Гатчина

Личные комнаты Павла I

Эти комнаты помещаются в первом этаже дворца. Если верхними, парадными залами Павла I пользовались в отдельных случаях и следующие за ним владельцы Гатчины и они были подновлены в конце XIX века (частичная переобивка мебели, возобновление позолоты), то нижние, личные комнаты Павла I дошли до нас в редкой сохранности.

Этими комнатами никто из последующих Романовых не пользовался - они были превращены в своего рода фамильный музей, посвященный памяти Павла I. Небольшие полутемные комнаты, с обветшавшими тканями, с поблекшей позолотой на мебели и рамах потемневших картин, отделаны несравненно скромнее верхних, парадных зал, но наполнены ценными произведениями искусства и художественной промышленности того времени и представляют большой интерес как исключительной сохранности бытовой памятник конца XVIII века.

Нижняя Кавалерская
Нижняя Кавалерская
Нижняя Кавалерская. Служила комнатой ожидания и преддверием Нижней Тронной. Наряду с Мраморной столовой, где обеденные церемонии происходили только по особо торжественным дням, Павел I часто обедал в Нижней Кавалерской, один или со своим адъютантом. Здесь же происходил и развод дворцового караула, находившегося в соседней кордегардии, в непосредственной близости от кабинета Павла I.

Против окон портреты фельдмаршала С.Ф. Апраксина и его жены работы неизвестного художника.

У двери в Нижнюю Тронную висит тканый портрет Гр. Орлова - русская шпалера, сделанная с портрета Орлова, писанного художником Ротари.

Нижняя Тронная
Нижняя Тронная
Нижняя Тронная. Обстановка Тронной, предназначавшейся для «малых» деловых приемов, дает яркий материал для характеристики Павла I и его устремлений. По указанию самого Павла I трон был поставлен на фоне портрета Петра I (написанного французским художником Жувене при жизни Петра I). На подзеркальнике, между окнами, гипсовый бюст французского короля Генриха IV, изображение которого в личных комнатах Павла I встречается шесть раз- Петр I и Генрих IV, крупные исторические личности, сыгравшие в условиях своего времени прогрессивную роль, интересовали ярого реакционера Павла I не положительным содержанием их деятельности, а только как фигуры, наиболее полно воплотившие в себе (наряду с Людовиком XIV) идею абсолютизма. В обстановке не прекращавшихся крестьянских волнений и тревоги, которую вызывали победы революционной Франции, Павел I встает на путь резкого усиления абсолютизма и военно-полицейского режима. Эта линия проводится Павлом I круто, стремительно, со свойственным ему отсутствием чувства меры. Контроль и опека государственной власти принимают мелочный, порой анекдотический характер, проникая во все области не только общественной жизни, но и частного быта, вплоть до регламентации мод, предписания гасить свет в 10 часов вечера и т.д.

Обелиск из слоновой кости (на столе против трона) был поднесен Павлу I в 1799 году немецким пастором, украсившим обелиск напыщенной надписью, восхваляющей Павла I за войну, начатую им за восстановление поверженного трона французских королей.

Против окон портреты: А.Д. Меньшикова (работы неизвестного художника), Миниха (копия с портрета работы Аргунова) и П.Б. Шереметева (работы художника Гроота Старшего). Над портретами «Похищение сабинянок» работы неизвестного венецианского художника XVII века. Над обелиском «Диана и нимфа. Калисто» работы венецианца Либери (XVII век).

Большинство картин Нижней Тронной, как и картины Кавалерской, перешло к Павлу от Гр. Орлова, собравшего в Гатчине коллекцию картин итальянских мастеров XVI - XVIII веков.

Из вещей Нижней Тронной особый интерес представляют: люстра тончайшей работы знаменитого французского бронзовщика XVIII века Гутьера, золоченые в два оттенка резные консоли (французская работа XVIII века) и стоящие на одной из них синие фарфоровые вазы, в китайском вкусе, русской работы.

Кордегардия. В бывшей Кордегардии (караульном помещении), за комнатой дежурного офицера, развернута выставка, рассказывающая о павловской военной системе и о великом русском полководце Суворове, 140 лет со дня смерти которого исполнилось 18 мая 1940 года.

При входе в Кордегардию большой портрет кумира Павла I - Фридриха II прусского. Взойдя на престол, Павел I всю русскую армию реорганизовал при помощи «гатчинцев» на прусский образец, насаждая тупую муштру и палки. На стене против окон три картины художника Шварца, изображающие гатчинские маневры и вахтпарады, и портрет Аракчеева - фаворита Павла I, рьяного его помощника в деле муштры, будущего насадителя военных поселений. Мастер льстивого придворного портрета, художник Лампи сильно приукрасил отталкивающий образ «обезьяны в мундире» (прозвище, данное Аракчееву современниками). Строго следя за чисто дворянским составом офицерства, Павел I вызвал, однако, сильное его раздражение своей резкой требовательностью, переходившей в бессмысленный деспотизм, и массовыми «выключками» со службы генералов и офицеров по первому, часто вздорному подозрению в малейшем неповиновении или противодействии.

