Григорий Орлов и Гатчина:
интервью с Андеем Спащанским

Книга Григорий Орлов и Гатчина: история фаворита императрицы и его загородного имения «Григорий Орлов и Гатчина». Под таким названием была выпущена книга А.Н.Спащанского в издательском доме «Коло» в Санкт-Петербурге в этом году.
Несмотря на имеющуюся разнообразную литературу личность первого владельца Гатчинского дворца, влиятельного вельможи екатерининского времени, 10 лет стоявшего у российского трона, до сих пор остается непонятой и в большей степени окруженной мифами, анекдотами и штампами. Мало изученным является и «ор-ловский» период в истории Гатчины. Данное издание во многом приоткрывает нам «завесу неизвестности». Как сказано в аннотации «книга мыслится как своего рода энциклопедия». И конечно, это результат большой исследовательской работы автора и столь же серьезных размышлений. В книге много иллюстраций, а в «приложении», которым автор советует «не пренебрегать», на 50 страницах опубликованы письма, указы, описи комнат, обстановки дворца того времени, а также другие интересные и недоступные простому читателю документы.
Книга названа «научным изданием», и автор профессионально «раскрывает содержание». Однако она написана ярким, образным языком. Читая ее, понимаешь, что автор не остался равнодушным ни к теме, ни к ее главному герою и не только умом, но и сердцем проникся духом той эпохи.


- Андрей Николаевич, как же возникла идея написать книгу об Орлове?
- Тема именно орловской Гатчины возникла в планах не сразу, и вообще я никогда не думал, что напишу книгу. Просто, изучая историю Гатчины в XVIII веке и набирая год за годом материал, я постепенно в 2007 году подошел к теме выставки «Григорий Орлов и Гатчина». Ее открытие во дворце планировалось на весну 2008 года, но выставка не состоялась по независящим от музея причинам, а потом и у меня обстоятельства сложились по-другому.
В основу книги вошли материалы буклета к этой выставке. Я начал свою научную деятельность с убеждением, что орловский период в Гатчине плохо документирован и его невозможно изучать. Да, к тому же, это время свелось к строительству дворца и парка, и оно мало интересно. Только со временем, когда материала накопилось достаточно много, у меня возникла полноценная картина орловской Гатчины. Оказалось, что не только дворец был построен и обставлен, но и парк приобрел многое из того, что сохранилось до нашего времени.

- Что это за документы? И вообще, в чем новизна книги? Ведь каждый читатель, покупая новое издание, хочет найти в нем что-то, чего нет в других книгах.
- Любой автор надеется, что его книга уникальна. Документов было использовано очень много. И это, кстати, не только архивные материалы, но и французские книги XVIII века, давно забытые, очень популярные в то время, например, руководства по строительству, написанные архитекторами Блонделем, Боффраном и Ложье. Они помогли мне увидеть орловский дворец, понять его планировку и назначение помещений. Незаменимым источником знаний оказалась знаменитая «Энциклопедия» Дидро и Даламбера. В Гатчинском дворце хранятся два комплекта этого универсального словаря, в каждом из которых почти 30 томов огромного размера. Обычно эту «Энциклопедию» упоминают в связи с европейским Просвещением и Французской революцией. Но мало кто знает, что это издание - уникальное собрание знаний XVIII века не только в сфере политики и экономики, но и по части культуры. Чтение всех этих книг позволяет увидеть нам наше прошлое глазами тех людей, которые жили в этом прошлом и строили для себя дворцы, в том числе и Гатчинский.
Некоторые документы происходят из Российского государственного архива древних актов. Они охватывают историю Гатчины в XVIII веке. Там мне, в частности, удалось найти огромный и очень подробный план Гатчины с деревнями 1747 года. В книге опубликован его фрагмент, на котором изображен пустырь на месте дворца. Всегда интересно узнать, что было на месте того или иного здания. Теперь мы знаем, что Гатчинский дворец возведен на пустыре, поросшем чахлыми деревьями.

