Придворная охота
«...Охоту по справедливости должно почесть одним из главнейших занятий человека, - писал И.С. Тургенев. - Русские люди с незапамятных времен любили охоту. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же и охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем. Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах. Мономах в завещании своем оставил нам описание своих битв с турами и медведями; достойный отец великого сына, один из мудрейших русских царей, Алексей Михайлович, страстно любил охоту».

Царская охота на Руси. Великокняжеская и царская охота на Руси с X по XVI век: Исторический очерк Н. Кутепова
Великокняжеская и царская
охота на Руси с X по XVI век:
Исторический очерк Н. Кутепова
Именно в третьей четверти XVII столетия придворная охота превратилась в постоянное занятие русских царей. Это был особый мир со своими правилами, традициями, атрибутикой, модой, этикой и эстетикой. Поскольку главным действующим лицом царских охот был государь, то именно он являлся законодателем охотничьей моды, которой следовал весь двор. Как у всех охотников, у русских государей были свои любимые виды этой забавы. Царь Алексей Михайлович и императрица Екатерина II отдавали предпочтение соколиной охоте, Петр II увлекался псовой охотой, Анна Иоанновна и Елизавета Петровна любили птичью охоту, Александр II и Александр III были поклонниками больших зверовых охот на медведей, лосей, зубров, Николай II запомнился современникам как любитель ружейной охоты.

Для государей охота была не просто интересным времяпрепровождением. Она представляла для них увлекательное состязание, азартную игру, для которых они сами устанавливали законы и правила.

Императорская охота на Руси. Конец XVIII и XIX век: Исторический очерк Н. Кутепова
Императорская охота на Руси.
Конец XVIII и XIX век:
Исторический очерк Н. Кутепова
Для царских и императорских охот отводились специальные угодья - с охотничьими дворцами, зверинцами и штатом придворных егерей. Любимыми охотничьими резиденциями российских самодержцев были Измайлово, Коломенское, Царское Село, Гатчина, Ораниенбаум, Лисинская казенная дача, Беловежская пуща.

Многие русские императоры не только питали страсть к охоте, но и увлекались коллекционированием оружия. По их заказу лучшие мастера изготавливали блестящие образцы охотничьего оружия. Послы и дипломаты преподносили российским самодержцам оружие в качестве подарков.

Охотничьи ружья, как и другие модные вещи и произведения искусства, российские самодержцы любили приобретать за границей. Так, например, в письме императрицы Анны Иоанновны вице-канцлеру Андрею Ивановичу Остерману читаем: «Андрей Иванович, понеже ныне князь Антон Кантемир в Париже обретается, того ради отпишите к нему, чтоб он, как скоро возможно, прислал сюда для нас шесть французских фузей самой лучшей работы и от лучшего мастера».

Большим любителем старинного оружия и заядлым охотником был Александр III. В «охотничьем шкафу» его гатчинского кабинета хранилось тринадцать ружей превосходной работы, купленных у русских и иностранных оружейников и полученных в подарок от знатных вельмож. При императоре Николае II гатчинская коллекция пополнилась еще двенадцатью ружьями для царской охоты. Кроме того, в Гатчинском дворце находилось собрание охотничьего оружия великого князя Михаила Александровича.

А.П. Рябушкин. Выезд на соколиную охоту при царе Алексее Михайловиче
А.П. Рябушкин. Выезд на
соколиную охоту при царе
Алексее Михайловиче
Царская охота обычно сопровождалась торжественным церемониалом, подчеркивавшим значимость этого события в жизни государя. Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту.

Сохранилось описание одного из таких выездов в село Покровское в 1651 году, когда в Москве находились польско-литовские послы. Впереди всей процессии, вспоминает очевидец, двигался «постельный возок» в сопровождении постельничьего и трехсот «младших» дворян. Они ехали по трое в ряд на аргамаках, жеребцах и конях «во всякой ратной сбруе». За ними следовали триста конных стрельцов по пять в ряд в парадном одеянии и с карабинами. За стрельцами двигались пятьсот рейтар с палашами и пистолями. Далее вели сорок заводных лошадей в богатой сбруе с позолоченными и серебряными цепями и седлами, покрытыми золочеными покровцами и ковриками. За ними шли запасные каретные лошади, а уже потом ехал сам царь в английской карете. Сопровождавшие его бояре, окольничьи, думские люди, стольники, стряпчие и дворяне следовали по три человека в ряд на «добрых» жеребцах, обряженных в красивую упряжь - узды «оправные» и цепи «поводные».

