Земские врачи - первые краеведы Гатчинского края

Из крестьян - в доктора медицины
Прошлое становится нам известным благодаря деятельности историков и краеведов. Но, если мы что-то и знаем о современных краеведах, то о прежних знаем мало. А ведь их труды - основа для современных представлений о нашей истории, о нашем крае. На основании своего опыта краеведческой работы постараюсь восполнить этот пробел и дать анализ деятельности тех, кто изучал историю и краеведение нашего края. И мало того, что изучал, так ещё и оставил нам в наследство итоги своей работы - в виде книг, статей и отчётов.

Первые дошедшие до нас заметки по истории и краеведению Гатчины относятся к концу XVIII - началу XIX веков. Отечественные и иностранные путешественники и гости Гатчинского Дворца оставили нам краткие описания природы, сооружений и достопримечательностей Гатчины и её ближайших окрестностей. Главное внимание в этих заметках уделялось, конечно, описанию Дворца и парка, а вот быт местного населения был отражён скудно.

Первое краеведческое описание Гатчины относится к 1842 году. Тогда в Петербурге были изданы 3-я и 4-я части книги историка и статистика Ивана Ильича Пушкарёва (1803-1848) «Описание Санкт-Петербурга и уездных городов Санкт-Петербургской губернии». В кратком очерке Пушкарёв описал:
  • историю города Гатчины;
  • состав жителей по сословиям и роду занятий;
  • состояние образования и здравоохранения.
Хотя о природе и климате Гатчины в этом очерке почти ничего не говорилось, но в 1-й и 2-й частях своего труда Пушкарёв дал подробное описание природы и климата Петербурга. Эти сведения вполне можно было отнести и к Гатчине.

Первое полное описание Гатчины и её окрестностей дали земские врачи. Их деятельность относится к 1870-1918 годам. Трудами земских землеустроителей, врачей, учителей, агрономов, страхователей и т.д. нам в наследство досталась непревзойдённая по своей полноте и охвату статистика всех (!) сторон деятельности и жизни сельского населения за более чем полувековой период.

Не случайно, В.И. Ленин, в годы работы над «Развитием капитализма в России» много времени проведший над изучением собрания трудов земских деятелей в Библиотеке Вольного экономического общества (ВЭО), так высоко оценил значение этих трудов, что, с приходом большевиков к власти, написал записку с указанием непременно сохранить собрание ВЭО. Основной частью деятельности ВЭО как раз и являлось земское самоуправление. Переданный в 1920 году в Публичную библиотеку фонд ВЭО включал в себя собрание документов (более 260 тысяч единиц хранения) из всех (!) губерний России, имеющих земство. В последующие годы неоднократно делались попытки разделить фонд ВЭО. Но, благодаря вовремя предъявляемой записке В.И. Ленина, каждый раз удавалось избегнуть этого. Фонд сохранялся неделимым вплоть до 1980-х, несмотря на то, что деятельность фонда была нерентабельной.

Мне довелось работать в фонде ВЭО в начале 1970-х. Кроме меня, посещали его тогда всего несколько человек. Оказалось, что почти все они - иностранцы, изучающие уникальный и до сих пор нигде не превзойдённый опыт русского земства! А в нашей стране в то время достижения земского самоуправления не только старались замалчивать, но и, в определённой мере, старались принизить его. В наши дни к опыту земства наконец-то стали обращаться. Но делается это, на мой взгляд, пока очень робко.

Фонд ВЭО всё-таки разделили. В 1980-х здание ГПБ на Фонтанке, где фонд располагался, закрыли (на 20 лет!) на капитальный ремонт. Собрание фонда увезли в другие здания Публички, где они все годы хранились, по большей части, не распакованными, то есть недоступными для исследователей. В начале 2000-х годов здание на Фонтанке наконец-то вновь открылось, туда вернулся фонд ВЭО. Но часть его книг оставалась в Главном здании Публички (теперь Российской национальной библиотеки). В настоящее время, как сообщает сайт РНБ, идёт работа «по разбору и расстановке книг, перемещению их из филиалов в Главное здание. Временно обслуживание данными документами не производится».

Гатчина и её окрестности входили в состав Царскосельского уезда. Организованное в уезде в 1870 году земское устройство включало в себя и медицину. С этого времени земские врачи начали систематическое изучение:
  • состава, быта и занятий населения;
  • состояния здоровья населения, его рождаемости и смертности;
  • природы;
  • климата;
  • состояния водоснабжения.
Земским врачам удавалось совмещать эту работу с постоянными приёмами больных, с разъездами по удалённым селениям своего участка и т. п. Читайте сочинения замечательного земского врача и писателя Антона Павловича Чехова и вы узнаете в каких трудных, а подчас и опасных, условиях трудились земские врачи.

Достижением земской медицины стало опубликование отчётов о состоянии здоровья и заболеваемости населения за многие десятилетия.

Причём отчёты эти были столь подробны и скрупулёзны, что и сейчас, по прошествии более чем девяноста лет, можно сказать: чем и когда болели жители того или иного самого небольшого селения Гатчинского края.

