Десять веков истории Пудости

Государева вотчина

Пудостьский край на протяжении всего царского периода своей истории находился в собственности династии Романовых. После смерти императора Павла I эти земли принадлежали его сыновьям: Новые Скворицы - великому князю Константину Павловичу, а Старые Скворицы - Михаилу Павловичу. Они довольно часто посещали свои владения, делами в которых по-хозяйски ведали их управляющие, преимущественно прибалтийские уроженцы, хорошо знавшие бытовую специфику и жизненный уклад местного населения.

Кирха в Скворицах
Кирха в Скворицах
Часто бывал на берегах реки Ижоры и ее притоках император Николай I, посещая и осматривая военные лагеря, расквартированные в летние месяцы еще с павловской эпохи между Гатчиной и Красным Селом. Так, 14 июля 1830 года, царь, в сопровождении высочайших особ и иностранных гостей, принца шведского Оскара и принца прусского Карла присутствовал на военных манёврах в окрестностях Красного Села. «Государь, находясь при войсках, двигался с ними вместе по направлению к деревне Пудости, - сообщается в старинном документе, - где и остановился в походной палатке на ночлег». На следующий день после окончания учения он убыл в Гатчинский дворец.

В другой раз, 19 июля 1833 год император присутствовал на войсковых манёврах в окрестностях Гатчины вместе с государыней, сопровождающих её фрейлин и других высочайших особ. «В 12 часов пробит был отбой и Их Величество остановились в деревне Пудости в специально приготовленном походном домике завтракать. К завтраку были приглашены все приехавшие с Ея Величеством: дамы и находившиеся на манёврах австрийский посол, посланники: виртембергский, датский и саксонский, генерал-адьютанты и флигель-адъютанты; по окончании завтрака Государыня и Наследник Цесаревич в экипажах возвратились во дворец, а Государь Император с остальными иностранными гостями с четвёртого часа полуночи снова присутствовал на манёврах, окончившихся только в девятом часу вечера…». Придворные летописцы государевой жизни описывали подобные материалы с большой точностью.

Во время нахождения Их Величеств в Гатчине 7 июля 1835 года, из Красного Села в окрестности города прибыли и расквартировались в летнем лагере войска Гвардейского корпуса. «На другой день Государь Император осматривал пришедшие войска, - повествует текст документа. В первом часу до полуночи Государь с Наследником Цесаревичем отбыли к войскам, расположенным в деревне Пудость, где и остановились на ночлег в походной палатке, а на утро следующего дня (9 июля) отбыли вместе с войсками на манёвры в Ропшу».

Станция Пудость
Станция Пудость
С именем императора Николая I связано появление на географической карте пудостьского края названия нового населённого пункта. Своим высочайшим предписанием от 8 мая 1853 года он «повелел соизволить: деревню Себякюля, состоящую в 3-м Стане Царскосельского уезда, ведомства Гатчинского дворцового правления, вместо прежнего названия именовать: Новая Пудость». Предписание было тотчас исполнено министром императорского Двора.

Неоднократно бывал в этих местах и император Александр II, в 1862 году посетивший усадьбу «Мыза Ивановка» и дом архитектора А.И. Штакеншнейдера. В 1866 году до императорского дворца дошла жалоба крестьян деревень Пудости и Репузи об использовании их земельных наделов в количестве более пятидесяти десятин пахотной земли и сенокосных лугов для расквартирования военных лагерей в летнее время. В своём обращении они сообщали, что за время проведения учений в предыдущие годы какой-либо платы «за потоптанную землю» они до сих пор не получили. За понесенные убытки крестьяне просили выплатить им денежную компенсацию. Интересно отметить, что эту жалобу от пудостских жителей подписал Адам Кямбясу, а от репузских - Адам Курвине, как единственные грамотные в деревне крестьяне. Разрешением этого конфликта занимались министр Внутренних дел и предводитель дворянства Царскосельского уезда. В составленном ими «Приговоре» были перечислены все требования крестьян о вознаграждении «за понесённые убытки». В итоге они всё же добились своего и получили двести рублей на всех, правда, сумму гораздо меньшую, чем они запрашивали. Их примеру тут же последовали крестьяне соседней деревни Покизенпурская, но им в выплате компенсации было отказано.

