Парк «Зверинец»

Традиция устройства царских зверинцев ведет свою историю с момента создания первых великокняжеских и императорских резиденций. С давних пор они уже существовали в вотчинах у московских князей. Уже в первые годы основания на невских берегах новой российской столицы здесь был устроен зверинец. Один из современников, посетивший его в 1721 году особое внимание обратил на невиданного зверя «очень большого ежа, имеющего множество черных и белых игл до 11 дюймов длиною» - дикобраза. В 1723 году сюда же доставили слона, подаренного персидским шахом.

В окрестностях Санкт-Петербурга первый зверинец был основан по указу Петра Великого в Нижнем парке Петергофа. Впоследствии сюда регулярно доставлялись различные животные, в том числе и экзотические. Так, в 1737 году императрица Анна Иоанновна приказала перевести из подмосковного Измайловского зверинца нескольких немецких оленей и маралов, 16 диких коз, 4 кабана, 374 зайца и одного волка, 68 диких уток и других зверей и птиц. В это же время начались работы по устройству в предместье столицы Екатерингофского зверинского парка. В 1770 году Екатерина II приказала построить фазанный двор в Дудергофе, в котором впоследствии находилось 159 фазанов. Образцовые императорские зверинцы с XVIII столетия существовали в Царском Селе, Ораниенбауме и Павловске. Имелись они и в крупных дворянских помещичьих усадьбах. Среди них не стала исключением и Гатчинская мыза, со своим знаменитым и старейшим в России зверинцем.

И сегодня к северу от императорского Дворцового парка в Гатчине раскинулся обширный лесопарковый массив «Зверинец», занимающий площадь 340 гектаров. Сейчас это любимое место отдыха многих горожан, гатчинские новостройки уже вплотную приблизились к границам живописного исторического парка.

Кушелевский альбом. Генеральный план Гатчинским садам
Кушелевский альбом. Генеральный план Гатчинским садам
Работы по его созданию начались ещё во времена графа Григория Григорьевича Орлова, вскоре после того как в 1765 году он стал владельцем гатчинского поместья. Общеизвестно, что он был страстным любителем охотничьих забав и светских развлечений. Поэтому огромную территорию, примыкающую к своей вотчине, граф постепенно превращает в своеобразный охотничий заповедник.

В 1770 году после определения границ этого пейзажного парка начались работы по его благоустройству. Через «Зверинец» были проложены дороги и просеки, через речные протоки возведены мосты, со стороны въездов в парк построены ворота. В прилегающем к парку Орловском лесу (в настоящее время эта территория известна под названием Орлова роща) был возведен графский охотничий дом. На лесных участках и полянах «Зверинца» были устроены звериные загоны, обнесённые изгородью из еловых и березовых кольев. В них жили на свободе специально привезённые в Гатчину олени, дикие козы, лани и местные обитатели северных лесов: лоси и зайцы. К загонам устроители парка проложили тропинки и дорожки, которые должны были облегчить и упростить возможность охоты на зверей.

