Гатчина

Комнаты Николая I

В светлом переходе, имеющем форму маленького полуциркуля и отделяющем центральный корпус от Арсенального каре, развернута небольшая выставка, рассказывающая об обстоятельствах воцарения Николая I, восстании декабристов и об общем характере царствования Николая I.

Ротонда
Ротонда
Ротонда. В отделку Ротонды, восходящей по своей общей архитектурной форме еще к античному Риму, Кузьмин привнес черты подражания стилю Возрождения.

Бюст Николая I - работа скульптора Витали. Выполняя заказ, Витали должен был дать не подлинный образ тридцатилетнего Николая I, мстительного и жестокого, а идеализированный образ его в виде юноши с чертами античного героя. Бюст помечен 1826 годом - годом казни декабристов.

У окна Ротонды порфировая ваза XVIII века. В нише две фарфоровые вазы с батальными сценами, работы берлинского завода. В проходе к вестибюлю - вазы японского фарфора.

Вестибюль. Отделан в стиле, подражающем стилю эпохи итальянского Возрождения.

Для архитектурной отделки Арсенального каре, как и вообще для архитектуры середины XIX века, характерен эклектизм - беспринципное использование различных стилей, стремление поразить пышностью и разнообразием отделки. В отделке Арсенального каре Кузьмин применил и стиль эпохи Возрождения, и давно отжившую свой век готику, и рококо.

Интересны в вестибюле: старинная чаша для «святой воды» (XVI век) желтого сиенского мрамора, привезенная из флорентийского собора; прекрасной работы бронзовый фонарь французской работы конца XVIII века и грандиозные торшеры из бронзы с фарфором, русской работы.

Большой портрет Николая I в окружении членов его семьи написан в 1843 году французским художником О. Верне. Используя один из моментов «царскосельской карусели» 1842 года - «рыцарского» маскарада, устроенного в Александровском парке в Царском Селе, Верне, со свойственной ему эффектностью, создает парадный портрет Николая I в излюбленной им «рыцарской» позе.

Театр. При перестройке дворца был отделан Кузьминым на месте бывшего здесь театра времени Павла I. Во время пребывания двора в Гатчине в этом театре ставили спектакли вызывавшиеся из Петербурга французская, немецкая и русская труппы актеров. Сохранившиеся декорации относятся ко второй половине XIX века. Театр вмещал около 300 человек. Помимо членов царской семьи, на спектаклях присутствовали придворные и офицеры полков, квартировавших в Гатчине, или под Гатчиной.

Арсенальный зал
Арсенальный зал
Арсенальный зал. Является наиболее просторным помещением в этом каре. Арсенальный, или Охотничий, зал служил местом сбора придворного общества как при Николае I, так и при Александре II и Александре III. Он заполнен различными предметами, постепенно скоплявшимися здесь на протяжении нескольких десятков лет. Тут и заводные органы, и двуглавое чучело орла, и юбилейные щиты гвардейских полков, и качели, и мраморная вакханка работы француза д'Эпине, и бесчисленные трофеи охот в гатчинских лесах Александра II и Александра III, и т.д.

Больше сотни интересных акварелей художника М. Зичи (иллюстратора Лермонтова и Руставели), висящих по стенам, дают иронические зарисовки «подвигов» придворных охотников. Три большие картины А. Шарлеманя изображают эпизоды суворовских походов 1799 года.

Колоссальный естественный магнит, поддерживающий шестипудовый стальной якорь, был найден в XVIII веке на Урале и поднесен заводчиком Демидовым еще Гр. Орлову для его кабинета редкостей. Якорь и оправа к магниту сделаны были на Тульском оружейном заводе мастером Пастуховым.

Готическая галерея
Готическая галерея
Готическая галерея. Ведет к комнатам жены Николая I. Отделка этой галереи архитектором Кузьминым представляет образец так называемой ложной готики. Основные рабочие части всякой подлинно готической постройки - крестовые своды и колонны, не несут здесь никакой нагрузки и как бы приклеены к стенам и потолку. Всякая связь Готической галереи с наружным фасадом дворца отсутствует.

Однако чисто декоративную задачу архитектор выполнил удачно. Убегающие вдаль арки сводов подчеркивают перспективу узкой, длинной галереи, как и два ряда черных, с золотом, китайских табуреток и старинных ваз китайского и японского фарфора.

