Григорий Орлов и Гатчина:
история фаворита императрицы и его загородного имения

Каменный дом Его Сиятельства
Гатчинский дворец был заложен 30 мая 1766 г. Место для него выбрали на возвышенности без леса и каких-либо построек: на плане 1746 г. на месте дворца обозначено пустое, ничем не занятое пространство... Кроме красот местности, оживлявшихся группами «мирных пахарей» и стадами сельских животных, у Гатчины было одно важное преимущество и другого рода. Это карьеры строительного материала, находившиеся неподалеку. У деревень Парицы и Черницы издавна добывали твердый известняк, имевший оттенки от желтого до красно-кирпичного. У деревни Пудость имелись залежи известкового туфа... В нескольких километрах от усадьбы еще со шведских времен существовала мукомольная мельница, в XVIII в. получившая наименование «Гатчинской». Можно сказать, что усадьба была вполне самодостаточна. Обилие воды, дававшей энергию для работы мельниц, мясо, молоко, лес и камень - здесь было все...

Л.К. Абрамов. Вид Гатчины 1770 в году
Л.К. Абрамов. Вид Гатчины в 1770 году
Чертеж фасадов Гатчинского дворца 1781 г.
Чертеж фасадов Гатчинского дворца 1781 г.

Обнаруженные в 2009 г. С.Б. Горбатенко в Архитектурном музее Технического университета Берлина листы с планами и фасадами дворца свидетельствуют, что уже изначально дворец был задуман в своем нынешнем виде. Изменились только некоторые детали убранства фасадов... Кроме того, не был осуществлен и парадный двор в задуманном виде. Изначально его планировалось обнести металлической решеткой на каменных рустованных столбах, а по центральной оси разместить триумфальную арку въездных ворот. Вместо этого на линии ограды выкопали ров, и через него перекинули четыре каменных моста. Это органично связало и парадный двор, и сам дворец с окружающим пространством.

Исходя из принципов «говорящей архитектуры» (architecture parlante), разработанных французскими архитекторами XVIII в., здание как книга должно было нести информацию о своем назначении. «Превосходное для одного не всегда является превосходным для другого. Дом князя не должен быть построен как дом частного лица, и так же дом частного лица - как дом человека, облеченного должностями», - так определял «говорящую архитектуру» Жермен Боффран. Любая деталь загородной резиденции Орлова, какой бы она ни была, должна была стать словом в его биографии, изложенной языком архитектуры.

Белый зал Гатчинского дворца
Белый зал Гатчинского дворца
Белый зал Гатчинского дворца
Белый зал Гатчинского дворца

Издавна дворцы строились не только для проживания. Фактически они являлись памятниками тщеславия, выражали социальный статус владельца. Этому аспекту много внимания в своем труде уделил архитектор Филарете. Он писал, что хозяин создает здание «полезным и превосходным по двум лишь причинам. Первая - это удобство, а вторая - это слава, так чтобы могли сказать, что это он тот, кто соорудил столь красивое здание»...

Венок Ринальди
Венок Ринальди
Антонио Ринальди
Антонио Ринальди
Если же говорить об архитектурной форме, в которую облечена идея Гатчинского дворца, то она является порождением итальянского вкуса и, видимо, целиком принадлежит Антонио Ринальди. Общая композиция всего дворцового комплекса (центральная часть, соединенная с флигелями при посредстве галерей) восходит к палладианской вилле, в России 1760-х гг. почти неизвестной, ведь в российской архитектуре тогда господствовал французский вкус, и дворцы строились в форме вытянутого прямоугольного корпуса, обычно, с тремя, ризалитами, из которых центральный, включавший вестибюль и главный зал, мог быть круглым или овальным (как в Китайском дворце Ораниенбаума или Шуваловском дворце в С.-Петербурге). Детали архитектуры так же выдают итальянское влияние...

Кроме общих итальянских черт дворец имеет и более конкретные прототипы. Так называемый Центральный корпус дворца возведен под влиянием знаменитого «садового домика» (сasino) на римской вилле Боргезе (Дж. Вазанцио, 1613-15)... Над карнизом казино Боргезе, как и в Гатчине, возвышаются массивные башни, что так же сближает эти два сооружения. В римской, как и вообще в европейской архитектуре XVII-XVIII в. башни не были редкостью. Являясь символом феодальной власти, они указывали на то, что владельцы дворца принадлежали к древнему благородному и влиятельному роду, или заставляли в это поверить, если титул не древний и был получен путем пожалования или покупки, т.е. если феодальное достоинство рода оказывалось под сомнением...

