Гатчина

Парадные комнаты Павла I

Предцерковная. Тематика картин Предцерковной главным образом религиозная, продиктована местоположением комнаты, находящейся рядом с церковью (церковь закрыта). Картины (частично копии) - работы западноевропейских художников XVII и XVIII веков.

На подзеркальнике из мрамора вишневого цвета - часы и канделябры французской работы (фарфор и бронза). Исключительно интересной по изяществу и легкости рисунка является висящая здесь люстра из розоватого хрусталя, работы русского хрустального завода (конец XVIII века).

К серии люстр русской работы, сделанных по рисункам архитектора Н. Львова, относятся и люстры следующих помещений - Овальной комнаты и Золотой галереи.

Овальная комната Павла I
Овальная комната Павла I
Овальная. Типичная для богатого помещичьего дома того времени комната в стиле Людовика XVI. Окна, выходящие в парк, две ниши, сделанные в виде ложных окон, с пейзажами «итальянских садов», купольный потолок и стены с цветочным орнаментом создают иллюзию парковой беседки, перенесенной внутрь дворца.

Фарфоровые вазы на подзеркальниках - работы императорского фарфорового завода (конец XVIII века), как и весь русский фарфор, имеющийся в этой части дворца. Мебель - характерный образец мебели в стиле Людовика XVI.

Золотая галерея. На месте Золотой галереи и соседней Овальной комнаты в орловском дворце были семь небольших комнат, предназначавшихся для размещения гостей. Золотая, или Чесменская, галерея - один из наиболее выразительных парадных зал времени Павла I. Бренна обильно применил в ее отделке позолоту - декоративный прием, уже устаревший к концу XVIII века, но нужный ему как дающий впечатление подавляющего блеска и пышности. Воинственная орнаментация - мечи, копья, стрелы, львиные головы, ликторские связки (пучки палок с вложенными в них секирами) - покрывает стены, двери и ниши под потолком.

Заимствованная от Рима эпохи цезарей, эта символика власти и устрашения как нельзя более соответствовала тенденции Павла I к возвеличению абсолютизма до высшего предела, его стремлению «держать людей в повиновении, в смутных обстоятельствах, посредством страха». Через галерею проходили, «при игрании на трубах и литаврах», во время торжественного «марша» в церковь. Здесь же давались придворные балы. Оркестр располагался на хорах. Картины, изображающие отдельные моменты блестящей победы русского флота над турецким в сражении при Чесме в 1770 году, являются авторскими повторениями художника Гаккерта трех из двенадцати его картин на эту тему, находящихся в Вольтом дворце в Петергофе.

Стоящий здесь бюст греческой богини войны Афины-Паллады - копия XVIII века с античного подлинника.

Аванзал
Аванзал
Аванзал. Впечатление от этой комнаты, после блеска Золотой галереи, несравненно более простое и сдержанное. От первоначальной ее отделки архитектором Ринальди сохранился прекрасный наборный паркет с растительным орнаментом и такие же наборные двери в строгой раме цветного искусственного мрамора.

Центральное место занимает портрет Павла I работы С. Тончи (1800 год). Павел I изображен в костюме гроссмейстера (главы) Мальтийского рыцарского ордена - реакционной военно-духовной организации, ведущей свое начало еще со времени крестовых походов. Казнь французского короля Людовика XVI - одного из покровителей ордена, изгнание кавалеров ордена, наряду с другими дворянами, из пределов революционной Франции и занятие острова Мальты французскими войсками побудили мальтийцев предложить в 1798 году Павлу I возглавить орден. Павел с готовностью принял звание гроссмейстера, мечтая сплотить в рядах ордена дворянство Европы и России в целях борьбы против «зловредных начал французской революции». Портрет чрезвычайно выразителен. Тончи, давая торжественный, «приподнятый» образ Павла, сумел в то же время в тяжелом взгляде его слегка раскосых глаз, в напряженной торжественности позы подчеркнуть неуравновешенность полубезумного деспота.

Две другие картины - «Буря» крупнейшего мариниста XVIII века Жозефа Верне и великолепное по живописи «Изгнание из рая» Луки Джордано (XVII век).

Мраморная столовая
Мраморная столовая
Мраморная столовая. Как и ряд последующих парадных зал, Мраморная столовая отделана при Павле I архитектором Бренна. Мраморные колонны коринфского ордера и лепные барельефы на стенах, с античными сюжетами, воспроизводят элементы архитектуры императорского Рима, сочетающиеся с характерными для второй половины XVIII века буколическими мотивами - связками садовых и музыкальных инструментов и гирляндами цветов, перевитых лентами.

Плафоны: «Аполлон и музы» - работа Лохова, «Вакх и Ариадна» - работа неизвестного художника. На балюстраде, отделяющей помещение для буфетов, находится статуя «Эрос - бог любви» - копия XVIII века со статуи Лизиппа. На буфетах выставлен орловский, так называемый охотничий, сервиз русской работы второй половины XVIII века, сделанный по образцу саксонского сервиза.

Столовая служила для парадных обедов в дни дворцовых празднеств. Рисунки столов для каждого такого торжества «сочинялись» художниками. Самые обеды сопровождались сложными церемониями. Блюда разносились полковниками в сопровождении кавалергардов, бравших на караул, когда блюда ставились на стол. Обед протекал под аккомпанемент пушечных залпов с бастионов плац-парада. Павлу I, сидевшему в течение всего обеда в короне, прислуживали первые сановники государства, которые воспроизводили сложнейшие церемонии парадных обедов Людовика XIV, превращая обед в пышный спектакль, рассчитанный на возвеличение самодержца.