И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке
И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке
В 1768 году в «Зверинце» были торжественно выпущены на свободу фазаны, доставленные из Англии и подаренные гатчинскому помещику императрицей Екатериной II. Государыня часто посещала Орловскую усадьбу, любила делать прогулки по её окрестностям, неоднократно участвовала здесь в великосветских охотничьих забавах, которые с размахом устраивал её любимый фаворит. Бывая в Гатчине, она при случае не забывала взглянуть и на свой «живой» подарок. Запись, сделанная в «Камер-фурьерском» журнале 21 июля 1768 года рассказывает о поездке императрицы с небольшой свитою из Петергофа в мызу графа Орлова: «И не доезжая мызы Гатчино верст 3-х, изволила Её Величество идти в новостроящийся зверинец и смотреть привезённых вновь фазанов…» Другая запись от 11 июля 1769 года сообщает: «…Её Императорское Величество из села Красного соизволила предпринять отсутствие в мызу Гатчино, принадлежащую Его Сиятельству Графу Григорию Григорьевичу Орлову, и в проезд продолжалась соколья охота... А пополудни в 6-м часу Её Величество соизволила идти пешком для прогуливания и проходить к новостроющемуся каменному дому (т.е. дворцу - А. Б.), а оттуда в зверинец смотреть находящихся в оном фазанов и других птиц». С переходом Гатчинского поместья в собственность великого князя Павла Петровича в 1783 году работы по благоустройству «Зверинца» продолжались. При новом владельце сюда было доставлено несколько экзотических животных - верблюдов. Романтическую видовую панораму «Зверинца» павловской эпохи прекрасно передал на своём живописном полотне придворный художник Яков Меттенлейтер. На картине, написанной в 1792 году, он изобразил стадо верблюдов и оленей, мирно пасущихся на большой живописной поляне на фоне охотничьего шатра. «Зверинец» представлен на самых ранних планах Гатчинской мызы великого князя Павла Петровича. На одном из них датированном 1792 годом и хранящимся в государственном музее-заповеднике «Гатчина», показаны Большой и Малый Зверинец. К 1794 году относится проектный «План Гатчинского оберамта», с показанием обширной территории «Зверинца» в центральной части которого обозначен регулярный участок с павильоном Аполлона и муз - копия плана одного из французских садов. Этот проект, хранившийся в Башенном кабинете Павла Петровича, к сожалению не был реализован.

Птичник в Гатчинском парке
Птичник в Гатчинском парке
Птичник в Гатчинском парке
Птичник в Гатчинском парке
Сохранились воспоминания современников о том как выглядел «Зверинец, написанные незадолго до того времени, когда Гатчина указом императора Павла I получила статус города. Так, барон Балтазар Кампенгаузен в своих записках изданных в 1797 году сообщал:

«Зверинец очень обширен, хотя он и не занимает всего того пространства, что охватывал прежде, а лишь малую его часть. Несколько романтических домиков для лесничих, множество приятных мест для прогулок, звезднообразные аллеи и цветочные клумбы составляют его прелесть. Одна из этих аллей ведет к самой высокой из дудергофских гор, на вершине которой виднеется кирха. В зверинце содержится много красного зверя и дичи. Всё пространство его со временем ограничит каменная ограда, начало которой уже положено».

План Гатчинского парка Зверинец
План Гатчинского парка «Зверинец»
В 1796 году под наблюдением главного садового мастера Гатчинского дворцово-паркового ансамбля Джеймса Гакета были проведены основные планировочные работы по благоустройству пейзажного охотничьего парка. Особое значение придавалось водной системе. С павловских времён сохранились дошедшие до наших дней наименования дорог и просек. Среди них, например, дорога Гундиуса получившая своё название в честь первого главного лесничего зверинца - обер-форштера Антона Гундиуса. Особое внимание уделялось вопросам укомплектования штата служителей «Зверинца», Высочайше утвержденного 30 декабря 1796 года. Гатчинское городовое правление пригласило на службу опытных специалистов охотничьего и лесного дела. Среди них был, например, присланный из Царского Села «смотрителем за птицами» Иван Иванов. В 1798 году в зверинце на берегу реки Колпанки началось возведение каменного здания Птичьего двора или Фазанника. Строительными работами руководил архитектор Андреян Дмитриевич Захаров. Возведенное в сыром, болотистом месте, здание Птичника к 1840-м годам пришло в ветхость, было разобрано до основания и отстроено на укреплённом фундаменте «в прежним виде». Удивительное по красоте творение сохранилось в руинном состоянии до настоящего времени и, к сожалению разрушается.

Император часто посещал «Зверинец» и любил показывать его своим гостям. Так, 23 августа 1799 года Павел I вместе с гостями и императорской свитой «изволили выезд иметь на приготовленный, в имеющемся в зверинце молошнике, полдник».