Кроме этого, башни были украшением и великолепным ориентиром, делавшим дворец видным издалека. Часто в объемах башен устраивали лестницы, а их верхний ярус служил бельведером, с которого можно было любоваться пейзажем, праздником или наблюдать за охотой, если здание располагалось за городом.

Я.Меттенляйтер. Вид на Гатчину с башен дворца
Я.Меттенляйтер. Вид на Гатчину с башен дворца
Я.Меттенляйтер. Вид на Гатчину с башен дворца
Я.Меттенляйтер. Вид на Гатчину с башен дворца

Еще одно сооружение, которое могло повлиять на общее решение орловского дворца, мы находим в Мюнхене, прежней столице Баварского курфюршества. Из писем М. И. Воронцова и его римского корреспондента графа Бьёльке, при посредстве которых Антонио Ринальди был приглашен на русскую службу, известно, что путь архитектора из Рима в Петербург в 1751 г. проходил по наикратчайшему маршруту, через немецкие государства. На его пути, в частности, были Аугсбург, Мюнхен, Дрезден и Берлин, которые не могли не стать объектами внимания зодчего. Резиденция баварского курфюрста мюнхенский замок Нимфенбург строился поэтапно с 1660-х гг. в течение пятидесяти лет по проектам итальянских и немецких архитекторов. К 1751 г., когда его увидел Ринальди, он был сложившимся комплексом. Общая планировка резиденции развивает палладианскую усадебную схему, т.е. представляет собой центральную дворцовую часть с примыкающими к ней галереями. Фланкируют комплекс огромные служебные каре конюшен и оранжерей, построенные по сторонам главного здания в 1715 г. Как и в Гатчине, они имеют угловые, а так же промежуточные павильоны, перекрытые высокими шатровыми кровлями. Нимфенбург мог стать для Ринальди образцом крупной современной резиденции, где буквально под одной крышей размещались и дворцовые залы, и жилье, и огромные службы. Гатчинский дворец для своего времени был новым и комфортным сооружением не только благодаря удобной внутренней планировке и удобствам, о которых мы расскажем ниже, но и потому, что все его помещения можно было обойти по крытым коридорам, не выходя на улицу.

Сергеев. Гатчинский дворец
Сергеев. Гатчинский дворец
Вид на павильон Орла и Белое озеро
Вид на павильон Орла и Белое озеро

Сделаем здесь замечание, важное для восприятия загородного жилища Григория Орлова. Башни, примыкающие к нынешнему Центральному корпусу, были надстроены в 1850-х гг. и стали на один ярус выше. До этого они имели по четыре этажа (над карнизом дворца они возвышались всего лишь на один ярус). Одноэтажными были боковые каре. Отсутствовала та декоративная фортификация, которую мы видим ныне перед дворцом со стороны плаца. Дворец не производил впечатления мощной крепости. Невысокие деревья создававшегося в то время парка не скрывали его. Благодаря этому он был хорошо виден во всем своем объеме даже с дальних расстояний.

Романтический образ «Гатчинского замка» (как его часто именуют сейчас) сложился в XIX в., когда орловское и павловское время ушло в прошлое, и стены сооружения наполнились воспоминаниями и легендами. А увлечение готическими романами, историями о призраках и необычный для русского глаза облик сооружения с башнями, возвышающимися над деревьями, и подземным ходом окончательно закрепили за Гатчинским дворцом образ загадочного замка.

Императрица Екатерина II
Императрица Екатерина II
Императрица Екатерина II
Императрица Екатерина II
15 мая 1766 г. Екатерина II впервые приехала в Гатчину и осталась здесь на несколько дней, а через две недели, 30 мая, состоялась закладка здания... Кладка фундаментов началась только весной следующего года. Такое замедление было связано, очевидно, с необходимостью просушивать известняк, шедший на фундамент и облицовку стен. Во многих трудах, посвященных архитектуре, просушка и подготовка камня к строительству оговаривалась особо...