Портреты, помещенные в Готической галерее, - это вереница слуг Романовых, представителей вельможной знати и государственных деятелей XVIII века. Здесь имеются портреты братьев Григория и Алексея Орловых, князя Репнина, снискавшего себе печальную известность жестокой расправой с восставшими при Павле I крестьянами, фаворита Екатерины II Завадовского, князей Куракиных и Долгоруких, Воронцовых и др.

В двух комнатах за Готической галлереей расположен ряд дополнительных экспозиций, отражающих положение крепостного крестьянства при Николае I, венгерский поход 1849 года (роль царизма как жандарма Европы), завоевание Кавказа («царская Россия-тюрьма народов») и рост общественного протеста при Николае I.

Комнаты жены Николая I Александры Федоровны отделаны в стиле николаевского рококо, завершившего к половине XIX века пестрое чередование модных подражательных стилей. Характерны сухость и безжизненная симметричность орнамента потолков - следствие широкого применения штамповки, заменившей былую ручную резьбу и лепку. Эти комнаты, не предназначавшиеся для парадных приемов и представительства, производят впечатление известного уюта и сравнительной простоты убранства. Помимо историко-бытового интереса, комнаты заслуживают внимания и по находящимся в них картинам, портретам и предметам художественной промышленности.

Салон Александры Федоровны
Салон Александры Федоровны
Большая часть бронзовых изделий (часы, люстры, канделябры) сделана на петербургском заводе Лейхтенбергского. Мебель большинства комнат - работы петербургской мебельной мастерской П. Гамбса, пользовавшейся большой известностью и создавшей особый тип «гамбсовой» мебели - сдержанной по своему декоративному оформлению, прочной и удобной.

Приемная. Первая из комнат Александры Федоровны. Среди картин интересны: «Диана, застигнутая Актеоном», написанная на меди Платцером (XVIII век), два флорентийских вида, написанных Альяни (XIX век), и картина над камином - «Сицилийский пейзаж» С. Воробьева (1849 год).

Столовая. Небольшая по размерам комната, предназначавшаяся для обедов в узком семейном кругу.

На столе выставлен фарфор и хрусталь русской работы того времени. Фарфор на буфетах - европейский, в том числе изделия Мейссенского завода XVIII века. Мебель выдержана в формах николаевского рококо.

Гостиная. В этой комнате широко представлена в портретах прусская родня императрицы - дочери прусского короля.

Кабинет. Также заполнен семейными портретами. Портрет самой Александры Федоровны, тогда еще невесты Николая I, написан Кюгельхеном, популярным художником в придворных кругах Германии и России, и изображает ее в стилизованном средневековом костюме.

Ванная Александры Федоровны
Ванная Александры Федоровны
Женитьба Николая I на дочери прусского короля не была случайностью. Заключенный еще в 1815 году, «Священный союз» (союз России, Австрии и Пруссии), который, по выражению Ф. Энгельса, являлся заговором «всех европейских государей против их народов под председательством русского царя», должен был получить еще большую прочность через брачный союз Николая I с прусской принцессе).

Рядом с портретом Александры Федоровны висят портреты ее отца Фридриха-Вильгельма III и брата Фридриха-Вильгельма IV (работы Штейбена). Фридриху-Вильгельму IV Николай I, верный занятому им положению «жандарма Европы», пришел на помощь, когда его трон зашатался под ударами революционной грозы 1848 года. Из других портретов характерны два больших портрета дочерей Николая I: Александры, работы Иебенса, и Ольги - копия с портрета работы Винтергальтера, прославленного салонного портретиста, писавшего необычайно эффектно, но поверхностно. Развешанные на щитах миниатюрные фамильные портреты исполнены Беннером, Соколовым и другими русскими и иностранными мастерами миниатюрного портрета. Курьезен висящий возле двери в Дубовый кабинет шаржированный портрет Константина Павловича, сделанный его адъютантом Килем.

Дубовый кабинет
Дубовый кабинет
Дубовый кабинет. Эта небольшая комната хорошо иллюстрирует приемы сборных архитектурно-декоративных отделок середины XIX века: резьба по натуральному дубу стен сочетается со штукатурной лепкой потолка, окрашенного под дуб; орнаментика кабинета в стиле рококо - с «готическими» головками ангелов, поддерживающих полочки с фарфоровыми группами работы Мейссенского завода. Убранство Дубового кабинета дополняют яркие полосы вышивок по канве. Эти вышивки - работа придворных дам, занимавшихся рукоделием в часы вечерних собраний, под аккомпанемент чтения какого-нибудь скучнейшего назидательного немецкого романа.