- А как удалось найти проекты Гатчинского дворца?
-Их нашел петербургский исследователь С. Б. Горбатенко. Мне только сообщили о публикации, в которой указан электронный адрес сайта. На нем выложены все проектные листы. Они хранятся в Архитектурном музее Технического университета Берлина. Музей опубликовал всю графическую коллекцию на своем сайте, и любой желающий может ознакомиться с ней. Там, как оказалось, есть много проектов по Петербургу. Это, кстати, к вопросу, стоит ли размещать музеям свои коллекции в интернете. Наши хранители, обычно, не стремятся делать это, считая, что кто-то украдет у них их коллекции и их интеллектуальный труд. Пример Берлинского музея показывает, что это дело полезное. Ведь не всякий российский, не говоря уже о зарубежных специалистах, знает, что хранится в фондах Гатчинского дворца.

- В книге есть неожиданные выводы: об отсутствии у Орлова образования, о том, что он был фактически марионеткой в руках императрицы, и многое другое. Как-то трудно с некоторыми согласиться.
-Я согласен с вами. Но, во-первых, мы привыкли к стереотипам, и от них очень трудно отказаться. Проще считать по привычке, что «веточки Ринальди» - это подпись архитектора, которую он оставлял на здании или в интерьере, которым он был доволен, а вовсе не модный мотив отделки. Также, как обязательно хочется верить в то, что герой нашего повествования был образованным человеком и т.п. Необразованного Григория Орлова, «мужика», как его называли некоторые иностранные посланники, рядом с императрицей представить трудно, хотя это так и было.
У исследовательской работы есть один большой недостаток. Она очень субъективна. Вывод часто зависит от объема знаний исследователя и его отношения к изучаемому объекту. Поэтому у каждого исследователя своя правда, и настаивать на ней он не может. Но он способен склонить читателя на свою сторону, приведя в доказательство архивные материалы. Мне Орлов симпатичен. А кто-то смотрит на него как на пустого болтуна и гуляку, и портрет его окажется соответствующим.
Одна из причин написания большой главы, посвященной личности Григория Орлова - это желание реабилитировать его. Мне было неприятно читать стандартный набор качеств: гуляка, бретер, баловень судьбы. Я надеялся, что в интернете можно найти что-нибудь полезное. Но нашел только курьезный сайт, в котором Орлов перечислен в странной компании десяти великих любовников мира, наряду с Калигулой, Лаврентием Берия и Чарли Чаплином.
Существует издание 1904 года, биографический очерк Григория Орлова А. А. Голомбиевского, но, на мой взгляд, он похож скорее на хронологию жизни. В нем нет анализа жизни и деятельности. Да и с момента издания эта книга ни разу не переиздавалась, и известна она только узкому кругу исследователей.

- У вас в книге очень мало сказано о государственной деятельности Г. Орлова. Он проявил себя как-нибудь в этой сфере?
-Моя главная цель была показать «малую историю» Орлова, т.е. показать его как обычного смертного со всеми его достоинствами и недостатками, как человека в повседневной жизни. Абзац, посвященный фельдцейхмейстерской деятельности, появился благодаря настоянию издателя, которому было интерес-но, чем же Орлов проявил себя на государственном поприще. Оказалось, что особо ничем. Был, служил... Один из приведенных документов (запись разговора Екатерины II с ее министром Никитой Паниным) подтвердил мое предположение: за Орлова принимала решения императрица. И, кстати, подборка документов в приложении к книге очень красноречива. Я отобрал несколько ранних, малозначительных рас-поряжений Орлова как генерал-фельдцейхмейстера, и несколько более поздних указов императрицы на имя ее подданного. Похоже, инициативы в государственной деятельности Орлов не проявлял.