Крупные манёвры проходили в окрестностях Пудости в конце июля - начале августа 1875 года. На них присутствовал государь вместе с супругой и высочайшими особами, прибывшими для осмотра войск по Балтийской железной дороге, в связи с чем, был устроен и открыт новый железнодорожный полустанок, получивший название «Пудость».

Военная лагерная жизнь связана с именем внука Николая I, великого князя, талантливого поэта Константина Константиновича, известного под псевдонимом «К. Р.» Он неоднократно бывал в располагавшихся здесь летних лагерях. Так, в письме к поэту Якову Полонскому от 29 июля 1892 года он сообщал:

«Выехали мы из Красного Села в воскресенье 18 июля. С тех пор мы ни разу более двух дней не останавливались на одном месте. Побывали и на бурной и студёной речке Пудости, и в Гатчине…»

Императорская охота
Императорская охота
Но, наверное, чаще других приезжал в эти места, входившие в состав охотничьего дворцового имения император Николай II. От парка Зверинец в сторону Пудости и далее по направлению к Скворицам вела так называемая Царская дорога, вымощенная диким камнем, и частично сохранившаяся до нашего времени. В государственном архиве кинофотофонодокументов в подмосковном городе Красногорске хранятся фотографии с изображением императорской охоты в окрестностях деревни Пудость, сделанные 19 сентября 1895 года. На снимках запечатлены Николай II, великий князь Владимир Александрович и другие высочайшие гости и обслуживающие охоту лица. Именно об этом событии император упоминал в своём дневнике:

«19-го сентября. Вторник.
Встали в 7 ч. и после кофе отправились вдвоём в коляске до моста в парке, где Аликс вылезла, а я поехал на станцию. Тут уж ожидали: д. Владимир, бар. Фредерикс, Сипягин, кн. Голицын, Половцев, Густав Иванович и Платон Оболенский. Сели в поезд и покатили через Гатчино к Пудости. Тут и началась наша облава. В первый раз на этих местах. Погодой нельзя было достаточно нахвалиться; казалось, что охота происходит в июле, а никак не в сентябре! Пера летела масса, что, конечно, более всего оживляет облаву. Завтракали в палатке. Всего взяли 16 загонов и убито 337 штук. Я убил в том числе: 2 тетеревей, 2 бел. куропат.; 1 сер. куропат; 4 вальдшнепа и 25 зайцев - итого 34 штуки! От конца охоты проехали недолго до поезда и вернулись в Царское…»
Императорская охота
Императорская охота
Спустя три дня царская охота снова состоялась в местных лесах. Императорский дневник подробно освещает это «убойное» событие:

«22-го сентября. Пятница.
Проснулись к счастью с дивной погодой… Отправился в Гатчино с теми же охотниками и еще Черевиным. Сели в экипажи и поехали в Скворицы. Облава была очень удачная, взяли 15 загонов, убито 349 штук. Я убил в том числе: 7 тетеревей и 17 беляков - итого 24 штуки. Кончили, когда уже начало темнеть. Погода выдержала замечательно; под конец стало накрапывать. Вернулись в 7 1/4 в Царское».

В течение следующего года охотничьи забавы под Пудостью продолжались. Об этом сообщает, например, запись в дневнике Николая 2 сделанная 2 ноября 1896 года:

«В 7 ч. поехал с Дмитрием на охоту. Со всеми приглашенными прибыл к 8 ч. на станцию Пудость, откуда и начались загоны, на прошлогодних местах. Погода стояла удачная: 8 мороза, ясная и совершенно тихая. Завтракали в крестьянском доме дер. Малая Истинка. Начали и кончали охоту у полотна жел. дор. Всего убито: 388 штук; из этого на мою долю досталось - 2 сер. куропатки и 22 беляка. Вернулись в Царское около 6».

Впрочем, помимо царских выездов в этих местах устраивалась охота с участием начальствующих лиц Императорской охоты и приглашенных великосветских гостей. Так 27 октября 1913 года в облаве на зайцев у деревни Новопурсковой приняли участие начальник Императорской охоты, светлейший князь Д. Б. Голицын, главный Ловчий его Величества, барон В.Р. Диц, князь Кочубей, князь Львов и другие. Охота завершилась в 6 часов вечера, а ее итогом стали 300 убитых зайцев.
© А.В.Бурлаков

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»