Гатчинский парк

Дворцовый парк

Маршрут по Дворцовому парку весьма несложен: это прогулка вокруг Белого озера и по пересекающему озеро, так называемому, Длинному острому.

Направо от ворот Кухонного каре дворца начинается широкая аллея, ведущая к Лесной оранжерее. У самых стен каре - четырехугольная поляна с запущенными кустами сирени и калины; ее главным украшением служат огромные лиственницы, мягкая хвоя которых осенью принимает лимонно-желтую окраску. В густой траве поляны пестреют полевые цветы. Такие поляны и луга, подходящие к самым стенам дворца придают ему своеобразный вид английского замка, заброшенного в лесу. Приблизительно на полдороге между каре и Лесной оранжереей на возвышенной площадке, справа от дороги, стоит Турецкая беседка - овальный зеленый трельяж, увитый акациями. От беседки к озеру идет округлой формы наклонная поляна и просека (на одном старом плане это место названо Графином), в конце которой виден Длинный остров, а за ним Павильон Венеры на Острове Любви. На просеке, прорезающей высокие деревья Длинного острова, стояла мраморная ваза, разбитая в 1917 г. Турецкая беседка, ваза и Павильон Венеры стояли на одной линии.

Турецкая беседка в Гатчинском парке
Турецкая беседка
Турецкая беседка в Гатчинском парке
Турецкая беседка

На месте теперешней Турецкой беседки при Павле Петровиче стоял деревянный, раскрашенный яркими красками шатер, увенчанный флагштоком с русским морским флагом. Павел Петрович был генерал-адмиралом русского флота. Постройка была выполнена еще для Григория Орлова и служила летней столовой. В 1797 г. знаменитый декоратор Гонзаго расписал ее внутри. По-видимому шатер назывался «турецким». Это название перешло и к беседке, выстроенной на месте шатра в начале XIX в.

На поляне, по сторонам шатра, ближе к озеру, при Павле находились качели и различные игры. Дальше за Турецкой беседкой дорога к Лесной Оранжерее идет мимо каменной стены новых оранжерей, построенных на месте старых павловских при Александре III; за углом стены открывается вид на здание Лесной оранжереи. Оно стоит перед круглым прудом, вокруг которого на лето расставляются лавровые и миндальные деревья в кадках и другие декоративные растении. Это один из самых сохранившихся уголков парка. Здесь тихо, как в старой усадьбе. Сама оранжерея одна из самых замечательных построек окрестностей Петербурга. Стены ее сложены из огромных кусков серого известняка- материала, придающего столько своеобразной красоты старой Гатчине. Резкие профили рустованных углов и смелые линии широких пяти входов - указывают на ту же руку, которая строила большую террасу на озере. Однако, с трудом можно решиться признать автором оранжереи архитектора Бренну.

Во всех произведениях Бренны видны спешка и пристрастие к внешнему эффекту, ни того ни другого нет в Лесной оранжерее - в ней все уравновешено и спокойно, она грандиозна и вместе с тем стройна.

Чесменский обелиск в Гатчинском парке
Чесменский обелиск
Чесменский обелиск в Гатчинском парке
Чесменский обелиск

От оранжереи сквозь деревья виден обелиск на берегу озера. К нему ведет дорога, проходящая вдоль фасада оранжереи. Обелиск стоит на топком мысе; он сложен из неярких цветных мраморов и издали кажется белым. Материалы эти настолько красивы, что следует подойти к памятнику вплотную. Он современен постройке Ринальдиевского дворца, и автором его можно счесть самого Антонио Ринальди, столь искусного в подборе цветных материалов. Имеются сведения, что этот безымянный обелиск есть не только украшение берегов озера, но и памятник победам Алексея Орлова-Чесменского, брата первого хозяина дворца.


© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»