Традиции прогулок по укромным уголкам гатчинских парков унаследовала и его вдовствующая супруга Мария Федорова. «Её Императорское Величество с фрейлиной Дивовою изволила выход иметь, пешком прогуливаться по саду, - сообщает запись в старинной хронике, - а от зверинца в коляске проезжать до имеющегося, расстоянием в четырёх верстах от Гатчины, казенного дома, жительством занимаемого егерем Юньюсом, откуда в исходе 3-го часа и благоволила возвратиться обратно».

При Александре I в 1816 году в дальней части «Зверинца» были выкопаны пруды для водопоя зверей и построен крытый двор с яслями для овса и сена. На этом участке, огороженном забором, олени, лоси и лани находили корм и защиту от хищников - волков и рысей, которые иногда заходили в охотничий парк из окрестных лесов. Посетивший императорскую резиденцию в 1814 году академик Николай Озерецковский в своих путевых заметках писал:

«При Гатчине находится большой зверинец, окружностью в 8 верст: он огорожен высоким частоколом, крест на крест поставленным. В нём содержатся сибирские и американские олени и буйволы… Кроме оленей и буйволов, находится в зверинце один лось и один осёл».

С восшествием на престол императора Николая I охотничьи забавы в «Зверинце» становятся регулярными. Государь нередко совмещает их с войсковыми маневрами, которые проводятся в ближайших окрестностях Гатчины. Например, 3 октября 1833 года в Сильвии, соседствующей с охотничьим парком Их Величество с великими князьями «изволил стрелять напущенных из зверинца оленей и диких коз». В том же году с дачи обер-егермейстера Нарышкина в «Зверинец» была доставлена партия оленей, от великого князя Константина Николаевича привезён медвежонок, а от управляющего Петергофом генерал-майора Эйхена - лосёнок. Впрочем, и гатчинское охотничье хозяйство при Николае I неоднократно «делилось» своими обитателями для пополнения численности животных в других зверинцах.

21 декабря 1848 года обер-егермейстер Егермейстерского ведомства Дмитрий Васильевич Васильчиков в донесении министру императорского Двора писал: «В настоящее время в Петергофском зверинце находится оленей 9 и диких коз 2. Количество оленей слишком мало, и потому я полагал бы необходимым, по примеру прежних лет, пополнить этот недостаток перевозкою 10 самцов из Гатчинского зверинца. Испрашивая о сем разрешении Вашей светлости, имею честь покорнейше просить приказать Гатчинскому Дворцовому правлению не замедлить отпуском вышеозначенного числа оленьих самцов и почтить меня по сему предмету уведомлением, после коего я тотчас же, не теряя удобного времени, приступлю к перевозке вышеозначенных зверей». Во время очередного доклада министр доложил об этом государю, на что последний «соизволил ходатайство обер-егермейстера утвердить». В январе 1850 года в Петергоф из Гатчины было доставлено ещё 8 самцов оленей. Как сообщал Д. В. Васильчиков, это произошло в связи с личным пожеланием государя, который «изволил всегда оставаться довольным, когда в зверинце много оленей, и потому ещё, что для усиления приплода в Гатчинском зверинце необходимо уменьшить из оного самцов».

Императорская охота в Гатчине. 1890-е
Императорская охота в Гатчине. 1890-е
С именем императора Николая I связан самый значительный период в истории «Зверинца», когда в планировку парка были внесены заметные изменения. Они проводились в связи с начавшимся переводом в 1849 году из Петергофа в Гатчину придворной Императорской охоты. Тогда же сюда были переправлены 400 американских и немецких оленей и 35 ослов. В парке появляются новые загоны для зверей, из еловых кольев возводятся дополнительные изгороди протяжённостью более восьми километров. Новыми птицами пополняется царский «фазанник». В связи с упразднением фазанного заведения в Петергофе, по распоряжению обер-егермейстера графа Павла Карловича Ферзена, часть птиц, перевозится в Царское Село, а часть - в Гатчину.

