Врач, художник, педагог
Гатчина конца XVIII - начала XX века.
Летопись и очерки медицинской жизни
Александр Иванович Жижиленко Немало полезных для России людей вышло из Гатчинского Сиротского института: известные врачи, художники, педагоги. Но даже среди них Александр Иванович Жижиленко стоит наособицу, ибо он прославился как врач, как художник, как педагог, да к тому же был неплохим музыкантом! И хотя особенно громких титулов он не сыскал, но сделал столько добрых дел, что несомненно заслуживает благодарности потомков.

С портрета Жижиленко смотрит на нас, по отзывам современников, «тургеневское» лицо, с миндалевидными, очень добрыми и очень печальными глазами».

Он родился 23 ноября 1823 года в небогатой дворянской семье. В раннем возрасте лишился отца и попал в Гатчинский Сиротский институт, где получил среднее образование и в 1844 году поступил в Медико-хирургическую академию.

Быстро прошли годы учения и в 1849 году Жижиленко начал службу врачом Надеждинского родовспомогательного заведения при Воспитательном доме в Петербурге, посвятив благородному делу помощи будущим матерям и родильницам всю жизнь, вплоть до кончины в 1889 году.

Молодой врач мечтал о лечебной работе, но вдруг – несчастье: Жижиленко тяжело заболел, у него развился паралич. Крепкий организм справился с болезнью, однако правая нога навсегда осталась малоподвижной. От карьеры практикующего врача пришлось отказаться. Но не таков был Александр Иванович, чтобы сдаваться! Он усиленно трудится в заведении, находя время еще и для написания статей в «Военно-медицинский журнал», «Друг здравия», другие периодические издания.

Он даже сумел подготовить и в 1861 году издать «Руководство для подания первой помощи в разных несчастных случаях до прибытия врача».

Живая деятельная натура Жижиленко требовала постоянного труда и уже в зрелом возрасте он увлекся живописью. Уроки мастерства он брал сначала у В.Я. Афанасьева, а затем у профессора Л.Ф. Лагорио. Благодаря природному художественному дарованию, усиленному труду и, конечно, выдержке, Жижиленко очень быстро овладел техникой и обнаружил большие успехи. И рисовал, рисовал, рисовал…

Вскоре его картины появились перед публикой. С 1865 года ежегодно Александр Иванович представлял картины на Академическую выставку. Уже в 1867 году за пейзажи «Развалины греческого храма при закате солнца», «Тони на взморье около Петербурга при лунном свете», «Утро в Нижнем Новгороде», «Зимний вечер из окрестностей Петербурга» Академия художеств присвоила ему звание своего почетного вольного общника. Более десятка лет после этого Жижиленко почти ежегодно представлял картины на академических выставках. Большей частью - виды Петербургской губернии, Финляндии, Крыма, разных мест внутри России.

В 1874 году за картины «Утро», «Вечер» и «Вид Киева» Жижиленко на очередной академической выставке удостоился серебряной медали.

Затем последовал целый ряд картин и пейзажей, отличающихся оригинальностью эффектов и показывающих уже опытную руку: «Лесной пожар», «Взрыв корабля ночью», «Ночь накануне Ивана Купала в Финляндии». Вот что писал в 1889 году о последней из этих картин журнал «Север»:

«…Здесь устраивают так называемые коки – огромные костры, вокруг которых финны пляшут и поют свои заунывные песни. Светлая июньская полночь хотя и умаляет в значительной степени эффект огненного освещения, но и в этом северном полумраке, заменяющем ночь, есть своя неотразимая прелесть. На картине свет костра поэтически смешивается со слабым сиянием узкого серпа луны и дает весьма интересную гармонию общего.»

Среди особенно больших полотен Жижиленко следует отметить «Самум в Сахаре», где замечательно правдиво передан воздух и освещение. Оригинальна и полна поэзии его композиция «Ночной смотр», на тему известного стихотворения «В двенадцать часов по ночам…». Подстать ей – «Пляска мертвецов». Последние две относятся к жанровым, коих Александр Иванович написал немного, но зато для некоторых из них он сочинил музыку! Наконец было у Жижиленко множество пейзажей: «В шхерах», «Балкон», «Буря», «Остров», «Палатка», «Ночь», «Дорога», отличавшихся живостью красок и правдивостью передачи. А еще было более 150 эскизов, из которых многие очень интересны.

А.И. Жижиленко. Дорога. Луганский областной художественный музей Полного списка его картин нет, т.к. он не составлял такового, сам раздарил много работ друзьям и знакомым или продал.

Чуть позже, чем известность живописца, пришла к Жижиленко и слава прекрасного педагога. С 1870 года Александр Иванович стал преподавателем и руководителем школы сельских повивальных бабок при Родовспомогательном учреждении. Благодаря стараниям Жижиленко школа совершенно преобразовалась и стала образцовой.

Строгий и взыскательный к себе, он, в обращении с другими, особенно ученицами, был чрезвычайно снисходителен, терпелив, прост. Ученицы, среди коих нередко бывали и безграмотные сельские женщины, не только любили его, но и преклонялись перед ним. Они становились лучшими бабками, слава Жижиленко гремела и число желающих попасть в эту школу нередко в 3 – 4 раза превосходило число вакансий. Многие из учениц, окончив школу, вели с Александром Ивановичем переписку, отдавая ему отчет обо всех интересных случаях своей большей частью деревенской практики.

В 1874 г. Жижиленко выпустил «Руководство к акушерству» - прекрасный учебник для повивальных бабок, выдержавший несколько изданий и ставший настольной книгой для нескольких выпусков школы. По нему учились многие повивальные бабки, некоторые из которых позднее работали в Гатчине.

Человек одинокий, живший отшельником, Александр Иванович в последние годы жизни начал изучать игру на концертино и, как истинно талантливая натура, достиг в этом искусстве немалых высот! Он составил у себя большой оркестр, так что собиравшийся у него кружок любителей разыгрывал целые пьесы.

Более 15 пьес было переложено Жижиленко на концертино и издано при его жизни. Последним его музыкальным произведением был романс «Бал», в коем особенно звучат печальные ноты – композитор как будто чувствовал свою близкую смерть.

Скончался Жижиленко 3 января 1889 г. на 65-ом году жизни от пиэмии – гнойного отравления, происшедшего от нарыва, вскрывшегося внутрь.

Похоронен он на Смоленском кладбище близ Троицкой церкви.

Свой довольно значительный, нажитый честным трудом капитал, Жижиленко, по завещанию, оставил на устройство при заведении, где он прослужил 40 лет, нескольких кроватей для родильниц, чтобы не повторялись, как было в прошлом, случаи родов прямо у ворот Родовспомогательного заведения, куда не пускали родильниц за неимением мест.

Владислав Кислов, краевед

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»