«…А бой бысть на Жабце поле»
Из истории крестового похода на Русь короля Магнуса Эрикссона

Воинский отряд грабит мирное селение
Воинский отряд грабит мирное селение
Вся история северо-западной Руси, в средние века входившей в состав огромного Новгородского государства, пронизана чередой пограничных конфликтов с западными соседями - Швецией, Литвой, Ливонским орденом из-за балтийской торговли и сбора дани с зависимых попеременно то от Новгорода, то от шведской короны или Ордена пограничных племен. Еще в XII столетии, когда новгородская республика только вставала на ноги и набирала силы как самостоятельное государство, номинально зависимое от великокняжеского стола, обычным делом стали походы за данью и полоном в земли суми, еми и чуди - предков современных финнов и эстонцев - где, закономерно, интересы Новгорода столкнулись с такими же грабительскими и миссионерскими интересами западных феодалов. В этой многовековой борьбе есть множество достопамятных эпизодов, среди которых - Невская битва, Ледовое побоище, Раковор, основание Выборга шведами и Копорского замка немецкими рыцарями, строительство и разрушение крепости Ландскрона в устье реки Охты. Менее известен «крестовый поход» в русские земли, предпринятый королем Швеции Магнусом Эрикссоном в 1348 году.

Рыцарское войско на кораблях. Западноевропейская миниатюра
Рыцарское войско на кораблях. Западноевропейская миниатюра
Весной 1348 года, как только Балтика освободилась ото льда и на Финском заливе открылась навигация, от берегов Швеции отчалила мощная военная флотилия. На борту десятков кораблей разместилось закованное в броню войско - одно из самых сильных и многочисленных, когда-либо собранных в Швеции. Возглавлял его сам король Магнус VIII Эрикссон. Незадолго до этого конунг отправил в Новгород послов с необычным предложением: пусть каждая сторона выставит своих самых искушенных философов и богословов, и они в ученом диспуте решат давний спор - чья же вера лучше? Проигравший примет веру победителя и подчинится ему как вассал - сеньору. Новгородцы, осознав, что скрывается за этим стремление Магнуса нарушить «Вечный мир», заключенный между Новгородом и Швецией в 1323 году, решили выиграть время и ответили уклончиво: «Веру мы приняли от греков, и не нам решать, лучше она или хуже латинской. Посылай с этим вопросом к Константинопольскому патриарху, а если имеешь какие претензии к нам - скажи прямо, о том мы готовы говорить». Ответ короля раскрыл все его замыслы. Он предъявил новгородским посланникам по-рыцарски прямой ультиматум: «Креститесь в мою веру, или иду на вас со всею своею силою».

spbokr1900
spbokr1900     Увеличить
А сила была немалая. За королем шли его вассалы - шведские бароны и рыцари, шло ополчение свободных землевладельцев - ледунг, шли наемные немецкие и датские ландскнехты из Ливонии. Возможно, в «крестовый поход» (кстати, четвертый, предпринятый Швецией против Руси) были вовлечены и подвластные шведской короне финские племена сумь и емь, тоже сильные и опытные воины. Высадившись на Неве, Магнус осадил новгородскую крепость Орешек, а часть своего войска пустил на непокорное местное население - водь и ижору. Эти финноязычные племена, издавна населявшие побережье Финского залива и Приневье, были подвластны Новгороду и крещены по русскому обряду. Латиняне считали их язычниками.

Удар был нанесен точно. Обладание Орешком давала Швеции контроль над Невским водным путем - важнейшей торговой артерией, через Ладогу и Волхов связывавшей Новгород с Западной Европой. Одновременно контроль над Невой отрезал вассальных Новгороду карел от своего могущественного покровителя. Лишенные новгородской поддержки, они должны были скоро покориться шведам, подобно суми и еми. В перспективе открывалась возможность покорения всей Ижорской земли - Ингерманландии. Но королевский план имел и стратегический просчет, в итоге ставший для Магнуса роковым. Шведское войско высадилось в центре враждебной территории. С севера нависали воинственные карелы, с юга угрожала не менее воинственная, хотя и не такая многочисленная ижора. На западе - многолюдная, заселенная водью и русскими Водская земля Великого Новгорода с центром в крепости Копорье, с востока - погосты нижнего Поволховья и крепость Ладога.