В 1845-1847 годах благоустраивается и сам парк, значительно расширяется русло живописно петляющей через «Зверинец» реки Гатчинки, в результате чего образуется проточное озеро с извилистыми берегами и архипелагом из нескольких искусственно созданных островов. Для того чтобы поднять острова над уровнем воды и укрепить их берега, в грунт было зарыто несколько тысяч пней. На месте деревянных мостов, в парке строятся новые каменные. Проводились масштабные работы по осушению территории парка. На окраине «Зверинца», на живописном берегу реки Колпанки, притока реки Гатчинки в 1857 году начинается возведение Егерьской слободы, уникального архитектурного комплекса, сохранившегося до настоящего времени. Здесь проживал обслуживающей персонал Императорской охоты, находились многочисленные административно - хозяйственные здания и учреждения этого ведомства. Рядом с Егерьской слободой располагались царские псарни. В связи с переводом в Гатчину 3 октября 1858 года Егермейстерской конторы эта императорская резиденция становится настоящей охотничьей столицей России.

Со времён правления императора Николая I связано наибольшее количество всевозможных охотничьих историй, воспоминаний и легенд. Вот один из примеров подобного повествования. Уроженец Гатчины, сын преподавателя сиротского института Аркадий Васильевич Эвальд (1834-1898 гг.), впоследствии писатель и журналист, в своих «Воспоминаниях» рассказывал:

Ворота из Дворцового парка в Зверинец
Ворота из Дворцового парка в «Зверинец»
«В Гатчине, за дворцовым садом, непосредственно к нему прилегает так называемый зверинец, то есть огромное место, по крайней мере, в пять или шесть квадратных верст, огороженное сплошным высоким частоколом. В этом зверинце содержались стада ланей, оленей, несколько ослов и имелась дворцовая молочная ферма.

Местность эта представляла почти сплошные лесистые болота, по которым в некоторых местах, вдоль и поперёк, проложены были неширокие шоссейные дороги.

Государь пожелал привести этот зверинец в некоторый порядок и осушить болота. Для этого несколько лет подряд, по окончанию лагерных сборов в Красном Селе, именно в августе месяце, в Гатчину приходил гвардейский сапёрный батальон, под надзором которого и производились работы крестьянами или пехотными солдатиками, отпускавшимися после лагерей на заработки.

Благодаря осушке и образованию островов, зверинец принял очень красивый вид. Император Николай Павлович не был страстным любителем охоты. Иногда он выходил с ружьём в дворцовый парк или в зверинец, подстреливать пару диких уток, да и то редко. Случалось, что в зверинце устраивалась охота на оленей, но это делалось исключительно для развлечения какого-нибудь иностранного гостя. Устраивалась также и охота на медведей. Для этого пойманных медведей выпускали в зверинце, и их надо было непременно убить, иначе они задрали бы потом олений или ослов. На одной из таких охот большой медведь сильно поломал егеря, хотевшего взять его на рогатину. Случилось это на глазах государя. Егерь, после этой схватки с медведем, оказался никуда не годным инвалидом, и государь назначил ему такую хорошую пенсию, что он мог жить не только безбедно, но и с большими удобствами. Я знавал этого старика и лично от него слышал рассказ об его борьбе с медведем».

Николай I ввел строго действующий запрет на охоту с собаками и оружием для местных жителей без специального разрешения, полученного от главного егерьмейстера - смотрителя «Зверинца». В радиусе 30 верст от охотничьего парка, в зоне запрета, оказались многие окрестные деревни, входящие в состав Гатчинского имения. Сокращение числа охотников среди местных крестьян, привело к тому, что в соседних лесах развелось большое количество волков, ставших настоящим бедствием для жителей окрестных деревень. В 1851 году они загрызли более 30 голов крупного рогатого скота, принадлежащих крестьянам деревни Пудость. После этого случая царь всё же разрешил производить охоту и облаву на волков, но только с разрешения Гатчинского дворцового управления.