Заболеваемость населения зависит от условий проживания, природы и климата. Отчёты земских врачей содержат сведения и об этом. Мало того, на основании изучения влияния условий жизни на рождаемость, заболеваемость и смертность населения, земские врачи не только делали выводы о необходимости изменения этих условий в лучшую сторону, но и, по мере возможности, старались добиваться этого. Поэтому деятельность земских врачей носила общественный характер.

Земские врачи оставили в своих отчётах бесценные сведения о состоянии источников водоснабжения во всех (!) селениях Гатчинского края; установили связь между чистотой вод и заболеваемостью населения. Врачи активно боролись за чистоту водоисточников.

Появившиеся в 1880-х годах земские санитарные врачи всерьёз занялись изучением и описанием санитарных условий, влияющих на здоровье населения. Изучались также условия сельского и фабричного труда; состояние жилищ крестьян и горожан.

Не забыто было изучение национальных и этнографических особенностей крестьянского быта. Выяснилось, например, что заболевания трахомой были распространены преимущественно среди финского населения.

Отчёты земских санитарных врачей донесли до нас также сведения о составе и занятиях жителей города Гатчины; о рождаемости, заболеваемости и смертности её населения; о санитарном состоянии жилищ; о климате и погоде в нашем городе за ряд лет.

Итогом самоотверженной и бескорыстной деятельности земских медиков, в первую очередь, земских врачей, стало создание в конце XIX - начале ХХ века уникальной, самой передовой и совершенной тогда в мире системы оказания медицинской помощи сельскому населению. Причём система эта была общественной, а не государственной. С установлением в России советской власти многие из прежних институтов и учреждений нашего государства были ликвидированы. Но это никак не относилось к здравоохранению. Наоборот, советская власть придала народному здравоохранению государственный характер! Уже в первые годы новой власти в Гатчинском крае начали создаваться новые медицинские заведения в самых отдалённых и глухих уголках. Развитию сельского здравоохранения уделялось внимание и в дальнейшем. Когда в 1965 году я стал главным врачом Гатчинского Дома санитарного просвещения, на территории района было 45 фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов, 12 врачебных амбулаторий, 9 больниц.

* * *

В книгах «Земская медицина Гатчины и окрестностей. 1870-1918» и «Окрестности Гатчины конца XVIII - начала ХХ века. Здравоохранение (что, где, когда)» я описал историю и деятельность земской медицины на территории Гатчинского края, показал какие учреждения и медики обслуживали то или иное селение. А в статьях цикла «Историки и краеведы Гатчины» будет рассказано о земских врачах, отчёты которых содержат много сведений краеведческого характера.

Григорий Абрамович Карпов (1867-1935)
В 1892 году, став врачом, Карпов был приглашён в Царскосельское уездное земство на должность уездного санитарного врача. Поселился он в Павловске. В 1896 году Карпов был уже доктором медицины и проживал в Царском Селе, на Малой улице, в доме Кочергина. В дальнейшем он жил: на Конюшенной улице (дом Белозерова); на Московской улице (дом Сметанникова и дом Дерингер).

Наряду со своей основной деятельностью, Григорий Абрамович служил в Царскосельском Реальном училище Императора Николая II и Царскосельской женской гимназии Министерства народного просвещения.

В Германскую войну, в сентябре 1914 года, Карпов был призван на военную службу и прикомандирован к местным войсковым частям.

После ликвидации земства, с 1919 года Григорий Абрамович был практикующим врачом по детским и внутренним болезням. Жил он по-прежнему в Царском Селе, называвшемся уже Детским Селом.

А теперь - о санитарной деятельности доктора Карпова и его заслугах в краеведении Гатчинского края. Чтобы представить масштабы и сложности работы санитарного врача, сообщу, что за 1899 год, например, Карпов лично провёл 300 (!) осмотров санитарного состояния дворов и дачных местностей в окрестностях Царского Села, Гатчины и Павловска, составил около 40 полицейских протоколов о нарушениях, сделал 500 (!) осмотров торгово-промышленных учреждений и 100 – заводов и фабрик. Таким образом, с учётом того, что за каждый свой рабочий день он делал несколько таких осмотров, да при этом ещё составлял подробнейшие описания обнаруженного, его работа выглядит действительно огромной!

Самым значительным вкладом в краеведение нашего региона является тщательнейшее и подробнейшее изучение доктором Карповым состояния водоснабжения (читай: описания рек, озёр, прудов, ключей, колодцев и других водоисточников на территории всего Царскосельского уезда). Итоги этой многолетней деятельности Карпов не только сообщал в ежегодных отчётах, но и издал в виде брошюры «Условия и источники водоснабжения в Царскосельском уезде» (СПб, 1908). Ни до, ни после Карпова не проводилось больше такого скрупулёзного и всеобъемлющего исследования вод Гатчинского края. Труды доктора Карпова дают нам сегодня возможность узнать условия водоснабжения каждого крупного селения на всей территории региона. Благодаря этим исследованиям, мы можем сравнить нынешнее состояние рек Ижоры, Оредежа, Суйды, с их состоянием более чем 100 лет назад.