Во второй половине Кордегардии собран материал, посвященный гениальному Суворову - непримиримому противнику павловской муштры, пользовавшемуся беззаветной любовью русского солдата. Попав в начале царствования Павла I в опалу и двухлетнюю ссылку, Суворов в феврале 1799 года был вызван, по настойчивому требованию союзников Павла I, из ссылки и поставлен во главе русских войск, отправленных в Италию. Своими победами в Северной Италии и переходом через Альпы русские полки, предводительствуемые Суворовым, вписали блестящие страницы в русскую военную историю. Павел I «отблагодарил» Суворова, действовавшего не считаясь с гатчинскими уставами и вопреки им, вторичной опалой, в которой 70-летний генералиссимус и умер, измученный беспримерными трудностями своих последних походов. В числе других материалов на выставке показаны: бюст Суворова работы скульптора Демут-Малиновского, редкий портрет Суворова работы неизвестного художника конца XVIII века, старые гравюры и карты, относящиеся к походам 1799 года, а также литература о Суворове - советская и дореволюционная.

Туалетная
Туалетная
Туалетная и два следующих кабинета - комнаты, где протекала интимная жизнь Павла I. Кольцо охраны вокруг этих комнат - кордегардия и посты дежурных офицеров, свидетельствует о страхе Павла I и его тревоге за свою безопасность. Подземный ход (к нему ведет дверь из Туалетной), устроенный еще при Орлове в качестве декоративной замковой затеи, при Павле I также получает значение одной из мер предосторожности.

Из убранства Туалетной выделяются: картина одного из первых русских пейзажистов Семена Щедрина «Гатчинский дворец при Павле», картина Ле Пана «Охота в Шантильи на оленя» (охота была устроена во время путешествия Павла-наследника по Франции в 1782 году), прекрасных очертаний архитектурно оформленная кафельная печь и мебель, обитая французской тканью савонери (чрезвычайно редкой в наших музеях), интересной как по рисунку и краскам, так и по сложной технике ее изготовления».

Овальный и Башенный кабинеты. Уже после смерти вдовы Павла I Марии Федоровны в Овальный кабинет Павла I были перевезены в 1833 году, по ее Завещанию, складная кровать, мундир, трость и сапоги Павла I - немые свидетели его убийства в Михайловском (Инженерном) замке.

По словам одного из дипломатов, «мрачный, жестокий, угрюмый Павел I никого не жалует своим доверием. Его придворные ненавидят его, и он знает это. Он живет в уверенности, что несчастная участь отца, Петра III, не минует его».

1 февраля 1801 года Павел I переезжает во вновь выстроенный для него и отделанный архитектором Бренна Михайловский замок в Петербурге - мрачный дворец, опоясанный со всех сторон каналами с подъемными мостами.

Овальный кабинет
Овальный кабинет
Озлобление дворянства против деспотизма Павла I усилилось после разрыва с Англией, нарушившего экономические интересы дворянства. В ночь на 12 марта 1801 года Павел I был убит в Михайловском замке.

Небольшая выставка в Овальной кабинете рассказывает об обстоятельствах этого последнего в России дворцового переворота, направленного против личности данного самодержца, но не против самодержавия в целом, переворота, совершенного руками гвардейских офицеров, без всякого участия даже гвардейской солдатской массы. Развязать стихию народного гнева и ненависти заговорщики боялись не меньше Павла I.

Обращает на себя внимание в кабинете большой портрет Петра III работы художника Головачевского (1758 год, копия с Рокотова). Изображения Екатерины II в помещениях Павла I нет, портрет же отца у него всегда перед глазами. Технически совершенны тканые портреты: Генриха IV (подписанный «Cozette 1771») и его министра Сюлли. Под портретами бюро красного дерева с бронзой, работы знаменитого Рентгена. На одном из столиков чайный фарфоровый сервиз с видами итальянских крепостей, взятых в 1799 году Суворовым, работы русских мастеров».

Башенный кабинет
Башенный кабинет
Непосредственно к Овальному кабинету Павла I примыкает небольшой его кабинет, расположенный в одной из башен дворца. На одном из полушкафов Башенного кабинета настольные книги Павла: мемуары Сюлли (одного из идеологов французского абсолютизма), сборники морских сигналов, прусские уставы и т.п.

Дверь из Башенного кабинета ведет на террасу «Собственного сада».

Секретарская. Единственная из нижних комнат Павла I, не сохранившая современной ему обстановки.

В первой половине XIX века сюда была перемещена библиотека Марии Федоровны из ее половины в левом, Арсенальном каре, перестроенном при Николае I. Библиотека насчитывает около 5000 томов. Большая часть книг на французском и немецком языках. Преобладают сочинения моральные, исторические и мемуары.

Библиотекой заканчивается осмотр помещений XVIII века - памятника исключительного художественного в историко-бытового значения.

А.В.Помарнацкий, научный сотрудник Гатчинского дворца-музея
1940

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»