Традиции парадных охот существовали и в последующие столетия. Но именно XVII век привнес сугубо русский колорит в это красочное действие. Богатая конская сбруя, изготовленная умельцами Конюшенного приказа и лучшими мастерами Турции, дает возможность воссоздать картину торжественного выезда русских царей.

В царствование Алексея Михаиловича охота приобрела заметное политическое значение, так как способствовала налаживанию контактов с соседними странами. Соколов и кречетов посылали в подарок восточным ханам и европейским королевским домам, которые высоко ценили дары русских царей.

Ловчие птицы, охотничьи трофеи, борзые преподносились в качестве дипломатических подарков и являлись социально-знаковыми символами. Обмен охотничьими трофеями между представителями государственной и политической элиты России и других стран содействовал развитию добрососедских отношений. Эти дары напоминали об услугах и благодеяниях уже совершенных и выражали надежду дарителей на такие же отношения в будущем.

Охотничьи традиции Алексея Михайловича продолжила Екатерина II. Она очень любила охоту с дербниками, которых специально обучали для этой потехи. Последние охоты с ловчими птицами состоялись в период коронационных торжеств Александра II. Тогда, по случаю знаменательного события, из Оренбургской губернии были привезены беркуты для травли волков и лисиц.

Охота составляла особую статью дипломатического этикета. Участниками многих царских и императорских охот были главы государств, послы и другие представители дипломатического корпуса. Нескрываемый интерес иностранные гости и особенно немецкие принцы проявляли к медвежьей охоте.

Неотъемлемой частью царского охотничьего ритуала был пир - застолье, венчавшее саму охоту.

Охота была любимой забавой не только русских монархов. Почиталась она и при дворах крупных и мелких, светских и духовных княжеств раздробленных немецких государств. Предметом особой любви немецких королей, герцогов, ландграфов была соколиная и парфорсная охота.

Особую популярность соколиная охота приобрела в XV-XVII веках, когда она стала излюбленной формой развлечения и своеобразным видом спорта высшей аристократии.

Ландграф Фридрих II во время охоты на зайца
Ландграф Фридрих II во время охоты на зайца
В XVII-XVIII веках ареалом соколиной охоты были земли Гессен-Кассельского владетельного дома. Ландграфы Карл фон Гессен-Кассельский (1670-1730), Фридрих II фон Гессен-Кассельский (1760-1785), Эрнст Людвиг фон Гессен-Дармштадтский и Людвиг VIII фон Гессен-Дармштадтский (1739-1768) были страстными поклонниками соколиной охоты.

Представители герцогского двора в Вюртемберге предпочитали «охоту на воде». В период расцвета Вюртембергского герцогства в конце XVII- начале XVIII века охота приобрела такой высокий общественный статус, что в 1702 году герцог Эберхард Людвиг учредил охотничий орден Святого Губерта.

Наряду с соколиной охотой в Германии большой популярностью пользовалась парфорсная охота. Суть ее заключалась в том, что охотники с помощью собак особой гончей породы преследовали кабана, оленя или лисицу до тех пор, пока силы не изменяли зверю и он не попадал во власть разъяренной гончей стаи, злобной, сильной, выносливой, способной преследовать быстроногое животное в течение двух часов и на расстоянии 25-35 верст. Чтобы вовремя изолировать жертву от разъяренных собак, охотникам необходимо было скакать резвым галопом за собаками, не теряя их из вида. Напряженная гонка с преследованием делала подобную охоту особенно интересной и увлекательной.

В XVII-XVIII веках парфорсная охота процветала при королевском дворе в Саксонии и архиепископском дворе в Кельне, при курфюршеском дворе в Баварии и Курпфальце.

Парадные охоты российских государей и немецких ландграфов составляли важную часть общественной жизни. Они способствовали развитию многих видов ремесел и прикладного искусства.

И.Н. Палтусова

Главная страница • Придворная охота • Охотничьи страсти в Гессен-Касселе"На снедь и на веселие...""Забавляйтеся, утешайтеся сею доброю потехою..."Охотничьи забавы в Зверинце Царского СелаИмператрицы-охотницы: лики и лицаОхотничьи сезоны Александра IIМир охотничих увлечений императорского домаДокументы гос. архива РФ о придворной охоте в России