Интерес к охотничьему хозяйству в «Зверинце» заметно усиливается во времена Александре II. При нём увеличивается поголовье зверей, становятся частыми поездки государя на охоту в гатчинское имение и его окрестности. Вот фрагмент описания царской охоты 17 октября 1855 года воспроизведенное в книге «Столетие города Гатчины» изданной в 1896 году:

«После завтрака Его Величество с великими князьями Николаем и Михаилом Николаевичем и другими приглашёнными особами выехали в зверинец, где произведена была охота на оленей…»

На следующий день, - сообщается в книге, государь с Их Высочествами и свитой, - «выехал в экипаже к зверинцу полюбоваться зрелищем охоты, продлившейся почти до четырёх часов дня».

Только в октябре 1858 года царь охотился на территории «Зверинца» три раза. Вместе с ним в этих забавах участвовали великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич, герцог Георг-Август Мекленбург-Стрелицкий. Общий итог убитых трофеев составлял тогда: 8 волков, 15 лисиц и 258 зайцев.

Удачными были поездки императора в зверинец 15 ноября 1861 года и 3 августа 1875 года. Во время охоты Александра II 17 декабря 1880 года в этом парке было убито 4 лани и 14 лисиц.

Примерно в 1872 году, во время охоты государя в зверинце, здесь произошел один курьёзный случай, о котором впоследствии долго вспоминали гатчинские старожилы:

«На одной из охот егерь долго преследовал одного оленя, который назло ему, бежал всё в разные стороны, но не шел под выстрел Государя. Егерь озлобленный, так сказать, непокорностью оленя, в конце концов в буераке, в овраге, поймал его и, ухватив за задние ноги, морду оленя направил к верху оврага, а сам прижался за оленем. Государь, сверху заметив оленя, выстрелил, но так как олень вертелся в руках егеря, то пуля сделала рикошет и, ранив оленя, зацепила и егеря в руку, около плеча. Рана не опасна, но тем не менее показалась кровь, соседние егеря видели всю проделку своего товарища, но не находили в этом ничего необычного.

Государь очень встревожился, когда ему доложил об этом управляющий, приказал сию же минуту отправить раненого в придворный Гатчинский лазарет и вызвать из Санкт-Петербурга лучших придворных лейб-медиков; поехал сам в лазарет, расспросил, обласкал и в течение дня несколько раз посылал в лазарет Великого Князя с расспросом. Местный врач промыл царапину, забинтовал, и присутствие приехавших лейб-медиков оказалось совершенно ненужным; но, тем не менее, уезжая из Гатчины, Государь приказал заботиться о больном и ежедневно доносить ему.

Государыня Императрица узнав от Государя о сем неприятном случае, тоже послала от себя приказание заботиться о егере, послала ему множество подарков, в том числе прекрасные часы. Егерь дня через два-три был здоров, а через неделю и царапина зажила».

Сохранившиеся архивные документы, позволяют узнать, какими экземплярами животных пополнялся «Зверинец». Так в 1857 и 1863 годах сюда были доставлены олени из Германии (среди них были и подарки от прусского короля), а в 1867 и 1868 годах в парк привезли семь зубров и двух кабанов из Беловежской пущи. В 1863 году из Потсдамского парка в «Зверинец» привезли шесть оленей - подарок прусского короля. В 1863 году покупка в Прибалтике двенадцати диких коз обошлась Гатчинскому дворцовому управлению в 480 рублей. Известно, что в 1868 году император Александр II передал сюда «ручного» лося. Когда в 1881 году «Зверинец» был передан из Гатчинского городского управления в Егермейстерское ведение, в нём числилось 347 различных животных, из которых большую часть составляли олени: архангельские - 1, сибирские - 12, немецкие - 27 и американские - 255. Кроме оленей, здесь имелись: дикие лошади - 2, домашние 1, ослы палермские - 9, обыкновенные - 20, зубры - 7, выдра - 1, а также лично «принадлежавшие Его Величеству дикий козёл и осёл».