Русской литературой здесь не интересовались.

Характерен отзыв одного из ближайших к Николаю I лиц - князя А.Ф. Орлова: «довольно этой дряни, сочинений вашего Пушкина, при жизни его напечатано, чтобы продолжать еще и по смерти отыскивать да печатать их».

Ванная. При перестройке Арсенального каре был проведен из озера во дворец водопровод - один из первых водопроводов в России. Комната служила в то же время и туалетной. В ней поражает несоответствие убранства назначению комнаты - мягкая мебель, затянутые материей стены, портреты брата и сестры Александры Федоровны, писанные Г. Кюгельхеном. Между окнами зеркало в скульптурной фарфоровой раме русской работы XIX века.

Спальня.В этой богато обставленной, но не претендующей на особую парадность комнате также размещено собрание семейных портретов. Среди них портреты Александры Федоровны и трех ее дочерей, писанные в 40-х годах английской художницей Робертсон. На столе туалетный прибор работы русского фарфорового завода.

Деловые комнаты Николая I - два кабинета и адъютантские - резко отличны от комнат его жены и выразительны своим казенным однообразием. Крытая зеленым сафьяном мебель (стиля Бидермайер), окрашенные масляной краской стены, с развешанными на них цветными таблицами военных форм, делают комнаты похожими на полковую канцелярию. Большой портрет Павла I в окружении его сыновей и свиты (работы художника Лампи Младшего, 1802 год) и висящие на боковых стенах кабинета: акварель работы неизвестного художника «Развод Павлом I караула в Гатчине» и цветная литография «Открытие памятника Павлу I в Гатчине» - дань преклонения Николая I перед личностью его полубезумного отца. Походная койка довершает преднамеренно «спартанский» стиль комнаты.

Четыре картины художника Шульца (против окон) изображают военные сцены времен Фридриха II. Акварельные таблицы русских военных форм сделаны художниками Пиратским и Лангом но заказу Николая I, ценившего в живописи только батально-парадный жанр. Обстановка этих комнат ярко характеризует их хозяина, смотревшего на Россию как на «свою команду» и видевшего свое назначение в подавлении всякой инициативы.

Кабинет Николая I
Кабинет Николая I
«Стиль» николаевского царствования, сводящийся к подозрительной всеобъемлющей полицейской опеке, с предельной наглядностью сказался в собственноручной резолюции Николая I на докладе о разрешении академику Гамелю поездки в Америку на промышленную выставку: «Согласен, но обязать его секретным предписанием отнюдь не сметь в Америке употреблять в пищу человеческое мясо, в чем взять с него расписку и мне представить».

Из отдельных вещей, помимо таблиц с военными формами, интересны: в Большом кабинете - бюро работы Г. Гамбса (начало XIX века) с прекрасно обработанной поверхностью дерева; во второй адъютантской - карандашные рисунки художника Гензеля к инсценированной в Берлине в 1821 году, с участием Николая I и его жены, поэме Т. Мура «Лалла-Рук». Шествие Лаллы-Рук изображено также и на большой вазе берлинского фарфора (между окон). Круглый стол с цветочной росписью на стеклянной столешнице - изделие немецких мастеров.

В Гатчине Николай I прожил последнюю осень и зиму своей жизни. Здесь получал он донесения из Севастополя о поражениях русской армии в Крымской войне, отводя душу чуть не в ежедневных смотрах гвардейских полков. Бездарность командования, казнокрадство интендантов, безнадежная отсталость вооружения предрешили печальный исход войны, несмотря на беспримерную доблесть русских войск. Дальнобойным штуцерам англичан и французов русские полки могли противопоставить только отжившие свой век кремневые ружья, паровому флоту - парусный. После 11 месяцев героической обороны Севастополь пал (в 1855 году). Николай I до этого не дожил. В конце декабря 1854 года он переехал из Гатчины в Петербург и через два месяца умер, в Зимнем дворце.

А.В.Помарнацкий, научный сотрудник Гатчинского дворца-музея
1940

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»