В 1899 году Карпов отмечал крайне печальное и не улучшающееся положение с загрязнением фабрично-заводскими стоками реки Ижоры, особенно в её нижнем течении: «Писчебумажные фабрики Небе, Рейнгардт (в нынешнем Коммунаре - В. К.) и др. загрязняют и отравляют воду на реке Ижоре, рыба в воде дохнет, для питья вода абсолютно негодна. По моему настоянию были проведены бактериологические исследования воды, которые с очевидностью обнаружили её непригодность для употребления в питьё. Фабриканты, не будучи в состоянии отрицать испорченность воды, предлагали было устроить в поселениях, лежащих на р. Ижоре, колодцы, но с подобным их предложением, конечно, согласиться нельзя; ведь это значило бы отдать всю реку на полное и как бы узаконенное отравление её фабрикантами. Все мои представления, убеждения и требования остались невыполненными».

В 1903 году доктор Карпов занимался вопросом водоснабжения имения Сиворицы, где предполагалась постройка больницы губернского земства для душевнобольных. По предложению Карпова русло реки Сиворки было прочищено.

Привожу фрагменты работы доктора Карпова «Условия и источники водоснабжения в Царскосельском уезде»:

«…Загвоздинское сельское общество состоит из пяти селений; питьевой воды в этом обществе достаточно и она хорошего качества, но состояние колодцев довольно неудовлетворительное; они, по большей части, малы и срубы требуют ремонта (в Химози и Б.Колпане). Зимой ощущается недостаток в воде в с. М. Колпане, где необходимо углубить существующий или вырыть новый колодец».

«…Пудостьское сельское общество. В состав его входят деревни Б.Пудость, Репузи, Новопудость, Мюллюкюля, Поккезенпурсково, Аллапурсково, Юляпурсково, Аропаккази и Новопурсково. Водой население этого общества пользуется из колодцев; вода в них чистая, без запаха, вполне доброкачественная; на недостаток её не жалуются. Вообще Пудостьское сельское общество наиболее удовлетворительно по водоснабжению из всей Староскворицкой волости. Следует произвести ремонт срубов колодцев в селениях Б. Пудость (2 колодца) и Юляпурсково (1 колодец)».

«…Рождественское сельское общество состоит из села Рождествено, имеющего около 2000 жителей. У села проходит река Оредеж, покрытая на значительном расстоянии водорослями. Кроме этого река загрязняется стоком туда вод из бань и лежащих на берегу её заводов и фабрик. Вода вследствие этого мутновата, не вкусная и с примесью нефти. Несмотря на это большинство населения пользуется водою из реки, меньшая же часть из колодцев и ключей. Близ Оредежа есть ключи с прекрасной водой, но за трудностью собирания ею мало пользуются. Не лучше условия водоснабжения и в частных усадьбах и мызах. За исключением мызы «Выры», все они неудовлетворительны. Итак, большинство населения огромного села, за недостатком и трудностью доставки воды из ключей, пользуются водой из реки, которая не вполне удовлетворительна».

Чтобы понять, с чем ещё приходилось сталкиваться земским санитарным врачам в борьбе за чистоту источников водоснабжения, прочтём статью А. Ревина из петербургской газеты «Новое время» за 9 июля 1912 года:

Река Оредеж. Сплав леса в начале 20 века
Река Оредеж. Сплав леса в начале 20 века
«Сухая, здоровая и красивая местность на ст. Сиверской Варшавской железной дороги привлекает на лето массу дачников; до 50 тысяч жителей, расселившихся по реке Оредеж. Река эта служит главным украшением местности и доставляет дачным жителям массу разнообразных удовольствий: рыбная ловля, купанье, катание на лодках и т.п. Из этой же реки большинство дачников, за неимением колодцев, пользуются и водой, как для питья, так и для разных домашних потребностей.

Три года тому назад на реке, версты на три выше станции, у Меженского моста был построен лесопильный завод братьев Ивановых. К заводу стали сплавлять по реке лес для пилки и весной на протяжении нескольких вёрст река сплошь покрыта брёвнами, притом настолько плотно, что можно переходить с одного берега на другой. Благодаря этому, чистая, с быстрым течением река засорилась и поросла травой. Вода от коры и разных древесных остатков, гниющих на дне реки, загрязнилась и испортилась. Об удовольствиях же не могло быть и речи, т.к. река буквально скрылась под брёвнами. Обеспокоенные дачники надеялись, что, согласно речным правилам, брёвна на лето будут вынуты из воды и скатаны в кошмы (плот лесу - В. К.) на арендованной заводом земле. Но вероятно из экономии лес для пилки берут постепенно прямо из воды, и вот уже идёт июль месяц, а река всё ещё закрыта лесом.

Местные крестьяне и дачники третий год жалуются на возмутительный произвол владельцев завода, но толку никакого. Брёвна остаются в воде до сих пор, а дачники по-прежнему принуждены пить грязную и тухлую воду и лишать себя удовольствия пользоваться рекой».

© В.А.Кислов

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»