Строительство велось подрядным способом: объявления о вызове рабочих и поставке материалов публиковались в газете «Санкт-Петербургские ведомости» в 1767-1777 гг. За осуществлением проекта наблюдал Антонио Ринальди. Он приезжал в Гатчину регулярно, в отдельных случаях останавливаясь здесь на неделю. Непосредственным руководителем строительства являлся управляющий гатчинским имением...

К середине 1770-х гг. возведение дворца было в основном завершено, и к концу десятилетия Орлов перевез в Гатчину из Петербурга коллекцию живописи. Возможно, что в эти же годы во дворце появилась обстановка, скульптурное убранство, коллекция оружия. Сейчас уже не понятно, почему официальной датой окончания строительства является 1781 г. Именно этот год - «Заложенъ 1766 майя 30. окончанъ 1781 года» - был выбит на бронзовой доске, находившейся до 1950-х гг. на балконе дворца со стороны сада (не сохранилась).

Все время своего владения Гатчиной хозяин прожил в деревянном усадебном комплексе, находившемся на берегу Белого озера. В 1769 г. в дополнение к уже имевшимся там строениям он построил новый деревянный дом с большим балконом. В нем находились приемный зал, биллиардная, кабинеты и спальни, украшенные картинами и в любой момент готовые принять высочайших гостей...




Екатерина II была частой гостьей Григория Орлова в его «деревенишке» (так хозяин иногда называл свое имение). С 1766 по 1779 г. государыня приезжала сюда ежегодно по несколько раз в год. Первое время она останавливалась в Гатчине с ночевками, затем визиты сократились до одного дня. Ее пребывание здесь включало обязательный осмотр строящегося дворца. Императрица наблюдала за отделкой покоев, посещала пильную мельницу, зверинец, плавала по озерам и, разумеется, охотилась. В поездках ее сопровождали придворные, великий князь и будущий владелец Гатчины Павел Петрович, великая княгиня Наталья Алексеевна, а затем Мария Федоровна, очередные фавориты. Общество располагалось в покоях деревянного дома, беседовало и играло в карты. Обязательные в таком случае трапезы проходили или в доме в зале, или в большой палатке, ставившейся в саду. Слух гостей услаждали звуки роговой музыки. Мало кто знает сейчас, что Григорий Орлов содержал роговой хор, не уступавший знаменитому хору С.К. Нарышкина. Под звуки этой музыки фаворит любил кататься на яхте по Неве или по взморью, и ею же развлекал своих гатчинских гостей...

Х.-М. Рот. Борзая Григория Орлова
Х.-М. Рот. Борзая Григория Орлова
В 1772 г. Гатчина стала местом вынужденной ссылки для хозяина после его неожиданной отставки. Когда осенью 1772 г. он оставил мирные переговоры с Турцией и решил вернуться в С.-Петербург, в первых числах сентября на пути его встретил фельдъегерь с приказанием императрицы выдержать карантин в его гатчинском имении. Об этом сохранилось любопытное свидетельство современника, возможно, не совсем правдивое, но от этого не менее интересное, ведь именно такая информация могла распространяться по столице: «Граф Орлов, которому сие пожелание несносным казалось, хотел сначала принудить угрозами и криком, чтобы его пустили далее ехать, однако ничего не успел и под прикрытием данного ему караула препровожден был в Гатчину... Когда граф Орлов приехал в Гатчину, то никто из его служителей его не узнал, его даже боялись, поелику во время дальнего пути отросла у него страшным образом борода, так же и платье его было разорвано, так что, исключая его знатность, не можно было подумать, чтобы он был граф Орлов, хотя все сие с намерением и по совету других делал, дабы его не узнали, и таким образом тем надежнее достичь мог Петербурга... Здесь имел он почти во всем недостаток, даже в самых рубахах, так что он видел себя необходимо принужденным оное занимать». Грязный от дальней дороги, в рваной одежде, с бородой, агрессивный - честно говоря, портрет далекий от того идеала, который изображала Екатерина II и который мы привыкли видеть на известных полотнах. Впрочем, идеал был больше не нужен, так как Большая история Орлова закончилась...
А. Спащанский


© Гатчина сквозь столетия