Сохранилось описание звериного двора в парке «Зверинец» относящиеся к 1882 году:
«Особая загородь или загон из жердей, для содержания оленей в зимнее время, на протяжении 260 саж.; в оном устроены сараи для оленей, конюшня для ослов, амбары для овса и сарай для сена. Выстроено помещение для диких коз, с бревенчатым сараем. По окружности зверинца изгородь из жердей…на протяжении 4000 саж».

В связи с большим количеством содержащихся животных, с 1859 года на разработанных полянах парка были устроены посевы ржи, овса, клевера и капусты, которые в основном шли на кормление оленей, лошадей, ослов, зайцев и птиц. В газете «Санкт-Петербургские ведомости» часто публиковались объявления о поиске подрядчиков для проведения различных работ в императорском «Зверинце», например, в 1862 году «на поставку сена для довольствия зверей Гатчинского зверинца», а в 1879 году «на поставку разных кормов для лошадей, собак, зверей и птиц».

В 1870 году в «Зверинец» из Царского Села были доставлены австрийские золотистые фазаны и куропатки, которые вскоре размножились здесь до значительного количества (в 1871 году насчитывалось 200 куропаток и 369 фазанов). Поэтому для них были построены специальные птичьи дворы: «фазанарий» и «куропаточник». Этих птиц смотрители очень баловали и даже кормили их белым хлебом и муравьями, для чего доставляли из местных лесов целые муравейники. В 1879 - 1880 годах у барона Нельде - Варена было приобретено ещё 130 фазанов по цене четыре рубля за штуку.

В этот период пополнялся «Зверинец» и зайцами, которые были необходимы для «натаскивания» и травли молодых охотничьих собак. В связи с этим западнее парка, за полотном проложенной в 1872 году в Гатчину из Петербурга Балтийской железной дороги был создан так называемый Заячий ремиз. В переводе с французского «ремиз» означает - место или кустарник, в котором скрывается дичь. Огороженный плотной изгородью, он пересечением просек делился на 36 участков. К ремизу были проложены хорошие дороги: одна - от дворца, а другая от Егерьской слободы. Кроме зайцев здесь содержались в незначительном количестве лисы и волки, для которых были построены «зверовые дворы». Загоны, где они находились, были обнесены земляными рвами и тщательно охранялись. В первой половине июля 1868 года Заячий ремиз едва не погиб во время сильного лесного пожара, подошедшего к его границам со стороны деревни Парицы. В тушении пожара кроме лесников, егерей и городской пожарной команды участвовали: сто человек нижних чинов флотской и инвалидной команды и сорок - солдат Лейб-гвардии Кирасирского полка. Из-за сильного ветра с огнём не могли справиться в течение двух дней, к тому же огонь успел проникнуть в залежи торфа. Благодаря оканавливанию значительной территории пожар к счастью был остановлен.

В 1892 году в Гатчину была привезена очередная партия зубров. Для их содержания пришлось возводить особый загон - «зубрятник», устроенный в Царскославянской лесной даче, близ деревни Малое Замостье принадлежавшей удельному ведомству. В 1896 году число зубров достигало тринадцати. В старинном журнальном издании сообщалось: «Бывшие ранее в зверинце зубры выпущены теперь на свободу. Они прекрасно сжились с местными климатическими условиями и размножаются свободно в лесных чащах».

Особое значение придавалось размножению дичи: глухарей, белых и серых куропаток, тетеревов, последние из которых в 1891 году имели в приплоде долее 600 выводков. Для кормления выпущенных на волю фазанов были устроены из ельника и кустарника крытые шалашики.

