Гатчинский парк

Заключение

Восемнадцатый век долго еще будет предметом нашего изучения. Только поверхностный взгляд уловит в нем, как главное, раззолоченную внешность, изысканность и пресыщение.

Об ином говорят, между прочим, и английские сады, с сочной зеленью их лугов и шумом водопадов. Это - сама природа, прорвавшаяся за решетку регулярного, дворцового сада, спутавшая правильный рисунок аллей, заглянувшая в окна дворца и побудившая чопорного обитателя его сбросить тяжелый парик и пройтись не церемониальным шагом.

Екатерина II умела «жить и жить давать другим»; Павел далеко не обладал этой способностью, но, враждуя с матерью в семье и политике, он сходился с ней в страсти строить. От его времени дошло до нас немало истинно прекрасного. Всего понятнее он на фоне Павловска и Гатчины. Здесь яснее его связь с самыми близкими нам сторонами культуры XVIII в., за которые мы никогда не перестанем любить этот век чуждого нашему времени аристократизма. Эти стороны - высокоразвитое эстетическое чувство и страстная любовь к природе.
В.К.Макаров
Гатчина 1921

Послесловие

Книга Владимира Кузьмича Макарова (1885-1970) «Гатчинский парк» относится к числу несправедливо забытых. Напечатанная в 1921 г., она впоследствии оказалась в тени других, написанных как самим автором, так и последующими исследователями. Между тем, на сегодняшний день это единственный труд по Гатчине из довоенных, который сохраняет свою актуальность и продолжает оставаться ценным источником информации. Ведь только из этой книги мы можем узнать, что известный гатчинский дуб на Серебряном лугу перед Часовой башней, посажен не в павловское время, как принято думать сейчас, а в конце девятнадцатого столетия на месте прежнего.

В.К. Макаров пришел в музей в то время, когда дворцовая коллекция стала полностью доступна для исследования, и в его руках оказались в том числе и те документы, которые позднее были утрачены или остаются в наше время недоступными. Он стал единственным из исследователей Гатчины, кто полностью опубликовал описание Карусели (рыцарского турнира) и некоторые маршруты прогулок по Гатчине, записанные на обороте игральных карт. Исследователю повезло увидеть те парковые объекты, которые были утрачены уже в его время (охотничий домик в Зверинце, захоронения лошадей Павла I и трельяж на месте Турецкой палатки).

Путеводитель «Гатчинский парк» можно отнести к числу книг, написанных «легко» умным человеком, и легкая непринужденная подача материала вовсе не выглядит любительством или желанием подделаться под вкусы невзыскательной публики, заполнившей советские музеи в 1920-х гг. Ведь именно этим, например, страдает серия путеводителей В.Я. Курбатова по пригородам Ленинграда, изданная в 1925 г. и очень популярная среди библиофилов, и малоизвестная сейчас брошюра К.Ф. Асаевич «По парку в Гатчине» издания 1929 г. В отличие от них Макаров, пытаясь быть понятным, сохраняет в своем рассказе профессионализм.

В.К. Макаров закончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета и стал специалистом в сфере западноевропейского искусства. Свою музейную карьеру он начал в 1917 г. в Эрмитаже, став «ассистентом по галерее драгоценностей». После февральской революции Макаров вошел в состав одной из комиссий, организованных для приемки движимого имущества петроградских дворцов, а в 1918 г. возглавил созданный на базе бывшей императорской резиденции Гатчинский дворец-музей в качестве хранителя (с 1920 г. - директора). С его деятельностью связана реконструкция убранства музейных помещений, т. е. возврат в них той обстановки, которая была отмечена в старых дворцовых описях или подходила залам по стилю и по времени. На этом пути, конечно же, не обходилось без крайностей. Например, в Туалетной Марии Федоровны, историческое убранство которой не сохранилось, а мебель, специально сделанная для нее в середине 1850-х гг. казалась во времена Макарова уродливой, расставили стулья, взятые из Березового домика Гатчинского парка. Туалетный стол, которого тоже в Гатчине не имелось, привезли вообще из Павловского дворца-музея. Именно в таком «макаровском» виде экспозиция существовала вплоть до 1941 г.

В.К. Макаров стал автором скромного путеводителя по Гатчинскому дворцу, изданному в 1927 г. в ответ на малопрофессиональную «писанину» В.Я. Курбатова, и практически всех машинописных статей по истории дворца и парка, объединенных общим названием «Старая Гатчина».

Двадцатые годы двадцатого века - время для советских музеев непростое, интересное и сложное одновременно. С одной стороны — это время обретения забытых прежде памятников прошлого: картин, среди которых в Гатчину были переданы портреты ее прежних владельцев, проектов, фотографий, предметов обстановки. Но в то же время происходил и обратный отток предметов из дворцов-музеев в центральные музейные хранилища. После создания в 1925 г. объединения «Антиквариат» начались продажи за рубеж. В.К. Макаров искал любые способы для того, чтобы сохранить наиболее ценные предметы в родных стенах. Это, видимо, и привело в 1927 г. к понижению его до должности «заместителя заведывающего Гатчинским дворцом-музеем по научной части», а весной следующего года к увольнению. Дальнейшая деятельность не была связана с Гатчиной напрямую, но до конца его жизни она оставалась основным объектом исследований, результатом которых стал совместный с А.Н. Петровым труд, опубликованный в 1974 г. уже после смерти исследователя. Скромный путеводитель «Гатчинский парк» был первым на этом пути.
А.Н.Спащанский

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»