Григорий Орлов и Гатчина:
история фаворита императрицы и его загородного имения

Пространство вокруг дворца
Гатчинский сад на протяжении всей второй половины восемнадцатого столетия оставался огромной строительной площадкой. Начавшиеся в 1760-х гг., фактически работы остановились только со смертью второго владельца имения, императора Павла I. Однако основа парка, которую можно было развивать дальше, была создана уже при Григории Орлове.

Длинный остров в Гатчинском парке
Длинный остров в Гатчинском парке
Скупые архивные сведения говорят нам, что работы по изменению естественного ландшафта начались в конце 1760-х гг., вскоре после начала строительства дворца. Известно шутливое письмо Екатерины II к И. Г. Чернышеву, датированное 16 марта 1769 г. Она писала своему корреспонденту, что в награждение за умение Орловым правильно прикладывать шпанских мух, она пошлет к нему в Гатчину английского садовника «убирать края озера». Фамилию этого садовника она не сообщала, но английский исследователь Э. Кросс показал, что это был Чарльз Спарроу. Вместе с братом Джоном он был приглашен в Россию в 1769 г. при посредстве И. Г. Чернышева... Оба брата были направлены в Гатчину, но Джон умер до 1783 г. Чарльз Спарроу работал в Гатчине до своей кончины в мае 1789 г., отдав садам Гатчины, таким образом, двадцать лет и, можно не сомневаться, воспитав поколение садовых работников. Его знания в России были новы, вызывали интерес и могли применяться в садах других усадеб...

Еще один садовый мастер, которого привлекали для создания сада в Гатчине, - англичанин Джон Буш. Его наняли в 1771 г. для работ в подмосковном Коломенском, но направили на несколько месяцев в Ораниенбаум, а затем Царское Село. В. Макаров, опираясь на письма ландграфини Каролины Гессен-Дармштадтской, определил, что тот работал в Гатчине в 1773 г. Заслугой всех этих английских мастеров были не только новые знания об устройстве пейзажных садов, но и более конкретная деталь: они привезли в Россию понятие о гравиевых дорожках, о которых до этого здесь ничего не знали.

В связи с созданием гатчинских садов нельзя не вспомнить письмо Екатерины II, написанное 28 апреля 1772 г. госпоже Бьёльке. В нем императрица, полушутя, написала, что ее фаворит, уезжая на конгресс с Турцией, «таки поручил» ей «свой сад на это лето», она гордится тем, что он признал ее «садовническое искусство», и она сама будет в Гатчине «проказить по-своему». Не известно, как сказались «проказы» высочайшей садовницы. На время ей досталась огромная территория, сравнимая своими размерами с царскосельскими садами, но, в отличие от тех, имевшая огромные водные просторы и ландшафт, едва обработанный к тому времени искусством мастера...

Григорий Орлов давно стал объектом истории. Изменилась местность, когда-то принадлежавшая ему. Территорию охотничьих угодий занял город Гатчина, который обступил со всех сторон дворцово-парковый комплекс. Изменился сад. Были перепланированы его отдельные участки, на которых построили садовые павильоны. Гатчинский дворец был дважды перестроен, разрушен и возрожден. Образно выражаясь, на первый слой легли еще несколько слоев, которые скрыли от нас первоначальный облик гатчинского поместья. Однако внимательное прочтение старых документов дает нам возможность восстановить события прошедшей истории и сквозь позднейшие наслоения увидеть на картине Гатчины запечатленное изображение ее прежнего хозяина.

Вид на Колонну Орла и Темпль в гатчинском парке
Вид на Колонну Орла и Темпль
Григорий Орлов построил для себя дворец, снабдил его всеми мыслимыми на тот момент удобствами и полностью обставил его. Его архитектурные формы, воспроизводившие западноевропейские сеньориальные владения, должны были заставить зрителя поверить в миф: в то, что перед ним жилище великого человека, имеющего, к тому же, старинное аристократическое происхождение.

При Григории Орлове была создана основа парка, сохранившаяся до наших дней: проведена новая береговая линия озер и насыпаны острова, усовершенствована гидросистема, проложены дороги, посажены деревья и кустарники. В саду возвели два памятных монумента (Чесменский обелиск и Колонну Орла), устроили большие оранжерейно-тепличные комплексы. За пределами сада появился зверинец и другие охотничьи угодья. Наконец, благодаря Григорию Орлову Гатчина получила удобную дорожную связь со столицей и загородными императорскими резиденциями и стала транзитным пунктом на пути из С.-Петербурга в южные губернии России. Любой, кто уезжал из столицы на юг или, наоборот, возвращался, имел на своем пути орловские владения и должен был проехать под аркой Мозинских ворот. Глядя на все эти результаты восемнадцатилетней деятельности хозяина, мы с полным правом можем назвать Гатчину «творением» Григория Орлова и отражением его «гения», т. е. отражением его истории, его характера и вкуса.
А. Спащанский


© Гатчина сквозь столетия