Эпоха Александра III стала временем последнего расцвета царской охоты. Постоянно живший в Гатчинском дворце император делает «Зверинец» местом семейного отдыха. В 1896 году здесь даже создаётся специальная дорога для верховой езды, а впоследствии для езды на велосипеде. В письмах и дневниках представителей царской семьи этот парк упоминается довольно часто. «Утром встали в семь; одевшись, выпили кофе и вычистили птичек; учились; завтракали…, - писал в дневнике 9 марта 1882 года великий князь Николай Александрович, будущий император Николай II, - ходили гулять с папа вокруг озера и в Зверинце; была великолепнейшая погода очень жаркая, мы вдвоём ломали лёд палками; нас провожал до средних ворот северный олень, ожидая получить хлеба, но у нас его не было…». Государь часто выезжал на охоту, иногда далеко за пределы гатчинского поместья, в редких случаях она проходила на территории «Зверинца». Так, например, 30 октября 1890 года Александр III охотился здесь вмести с начальником Императорской охоты князем Дмитрием Борисовичем Голицыным на оленей «и убили вдвоём 8 штук». О поездке в «зубрятник» 18 марта 1898 года рассказывал в своей Памятной книжке великий князь Михаил Александрович. Вмести с главным ловчим Его Величества бароном Владимиром Романовичем Дицем и другими высочайшими особами, по приезду на место он подошел к загону, где на опушке леса находились зубры. Им надо было убить двух старых зубров. «Диц и я, немного отойдя, влезли на забор, - сообщал Михаил Александрович, - и я, хорошо прицелившись, выстрелил в зубра, который упал как сноп, мёртвый. После этого стадо опять подошло, и я выстрелил во второго старика, которого также одной пулей уложил. После этого их уложили в сани».

Гатчина. Птичник в парке Зверинец
Птичник в парке «Зверинец». Открытка
Часто бывал в «Зверинце» и последний император, любивший вмести с детьми и многочисленными родственниками побродить по самым укромным уголкам старинного парка. Здесь же и в окрестных лесах часто проходили масштабные по количеству убитого числа зверей и птиц охотничьи облавы. Их итоги Николай II подробно описывал в своих дневниках. «Отправились на охоту в Гатчину со всеми участниками, - сообщал он 4 ноября 1906 года. - Облава была за Ремизом; загонщиками - все охотничьи команды гвардейских полков. Завтракали в чайном домике с офицерами. Погода кроме начала охоты была благоприятная, после конца её снова пошел мокрый снег. Всего убито: 982 (фазанов 787). Мною 82: фазанов 74, два тетерева, русак и 5 беляков». Сохранившиеся записи свидетельствуют, что император действительно охотился по крупному. Вмести с Высочайшими особами он часто выезжал на охоту в «Зверинец» и ремиз, в окрестные деревни и имения. Так, на охоте в «фазаннике» 2 марта 1914 года было убито 536 фазанов и куропаток.

В николаевскую эпоху гатчинский «фазанник» служил показательным образцом для работы птицеводческих хозяйств других императорских зверинцев. В начале ХХ века его смотрителем состоял выходец из крестьян Саратовской губернии Андрей Иванович Ларионов, а в предреволюционные годы его сын Петр - поэт и автор нескольких поэтических сборников, близкий знакомый известного поэта Игоря Северянина, отдыхавшего летом на дачах в окрестностностях Гатчины, в усадьбе «Мыза Ивановка». Ларионов, как и Северянин, входил в круг молодых авторов, группировавшихся вокруг жившего в это время в Гатчине популярного поэта Константина Михайловича Фофанова. По воспоминаниям входившего в эту группу учащегося городского реального училища, начинающего поэта Федора Грошикова Петр Ларионов « знал наизусть многие лучшие стихи самого К. М. Фофанова, за что в свое время и получил от Фофанова ласковое прозвище «Перунчик».

