Собачьи радости великих
Екатерина II
В.Л. Боровиковский. Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке. 1794 Государыня императрица обожала и боготворила собак. Она ввела моду на разведение в России левреток. Автор книги "Роман императрицы" Казимир Валишевский в своем труде, рассказывая о частной жизни царицы, писал:
"Шесть часов утра. В это время государыня обыкновенно просыпается. Рядом с ее кроватью стоит корзина, где на розовой атласной подушке, обшитой кружевами, покоится семейство собачек - неразлучных спутников Екатерины. Это английские левретки".

В 1770 году доктор Димсдэль, которого императрица выписала из Англии, чтобы поправить свое здоровье, преподнес государыне пару этих собачек. Они стали вскоре родоначальниками громадного потомства, настолько многочисленного, что представителей его можно было встретить через несколько лет во всех аристократических домах Петербурга.

Собаки и другие животные занимали очень большое место в привязанностях Екатерины II. У нее было несколько любимых собак, среди которых особенно выделялось семейство пса по имени Тома Андерсона. Неслучайно царица заставляла своих придворных называть его сэром. Семья Тома Андерсона имела при Дворе, бесспорно, более прочное положение, нежели какое бы то ни было другое семейство в империи. Вот перечисление его членов, сделанное самой Екатериной в одном из писем:
"Во главе стоит родоначальник, сэр Том Андерсон, его супруга, герцогиня Андерсон, их дети: молодая герцогиня Андерсон, господин Андерсон и Том Томсон; этот устроился в Москве под опекой князя Волконского, московского генерал-губернатора. Кроме них, уже завоевавших себе положение в свете, есть еще четверо или пятеро молодых особ, которые обещают бесконечно много: их воспитывают в лучших домах Москвы и Петербурга, как, например, у князя Орлова, у господ Нарышкиных, у князя Тюфякина..."

В другой раз, сообщая своему корреспонденту, барону Фридриху Гримму о большом горе по поводу кончины великой княгини, первой супруги Павла I, Екатерина заканчивает письмо следующими строками:
"Я всегда любила зверей... животные гораздо умнее, чем мы думаем, и если было когда-нибудь на свете существо, имевшее право на речь, то это, без сомнения, Том Андерсон. Общество ему приятно, особенно общество его собственной семьи. Из каждого поколения он выбирает самых умных и играет с ними. Он их воспитывает, прививает им свои нравы и привычки: в дурную погоду, когда всякая собака склонна спать, он сам не ест и мешает есть менее опытным. Если же, несмотря на его предостережения, они расстроят себе желудки и он увидит, что у них началась рвота, то он ворчит и бранит их. Если он найдет что-нибудь, что может их забавить, то предупреждает их; если найдет какую-нибудь траву, полезную для их здоровья, то ведет их туда. Эти же явления я наблюдала сто раз собственными глазами".

Другой любимой собакой, появившейся у императрицы из потомства Тома Андерсона, была Земира, названная так в честь популярной в те времена оперы "Земира и Азор". Сохранилось ее изображение. Левретка запечатлена на известной картине художника В.Л. Боровиковского "Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке", написанной в 1794 году. В музее-заповеднике "Петергоф" экспонируется фарфоровая статуэтка знаменитой Земиры. Кстати, именно в столице фонтанов, в Большом императорском дворце, уже несколько лет проводятся театрализованные праздники левреток, устроенные в честь бывших царских любимиц.

Вместе с Земирой и другими собачками Екатерина II часто гуляла в Царскосельском парке. Придворные узнавали о присутсвии государыни издали по веселому лаю собак, носившихся по лужайкам. Она прощала Земире все собачьи шалости.
"Вы простите меня, - замечала императрица в одном из своих писем, - за то, что вся предыдущая страница очень дурно написана: я чрезвычайно стеснена в настоящую минуту некой молодой и прекрасной Земирой, которая из всех Томассенов садится всегда как можно ближе ко мне и доводит свои претензии до того, что кладет лапы на мою бумагу".

Но одних собак было для царицы мало. У нее появился кот, подарок князя Потемкина. "Это из всех котов кот, - писала она барону Гримму, - веселый, забавный, совсем не упрямый". Екатерина получила его в благодарность за сервиз севрского фарфора, заказанный ею во Франции для своего фаворита.

При императрице был введен обычай хоронить именитых барских собак на специально устроенных для этого приусадебных кладбищах. Своих дорогих левреток она хоронила на собачьем кладбище в Царском Селе. Здесь до наших дней в одном из укромных уголков старинного Екатерининского парка уцелели мраморные плиты, установленные над могилами Земиры, Сир Том Андерсона и Дюшеса. Надпись на одной из плит, сочиненная графом Сегюром, французским послом при Дворе Екатерины II, гласит:
"Здесь лежит Земира, и опечаленные Грации должны набросать цветов на ее могилу. Как Том, ее предок, как Леди, ее мать, она была постоянна в своих склонностях, легка на бегу и имела один только недостаток: была немножко сердита, но сердце ее было доброе. Когда любить всего опасаешься, а Земира так любила ту, которую весь свет любит, как она. Можно ли быть спокойною при соперничестве такого множества народов. Боги, свидетели ее нежности, должны были бы наградить ее за верность бессмертием, чтобы она могла находиться неотлучно при своей повелительнице".

Мраморные плиты были установлены у подножия каменной беседки, построенной в екатерининскую эпоху в виде четырехгранной пирамиды.
А. Бурлаков, директор музея-усадьбы «Суйда»

Главная страница | Петр I | Граф Орлов | Екатерина II | Павел I | Александр II | Александр III