Суйдинские храмы

Находки в старой церкви

В 1937 году известный гатчинский краевед и собиратель, действительный член Географического общества, а в то время - старший научный сотрудник Гатчинского (Красногвардейского) районного краеведческого музея Ангелис Николаевич Лбовский, собирая материалы о пушкинских местах нашего края, с разрешения настоятеля церкви Воскресения Христова в Суйде, священника Н.А. Быстрякова, исследовал архив этого храма, который тогда сохранился лишь частично. Здесь Лбовский обнаружил ряд интересных и уникальных документов, связанных с именами предков, родных и близких А.С. Пушкина.

Газета «Ленинградская правда» в ноябре 1937 года сообщала: «В обществе «Старый Петербург - Новый Ленинград» пушкиновед А.Н. Лбовский демонстрировал на днях найденные им в Красногвардейском районе интересные документы о родителях А.С. Пушкина и о его няне - Арине Родионовне.

Сильно пожелтевший лист плотной бумаги и выцветшие строки текста старинного документа - оказались - так называемым брачным поручительством...».

«1796 года, сентября 28 дня, мы нижеподписавшиеся поручители при целовании слов Святого Евангелия и животворящего Креста Господня по присяжной должности сказали самую сущную правду и по печатной форме присягу исполняли в том, что оные, в брак вступающие жених Лейб-гвардии Измайловского полку поручик отрок Сергей Львов сын Пушкин нанимает он себе в супружество Морской Артиллерии 2-го ранга капитана Иосифа Абрама сына Ганнибала дочь девицу Надежду Осиповну... оба первым браком и в брак вступают своим добрым произволением и по своему согласию соитие тож из благословения родителей в чем подписуемся Генерал Поручик и кавалер Иван Абрамович сын Ганнибала. Премьер Майор Павел Федорович сын Малиновский».

Среди других документов: «Исповедальная ведомость» за 1790 год с перечислением ганнибаловских крепостных крестьян, в том числе будущей няни Пушкина Арины Родионовны, ее мужа Федора Матвеева и детей Егора, Надежды и Марии; «Ведомость Софийского уезда села Суйды церкви Воскресения Христова священника Симеона Трофимова с причетниками сколько в нашем Суйдовском приходе показано в последнюю ревизию в 1795 году налицо мужска пола душ»; «Метрическая книга, учиненная священно- и церковнослужителями Царскосельского уезда церкви Воскресения Христова, что в селе Суйде для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших в 1835-м году» и другие. Здесь же Лбовский, среди документов церковного архива обнаружил 12 книг «Четьи-Минеи», издания 1768 года, принадлежавших А.П. Ганнибалу с его записями и одну книгу январских «Четьи-Минеи», принадлежавшую П.М. Апраксину со следующей записью: «Боярину и Сенатору Петру Матвеевичу Апраксину 1716 года».

В том же году стараниями Лбовского 11 древних книг были переданы из церкви на хранение в Пушкинский Дом Академии Наук СССР в Ленинграде, а две другие - в Гатчинский (Красногвардейский) районный краеведческий музей. Часть документов пополнили личное собрание знаменитого краеведа.

В дальнейшем по-разному сложилась судьба этих находок, некоторые из которых затерялись в годы Великой Отечественной войны. А из ганнибаловских книг «Четьи-Минеи» в настоящее время найдены только две. Сегодня они хранятся в Государственном музее-заповеднике А.С. Пушкина на Псковской земле.

Быстряковы

Вспоминая многочисленных священников, верой и правдой служивших в разные годы в суйдинских храмах, невозможно забыть имена двух из <них: Андрея Ивановича и Николая Андреевича Быстряковых, отца и сына, отдавших церкви ровно 70 лет. Уроженка села Воскресенского, ныне жительница Петербурга, 90-летняя Вера Николаевна Быстрякова рассказывает: «В Суйде служили мой дед и отец. Вся моя жизнь связана с Воскресенской церковью...».