- Оставил ли Григорий Орлов прямое потомство?
- Нет. У него были только внебрачные дети, из которых хорошо известен Григорий Бобринский. Но он прославил себя неуемным мотовством в Париже и тем, что император Павел I официально признал его своим братом. Потомки Бобринского тоже ничем особо не прославились. У братьев Григория были дети. У Алексея - дочь княгиня Анна Орлова, которая, как будто испытывая какую-то тяжесть за возможные преступления своих предков, отличалась набожностью и значительную часть своей жизни провела в скромной усадьбе у Юрьева монастыря в Новгороде. Там сейчас музей деревянного зодчества «Витославицы». Именно благодаря ее стараниям, в 1832 году останки ее отца, а также его братьев Григория и Федора, были перевезены из подмосковной орловской усадьбы «Отрада» в Юрьев монастырь. А спустя 60 лет, их вернули обратно в Отраду. Сейчас, увы, семейный склеп в «Отраде» пуст. Останки всех покоившихся в 1924 году были сожжены.
Имел потомков и младший брат Владимир Орлов. Самый известный из них - Владимир, автор биографического исследования своих предков. В 1998 году в одном из петербургских журналов была опубликована статья про современных потомков братьев Орловых, живших тогда в северной столице. Но там не сказано, по чьей линии. Они вернулись в Россию в 1946 году из Франции.

- Можно ли в Гатчинском дворце сейчас увидеть вещи, принадлежавшие первому владельцу?
- К сожалению, выявить их в современных музейных собраниях практически нереально. Мне самому было интересно узнать, какие мемориальные предметы дошли до нашего времени. К сожалению, нет ни одежды, ни бытовых принадлежностей, ни карет.
В Гатчинском дворце сейчас хранится ряд картин, включая «головки Ротари» (портреты девушек). А когда книга уже находилась в печати и внести изменения в нее было невозможно, в архиве в Петербурге я нашел списки вещей, которые Антонио Ринальди закупал в 1760-х гг. для дворцов в Ораниенбауме и Гатчине. Так вот, как оказалось, часы, стоящие на камине Белого зала, известные как «Чтица», куплены в 1769 году для Ораниенбаума и, позднее, видимо, были подарены императрицей Григорию Орлову. Их первоначальное название «Учение», и о них сказано, что «они подходят для того, чтобы поставить их на стол, комод или камин». Также Антонио Ринальди приобрел, возможно, специально для Гатчины, шестнадцать бронзовых медальонов «Цари Спарты» и два мраморных барельефа со сценами жизни Александра Македонского. Из барельефов сохранился только один, его можно видеть тоже в Белом зале. А медальоны все вернулись в 2007 году из Павловска. К сожалению, в Павловске остаются еще два предмета ринальдиевской закупки, которые до 1941 года находились в Гатчине в Овальном будуаре. Это комод и часы с гениями астрономии. Сейчас они украшают Фрейлинскую Павловского дворца-музея. И там же в Павловске, на улице, в открытых колоннадах дворца стоят мраморные бюсты римских императоров. Они очень органично вошли в убранство фасадов дворца, но в действительности они тоже гатчинские, куплены Орловым в Риме в 1769 году. В Гатчинском дворце есть еще несколько предметов (например, пресс-папье), но их можно связать с орловским временем только по дате и стилю.