Интересно будет вспомнить и другого «птичника» - сторожа фазаньего отделения Эдуарда Липпа, служившего здесь в течении очень многих лет. В 1914 году императорским указом он был удостоен серебряной медали для ношения на груди на Станиславской ленте. В связи с этим можно отметить, что в том же году смотритель фермы императорского «Зверинца» Перт Симанет был Высочайше пожалован в звание личного почетного гражданина. В 1910 году Николай II подарил одного из гатчинских зубров Московскому зоологическому парку. «Высочайший подарок зоологическому саду - зубр - доставлен в Москву, сообщала газета «Голос Москвы». - Он привезен из Гатчины, где имеется царская охота. Сюда несколько лет тому назад из Беловежской пущи было привезено 8 зубров. За это время они успели расплодиться, и теперь их уже в царской охоте 40. Московский экземпляр имеется из приплода. Зубр довольно крупных размеров».

Содержащийся в идеальном состоянии «Зверинец», в начале ХХ века открывается для обозрения гатчинцев. Для этого канцелярия Императорской охоты выписывала специальные билеты и пропуска. Правда, прогуляться по парку и познакомиться с его обитателями, можно было только в отсутствие императорских особ. Устраивались экскурсии и в «зубрятник». Можно было посетить и огороженный «медвежатник», в котором содержался на цепи большой бурый медведь. В 1913 году гостивший в Гатчине принц Мекленбург-Стрелицкий в сопровождении адъютанта осмотрел «зверинец Императорской охоты и находившихся в нём: оленей, медведей, волков, лисиц, псарню». Главный ловчий Его Величества В.Р. Диц представил ему служителей «Зверинца» одетых в парадную форму.

Революционные события 1917 года и победа большевиков поставили крест на царской охоте и на всём, что было с ней связано. Почти всё было закрыто, ликвидировано и истреблено. Уже сразу же после падения монархии «Зверинец» оказался во власти мародёров и разгульных солдат, поддержавших октябрьский переворот. Расстреливались брошенные на произвол судьбы обитатели парка и охотничьи собаки Егерьской слободы, глушилась рыба в прудах и озёрах, вырубались на дрова вековые деревья. Из-за отсутствия кормов распроданными на мясо оказались даже все обитатели птицеводческого хозяйства и фермы. «Все эти дни в Зверинце шла пальба по бедным оленям, которых перебили в громадном количестве, - записал в своей Памятной книжке 12 марта 1917 года великий князь Михаил Александрович, живший вмести с супругой Наталией Брасовой в Гатчине. - Стреляли солдаты разных частей. Пули долетали даже до города». А вот строки, относящиеся уже к 1 октября: «Теперь кто угодно может охотиться, заплатив за билет 17 р. Дичь почти вся истреблена». Серьёзная угроза нависла над стадом зубров, которых взяли под охрану солдаты Гатчинского гарнизона. Летом 1917 года шесть голов зверей из 32 были всё же убиты местными браконьерами. В тревожном сообщении на имя комиссара Временного правительства от 14 октября 1917 года временно исполняющий обязанности заведующего бывшей Императорской охоты Кирцов писал: «…что стадо зубров в количестве 26 голов находится в настоящее время в западной части Царскославянской дачи под усиленной охраной 31 человека солдат Гатчинского гарнизона ввиду того, что за лето на зубров произведены были трижды охоты злоумышленников, отстрелявших шесть зверей из 32-х».

И, тем не менее, даже в первые годы после революции бывший императорский «Зверинец» всё ещё оставался в составе основных достопримечательностей в предместьях северной столицы. Автор книги «Дачные окрестности Петрограда» П.Н. Столпянский в 1923 году писал: «В Гатчине же кроме зверинца, развлекающего более детей, нежели взрослых, других развлечений, кажется, не имеется». Несмотря на все раны полученные парком во время революции, в годы войны, в последующий период полного забвения, «Зверинец» до сих пор остается любимым местом прогулок и отдыха многих гатчинцев.

А.В.Бурлаков
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»