Гатчинский парк

Гатчинские парки во время Г.Г.Орлова

Гатчинские парки начали устраиваться почти одновременно с дворцом, около 1770 г., когда хозяином Гатчины был Григорий Орлов. Не отличаясь блестящим образованием, столь нередким в эпоху Екатерины среди русского дворянства, проведший молодость буйно и весело в Петербургской гвардейской среде, потомок мятежного стрельца и главный помощник Екатерины в свержении Петра III, осыпанный титулами и богатствами, тридцатидвухлетний гатчинский помещик сумел быть в своих сооружениях настоящим европейцем. Конечно, сама Екатерина с ее страстью строить приложила свою руку к Гатчине.

Один из лучших итальянских архитекторов, работавших в России, Антонио Ринальди, строил дворец. Лучшие мастера садового дела вызваны были из Англии для разбивки парка. Это были Ипар и Гекет. Основной характер гатчинских парков, поэтому, английский. Но есть и значительные исключения.

Г.Г.Орлов
Г.Г.Орлов
Довольный своим поместьем Орлов звал в Гатчину Руссо, как бы соперничая с Екатериной в дружбе с французскими философами. В 1766 г. он писал Руссо: «Мне вздумалось сказать Вам, что в 60 верстах от Петербурга у меня есть поместье, где воздух здоров, вода удивительна, пригорки, окружающие озера, образуют уголки приятные для прогулок и возбуждают к мечтательности. Местные жители не понимают ни по-английски, ни по-французски, еще менее по-гречески и латыни. Священник не знает ни диспутировать, ни проповедовать, а паства, сделав крестное знамение, добродушно думает, что сделано все. И так, милостивый государь, если такой уголок Вам по вкусу - от Вас зависит поселиться в нем».

Руссо в Гатчине не был, как не был вообще в России. Мало видела Гатчина с ее зеленым привольем и помещичьей жизни Орлова. Сюда направило его холодное письмо Екатерины, когда он самовольно уехал из Фокшан, чтобы бороться с новым фаворитом - Васильчиковым. Здесь он почувствовал, что его блестящей карьере приходит конец. Он не мог любить Гатчины, слишком близкой от Петербурга, где всходила уже звезда Потемкина: покинул Россию, скитался несколько лет заграницей и умер в 1783 г. Гатчина перешла в руки великого князя Павла Петровича. При нем сады и парки Гатчины приобрели свое окончательное убранство - каменные мосты, террасу, павильоны и мраморные статуи. При Павле-императоре работал здесь садовник Гельмгольц, немец, расширяя и украшая их в том же английском стиле.

На одной из картин Я. Меттенлейтера во дворце (Главный корпус, 3 этаж) мы видим, что парк при Павле был значительно реже. Обширные поляны делали его более светлым, чем ныне - лишь во второй половине XIX в. при царях-охотниках Александре II и Александре III он одичал, свободно разросся в своих более отдаленных от дворца частях, превратился в настоящий лес. С Сигнальной башни дворца в сторону Петербурга теперь развертывается совершенно необычайная для окрестностей столицы панорама. От самых стен дворца до горизонта, замкнутого Дудергофскими горами, тянется густой лес, прорезанный полосой узкого озера. Суровость и покой - главные черты этой картины.

Перед нами как будто далекий русский север - лес без дорог и иных следов человеческой жизни, и странным кажется одинокий мраморный обелиск у спящей воды.

Вид на Гатчинский парк с Сигнальной башни дворца
Вид на Гатчинский парк с Сигнальной башни дворца
Карпин пруд в Гатчинском парке
Карпин пруд

Более оживленной и яркой картиной является только ближайшая ко дворцу часть парка с Карпиным прудом и Серебряным озером, похожим на огромный бледный изумруд. Над ним белеют статуи и вазы террасы на Белом озере.

Сплошная стена зелени в парке прорезана широкими дорогами, мало разветвленными, уводящими далеко по берегам озера. Обилие воды - одна из главных особенностей Гатчины. Лесное озеро-вот как хочется назвать середину Гатчинского парка. Разбросанные редко памятники и строения не нарушают общей картины северной глуши. Они открываются неожиданно, то с поворота дороги, то в глубине полузаросшей просеки.

Рассмотрим теперь главные части Гатчинского парка.


© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»