Русское войско в походе. книжная миниатюра XIV в.
Русское войско в походе. книжная миниатюра XIV в.
Именно в Ладоге новгородцы стали собирать войска для решительного контрудара. Но весть о карательных действиях части шведского войска в Водской и Ижорской землях заставила воевод скорректировать планы. Решено было бить врага по частям. Во главе небольшого оперативного отряда в 400 человек стали бояре Онцифор Лукинич, Яков Хотов и Михаил Фефилатов. Неожиданно атаковав шведский экспедиционный корпус в Вотской земле, они нанесли ему тяжелое поражение. «…Избиша немец 500 в канун святых Бориса и Глеба, а иных изнимаша, и переветников казниша, - сообщает летопись по этому поводу. - А бой бысть на Жабце поле». Часть шведов («свейских немец») была, таким образом, захвачена в плен, а сражавшиеся в их рядах изменники из числа местных жителей преданы казни. Это поражение заставило Магнуса умерить свой пыл. Вскоре ему удалось без боя, хитростью захватить Орешек. Король обещал уйти, взяв с города выкуп. Тогда 6 августа защитники крепости отворили ворота. Однако рыцарь не сдержал слова, данного «язычникам». Взяв в заложники нескольких наиболее знатных бояр, в том числе новгородского тысяцкого Авраамия, он отпустил остальных «по своей воле», а сам с потрепанным в боях войском занял крепость. Но приближалась осень, и оставаться на зиму во враждебной стране, отрезанной от шведского берега льдами Финского залива, король не рискнул. Запасы продовольствия были ограничены, грабеж местных жителей не обеспечил бы зимовки стольких людей. Начали роптать вассалы, скучая по дому, волнуясь за оставленное хозяйство. В середине августа Магнус с большей частью войска отплыл обратно в Швецию, оставив в Орешке сильный гарнизон, на долю которого сразу же выпали нелегкие испытания. Уже 15 августа сборное ополчение Новгородской земли осадило крепость. Восемьсот шведских воинов - немалый для того времени отряд - полгода героически сражались на стенах блокированного Орешка, пока в итоге к 25 февраля крепость не была взята новгородцами с использованием метательных машин и зажигательных снарядов. Королевская авантюра потерпела неудачу.

Рыцари врываются в замок. 1353 г., книжная миниатюра
Рыцари врываются в замок. 1353 г., книжная миниатюра
Битва на Жабце поле - крупное сражение средневековья, имевшее большое тактическое и стратегическое значение. Тактически от разорения были спасены важные и богатые новгородские волости, стратегически - изменился баланс сил на всем театре военных действий, враг лишился возможности грабить земледельческий край и пополнять запасы провизии. Если верить летописи, на 500 сраженных шведов пришлось лишь 3 убитых новгородца. Этому сообщению можно верить: наверняка в бою с захватчиками участвовало волостное ополчение из местных жителей - вожан и ижорцев, которых летописец к новгородцам не причисляет и не называет их потерь. Битва произошла «в канун святых Бориса и Глеба», то есть 23 июля по старому стилю. Долгое время историков мучила загадка - где же находится это Жабце поле? Где произошло это историческое сражение? Русские средневековые источники не давали ответа.

Лишь недавно был найден ключ к разгадке тайны. В XVII столетии Швеция все-таки реализовала свои давние притязания на Ингерманландию и аннексировала ее у ослабленной Смутой России. Шведские чиновники произвели перепись населенных пунктов в специальных писцовых книгах, расписывающих местное налогообложение. Среди пунктов Дягиленского погоста первой значится Sabtzapola Odhe, то есть пустошь Жабче поле. Путем филологического анализа, сопоставлений письменных источников, старинных и современных карт, на которых она записана под разными, до неузнаваемости искаженными названиями, удалось локализовать место пустоши и, следовательно, битвы. На компилятивной карте Бергенгейма, составленной в 1827 году по материалам шведских карт XVII в., северо-западнее Сквориц указана деревня Samsapala - искаженное название искомого пункта. Еще сильнее оно искажено на карте Ижорской земли Адриана Шхонебека, составленной в 1705 г. - д. Пала. Следующее проявление топонима - карта Шмита 1770 г., где деревня отмечена под совершенно неузнаваемым именем Шалшаполе. Затем она под двойным названием Пелле (Шамшапила) зафиксирована съемкой Шуберта 1826 г. и, соответственно, еще раз отражена на репринтном воспроизведении его карты в 1840 г. Военно-топографическая карта СПб губернии («трехверстка») фиксирует деревню Пелли, карта окрестностей Ленинграда 1928 г. - д. Пелля. Под тем же названием она известна на карте Ленинградской области съемки 1939 г. В послевоенные годы деревня была поглощенная разросшимся поселком Терволово и локализуется в его северо-восточной части по дороге в Хюттелево.

Jordebockerna
of. Ing.
1618-1623
Бергенгейм
1676
Шхонбек
1705
Шмит
1770
Шуберт
1826
ВТКЕР
1863
Sabtzapola
Odhe
Samsapala Пала, д. Шалшаполе Пелле
(Шамшапила)
Пелли
-
Увеличить

Увеличить

Увеличить
-
Увеличить

Таким образом, битва 23 июля 1348 года произошла на месте деревни Пелля, еще недавно существовавшей в северо-западном углу Гатчинского района, ныне поглощенной разросшимся поселком Терволово. Его северо-восточная часть, по дороге в Хюттелево, и является местом встречи шведского войска и новгородских дружин, местом ратной славы XIV столетия.

И. Стасюк
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»