- В книге вы пишете о двух «Карусельных портретах». Почему они так названы и какова их судьба?
- Это два огромных портрета Алексея и Григория Орловых в «карусельном одеянии». В 1766 году в Санкт-Петербурге перед Зимним дворцом состоялось грандиозное зрелище. В деревянном амфитеатре, построенном перед Зимним дворцом, были устроены соревнования: заезды на скорость на колесницах и метание дротиков. Причем, участвовали в действе и кавалеры, и дамы. Помимо того, что действо было очень зрелищным, оно для императрицы Екатерины II имело очень важное политическое значение. Этой каруселью, устроенной по подобию древних ристалищ, Екатерина пыталась показать Европе, что Россия претендует на важное место в европейской культуре и политике, что Россия - это сильное государство, которое имеет все основания именоваться империей. Способ, который выбрала императрица - Карусель - нам не понятен, но людям того времени все было ясно. И роскошные портреты Алексея и Григория в одеяниях Римской и Турецкой «кадрили» (т.е. команд) были частью программы. Кроме этих портретов еще неведомым художником Гандини были сделаны «карусельные рисунки» (видимо, для гравирования), но от них, похоже, сохранилось только упоминание в документе. Сейчас памятью об этом представлении служат только два портрета. Они были эвакуированы из Гатчины, но в 1950-х годах попали в Гос. Эрмитаж и там остаются до сих пор в фондах. Видеть их могут, к сожалению, даже не все специалисты. Некоторое время назад Гатчинский дворец-музей попытался вернуть их, а сейчас этим, похоже, никто не занимается.
До 1941 года в Гатчинском дворце хранилось еще четыре портрета Григория Орлова. Но, к сожалению, сейчас во дворце только одно изображение его прежнего владельца. Два других в Павловске, а уникальный шпалерный портрет Орлова в 1950-х гг. попал в Русский музей.

-А на территории города сохранились какие-нибудь памятники орловского времени?
- Прежде всего, это, конечно, дворец, а кроме того, Мозинские ворота. Они находятся на бывшей границе орловских вла-дений, удалены от центра города, и видеть их можно только, когда едешь в Павловск. Меня раньше удивляло такое их расположение. Почему именно там? Оказалось, что при Г.Г. Орлове построили прямое шоссе между Гатчиной и Царским Селом, и ворота стояли именно на нем. Сохранилась только часть этого шоссе. На него можно выехать, если не поворачивать на Павловск, а ехать, например, на велосипеде прямо. Вначале будет деревня Романовка, потом Бугры. Оттуда, кстати, открывается хороший вид на Гатчину. Ну, а дальше трасса - непроезжая. Со стороны Пушкина на бывшем Гатчинском шоссе расположен Пушкинский военный аэродром. Заканчивалась дорога у Орловских ворот в Царском селе.
Также сохранилась в Гатчине Круглая рига. Она, по всей видимости, тоже построена при Орлове.

- И последний вопрос: Ваша книга - это «новое слово» в биографии довольно известной исторической личности, а также истории Гатчины второй половины XVIII века?
- Эта книга раскрывает неизвестные ранее стороны ранней истории Гатчины. А ведь историю невозможно изучать, не зная, с чего она началась. Я попытался проследить ход строительных работ, убранство помещений. Попытался ответить на вопрос, почему Гатчинский дворец построен в таком необычном для России стиле. Ведь мы до сих пор воспринимаем его как подобие средневекового замка. Оказалось, что Григорием Орловым сделано очень много, а Павел I только продолжил начатое. И мне кажется, что Г.Орлов достоин быть увековеченным в бронзе. Памятник императору Павлу I у нас есть, есть даже бюст В.И.Ленина, который с Гатчиной никак не связан, а памятника строителю Гатчинского дворца и парка нет.
А вообще, одно открытие я сделал для себя совершенно случайно. Оно, правда, не связано с орловской темой. Все слышали наверно о скандалах в связи с публикацией на одном известном сейчас сайте секретных материалов. Я в одном месте книги написал, что у нас нет возможности видеть нашу современную историю изнутри, глазами ее творцов. Обычно секретные документы становятся известны спустя 100 и более лет. В приложении к книге опубликованы выдержки из секретной дипломатической переписки, в которых речь идет о русской императрице и ее приближенных. Современники императрицы это прочитать не могли. А мы, благодаря тому самому сайту, получили уникальную возможность увидеть внутренние процессы нашей современной истории. Фактически, документы те же самые, только люди в них фигурируют другие. Впрочем, это просто сравнение, которое мне пришло на ум.
В. Федорова


© Гатчина сквозь столетия