«Историке - статистические сведения С.-Петербургской губернии» издания конца XIX века сообщают: «С 1783 г. служили священниками: Симеон Трофимов, Петр Симеонов, Симеон Георгиевский, Симеон Разумовский, Никита Симеонов Краснопевков, Петр Андреев Ильинский и Андрей Иоаннов Быстряков, служащий ныне». Последний приехал в Суйду в 1874 году и оставил о себе добрую память, особенно среди местного крестьянства. Он был дружен со многими известными личностями, жившими в то время в суйдинской дачной местности...

Примерно в 1900 году его сменил сын, выпускник Петербургского духовного училища Н.А. Быстряков. Это, благодаря его стараниям, в приходе появилась новая церковь, шкота, театр, библиотека, часовни в окрестных деревнях. У себя в доме он устраивал музыкально - литературные вечера, на которые собирались именитые дачники и местная интеллигенция. Ом хорошо знал историю этого края, хранил в церкви ганнибаловские реликвии и гордился Пушкиным. В его разносторонней деятельности ему во многом помогала супруга Анна Макаровна и дети Мария, Вера, Елена, Людмила и Андрей.

Судьба была к Быстрякову немилосердна. После 1917 года ему запретили преподавать в церковно-приходских школах, большевики лишили его собственного дома и описали все имущество. Чудом уцелел священник в 1937 году. Его арестовали в 1944 году, сразу же после освобождения Суйды от фашистов и выслали в Карагандинскую область. Умер Николай Андреевич Быстряков в 1949 году в заключении, в одном из лагерей. Ему было тогда семьдесят четыре года. Могила его неизвестна.

Как крушили историю

А.С. Пушкин в Суйде
А.С. Пушкин в Суйде
В душе суйдинцы гордятся Пушкиным, находя в нем что-то свое, родное. И однако же безучастно и равнодушно проходят мимо уничтоженного старого кладбища, где покоится прах Ганнибала и их далекие предки, местные крестьяне: Горенковы, Шарапенковы, Туркины, Коноваловы, Мидины, Сурины, Торцевы, Пестряковы, Ванюшены, Зудины... Старое суйдинское кладбище, известное с начала XVIII столетия, основанное рядом с первой церковью Воскресения Христова, впоследствии разобранной, было действующим вплоть до 1930-х годов. Старожилы рассказывают о многих интересных захоронениях, сохранявшихся здесь вплоть до Великой Отечественной войны, среди них могилы помещиков Цигоревых и Евдокимовых, генерала Горчакова, издателя Мамышева, певицы Вартановой, надворного советника Ридигера и других.

О посещении в 1937 году этого кладбища вспоминает писатель Борис Семенов, который вместе с Михаилом Зощенко и другими писателями в то время приезжал на дачу в поселок Высоко-Ключевой, рядом с Суйдой: «...Невдалеке, за пределами усадьба, сохранялось старое неухоженное кладбище с черными чугунными крестами и гранитными надгробиями... Здесь долго бродили мы, читая вполне еще разборчивые и трогательные эпитафии - самые интересные Михаил Михайлович записывал в блокнот».

Сильно пострадавшее в годы последней войны, это кладбище просуществовало вплоть до 1976 года, а затем было распахано опытно - производственным хозяйством «Суйда» под картофельное поле. Гектар картошки смог заменить хозяйственникам память о предке Пушкина! Были полностью уничтожены насыпной вал, небогатая кладбищенская растительность, остатки захоронений... Поднятые огромные плиты и ажурные чугунные кресты свалены в глубокую яму и засыпаны землей. Одна среди распаханного кладбища осталась возвышаться лишь могила Ганнибала, вернее, ее мифический образ, придуманный нашими современниками.

Сегодня это святое место взывает о помощи. Каждый год распаханная земля обнажает старые кости, обломки крестов, монеты, кованые гвозди... Что может быть большим позором для народа, чем небрежение к памяти предков, к могиле прадеда национального гения? В незавершенном стихотворении 1830 года Пушкин писал:
	Два чувства дивно близки нам, 
	В них обретает сердце пищу: 
	Любовь к отеческим гробам, 
	Любовь к родному пепелищу.
	Животворящая святыня! 
	Земля была б без них мертва, 
	Как... пустыня
	и как алтарь без божества.
В рукописи второе четверостишье первоначально читалось:
	На них основано от века 
	По воле бога самого, 
	Самостоянье человека,
	Залог величия его.
© А.В.Бурлаков


© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»