этой даты и растянулась до начала августа. Приготовления шли трудно, начальствующие лица с энергией, достойной лучшего применения, пытались переложить на другие ведомства обременительные заботы по экипировке и снабжению войск продовольствием. Павел I, со свойственной ему подозрительностью, тщательно скрывал сроки сбора и отправки русского корпуса из Ревеля. О них не знал ни государственный казначей барон А.И. Васильев, ни даже вице-президент Военной коллегии И.Б. Ламб.

За время подготовки экспедиционного корпуса трижды менялось место его дислокации.

Еще 16-го марта 1799 г. лейб-гвардии Павловский гренадерский или по новому уставу - гренадерский Эмме полк (по имени полковника Эмме) выступил из Гатчины, 21 апреля прибыл в Ригу. 20-го июля в Ревель. Во все это время полк был в непрерывном марше, располагаясь, согласно маршруту, по квартирам.

Корпусный командир, генерал Герман, осмотрев гренадер, так рапортовал Императору: «полк Эмме прибыл к Ревелю, весьма поспешно и я его на другой день прибыв, осмотрел, нашел людей здоровыми и почти неизнуренными, хорошо выученных и содержанных, всем удовольствованных и хозяйство хорошо устроенное. В полку на лицо состояло 5 штаб-офицеров, 40 обер-офицеров, 96 унтер-офицеров и 1375 нижних чинов»

Капитан Хоум Пофам
Капитан Хоум Пофам
Однако для вездесущих западных журналистов подготовка столь масштабной экспедиции не могла пройти незамеченной. В то время вести распространялись сравнительно медленно: из России в Европу от 3 - до 6 недель. Новости доставлялись морским или сухопутным путем, а иногда и воздушным (через почтовых голубей). Прибытие корабля или фельдъегеря с почтой всегда было ярким событием для жителей любого города. Особо интересным источником информации служили частные письма. Шпионские донесения, как правило, между строк содержали фразы, написанные невидимыми чернилами с применением лимонного сока. Однако эти документы были недоступны для широкой публики.

И, тем не менее, все тайное когда-нибудь становится явным.

Так, например, лондонская газета The Lloyd’s Evening Post уже 19 июля 1799 г. сообщала, что «численность русских войск, предназначенных для совместных с британскими частями действий в предстоящей экспедиции, превышает 16 000 чел. Британский морской офицер капитан Пофам прибыл в Санкт-Петербург для обсуждения порядка погрузки. Он был весьма радушно принят русским императором Павлом I, с которым имел честь дважды отобедать. В связи с тем, что не удалось найти достаточного количества морских транспортных средств для перевозки войск, Его императорское величество согласился выделить 13 военных кораблей для этой цели - случай невиданный доселе в русском военном ведомстве. 11 из означенных судов уже прибыли в Ревель, где весь день 28 июня шла погрузка».

А. Зотов


Интернет-журнал Гатчина сквозь столетия