Тронная Павла I
Тронная Павла I
Тронная при Орлове служила его кабинетом. От отделки Ринальди сохранился исключительный; по мастерству паркет, составленный из редкостных привозных пород дерева, и кусок росписи, покрывавшей стены, сохранившийся за фальшивой дверью. Роспись стен была связана с паркетом общностью растительного орнамента в характерном для орловской усадьбы «сельском» вкусе. В соответствии с новым назначением этого зала, как тронного, Бренна заново отделал потолок, стены, двери и покрыл их обильной золоченой лепкой. Стены былн затянуты ценнейшими коврами французской ручной работы - гобеленами.

Большие гобелены «Азия» и «Африка» подписаны Нельсоном и вытканы в 1780 - 81 годах по рисункам художника Депорта.

Гобелен «Церера», над камином, относится к серии «Боги», вытканной по рисункам художника К. Одрана. Круглый, в античном стиле, стол с доской из египетской яшмы - прекрасный образец французской художественной бронзы конца XVIII века.

Трон Павла I сделан в стиле, выработанном во Франции в эпоху расцвета абсолютной монархии (стиль Людовика XIV). Происходившие в Тронном зале парадные приемы обставлены были особым церемониалом - с преклонением колен перед Павлом I и целованием его руки, причем Павел подозрительно следил за точным соблюдением всех деталей церемонии, вспыхивая гневом при малейшем нарушении этикета.

Малиновая гостиная
Малиновая гостиная
Малиновая гостиная. Убранство гостиной, служившей для парадных приемов императрицы, состоит из вещей большой художественной ценности. Здесь в прекрасных образцах представлены достижения французского декоративного искусства XVIII века.

Гобелены гостиной со сценами из «Дон-Кихота», вытканные крупными мастерами Козеттом и Одра-ном в 70-х годах XVIII века, поражают мастерством передачи изысканных оттенков цветочных гирлянд. Помимо художественного мастерства, с которым выполнены эти гобелены, они бесценны и по количеству вложенного в них труда. Сделаны «Дон-Кихоты» по картонам художника Ш. Куапеля, тратившего на каждый картон около года (вся серия «Дон-Кихотов» насчитывала 28 ковров). В гобеленах XVIII века имеется свыше 14 тысяч оттенков окрашенной шерстяной и шелковой нитки. Мастер мог выткать за год, работая «от света до света», только около одного квадратного метра. Работало над гобеленом одновременно много рук.

Обращение былых владельцев дворца с этими ценнейшими плодами труда и культуры являет пример редкого варварства: четвертый из полученных Павлом I в подарок «Дон-Кихотов» был разрезан для того, чтобы кусками от него наставить меньший по размерам гобелен на стене, примыкающей к Тронной.

Золоченые кресла - высокие образцы искусства резьбы по дереву французских мебельщиков второй половины XVIII века. Диван работы русских мастеров из числа тех работ, которые вызывали восхищение иностранцев своим умелым подражанием французским образцам и безукоризненным выполнением. Синяя фарфоровая ваза - пример такого же удачного подражания в области керамики. Чудесная фисташковая ваза - прекрасный пример оригинал! ного творчества неизвестного русского мастера. Повидимому, русскими же мастерами сделан и паркет в гостиной - в виде разостланного ковра. В характере его орнамента видно стремление сохранить близость к паркетам Ринальди. Как в Тронном, так и в других залах дворца преобладают произведения французской художественной промышленности. Отечественное искусство вниманием и любовью не пользовалось - имена многих замечательных русских мастеров до нас не дошли.

Парадная спальня
Парадная спальня
Парадная спальня создана целиком архитектором Бренна. Арабесковая роспись мраморных пилястров сделана его учеником Фр. Лабенским. Вазы на балюстраде - севрского фарфора (Франция). На резной золоченой подставке, под колпаком, находилась, С- дни пребывания Павла I в Гатчине, его корона. Бюст у зеркала - портрет его жены Марии Федоровны, работы Хеветсона (1784 год).

Спальня довольно близко воспроизводит версальскую спальню Людовика XIV, наиболее яркого представителя французского абсолютизма и неизменного образца для Павла I в отношении придворного этикета и церемоний. Жизнь двора Людовика XIV представляла сплошной ослепительный спектакль. Ежедневное вставание короля с постели превращалось в массовое действие с сотней участников и зрителей.

Гатчинская спальня таких церемоний не видела. Вечно спешащий, уже с 5 часов утра муштрующий на плац-параде свои батальоны, Павел I вряд ли когда-либо в ней спал. В этой спальне императрица устраивала приемы. Но не случайно 100 лет спустя после «века Людовика XIV», в годы побед французской буржуазной революции, Павел I воссоздает в своем дворце королевскую спальню и парадные залы версальского дворца Людовика XIV и насаждает устаревший уже придворный церемониал. В отжившем свой век крайнем абсолютизме он видел свой идеал. Не случайно и роспись плафона «Свадьба Психеи» поручается придворному художнику казненного Людовика XVI - Г. Дуайену, эмигрировавшему из революционного Парижа и нашедшему себе покровителей в лице Екатерины II и Павла I.

Парадная спальня заканчивает ряд наиболее характерных парадных зал XVIII века. Бренна использует для их отделки архитектурные формы Римской империи эпохи ее расцвета и декоративно-художественные приемы искусства королевской Франции. Назначение этих зал - всеми средствами декоративного и художественного их убранства и характером церемоний, в них происходивших, - прославлять и утверждать авторитет их владельца.

А.В.Помарнацкий, научный сотрудник Гатчинского дворца-музея
1940

© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»