Рождение татарской общины в Гатчине

В 2005 году Казань, «Светозарная Казань», как назвал ее великий татарский поэт Габдулла Тукай, празднует 1000-летие. За свою десятивековую историю Казань представала пред миром в разных ипостасях: пограничная крепость древней Булгарии, центр одного из княжеств Золотой Орды, столица Казанского ханства, «ворота Востока» средневековой России, ну, а ныне - столица Республики Татарстан, город, консолидирующий татарскую нацию, вторую по численности нацию Российской Федерации.

В связи с юбилеем татарской столицы, вероятно, небезынтересно будет узнать о некоторых фактах формирования в Гатчине татарской общины.

Два года назад Санкт-Петербург праздновал свой 300-летний юбилей. На торжества приезжала и делегация Татарстана во главе с президентом республики М. Шаймиевым. Приезжала как полноправный участник торжеств, ведь в строительстве северной столицы с самого начала участвовали сотни и тысячи татар. Здесь существовало даже особое Татарское становище или Татарская Слобода, в которой жили татарские мастеровые и рабочие. В память о них образовавшийся на том месте в ходе городского строительства переулок был назван Татарским (он выходит к нынешнему зоопарку).

Много чем помогла Казань развивающейся столице: людьми, лесом, продовольствием, а 150 лет назад по повелению Императора Николая I Казань передала С-Петербургу целую отрасль науки — востоковедение. По его указу от 22 октября 1854 года, подписанному в Гатчине, преподавание восточных языков в Казанском университете и первой Казанской гимназии (а заодно и в одесском Ришельевском лицее и гимназии при нем) было прекращено - студенты и профессорско-преподавательский состав, среди них выдающийся тюрколог, основатель золотоордыноведения Х.Д. Френ, известные востоковеды М. Казембек, В.П. Васильев, С. Хальфин и др., переведены в учрежденный в Санкт-Петербургском университете восточный факультет. Благодаря этому, в городе на Неве сформировался один из крупнейших в мире центров востоковедения.

Конечно, Санкт-Петербург не остался в долгу, он тоже помогал развитию Казани, способствуя превращению ее в крупнейший промышленно-экономический и культурный центр Поволжья.

* * *

Таннауэр И.-Г. Портрет Фёдора Матвеевича Апраксина. 1710-1728
Таннауэр И.-Г.
Портрет Ф.М. Апраксина
Когда в Гатчине впервые появились татары, даже не постоянные поселенцы, а просто в качестве кратковременных визитеров (например, в составе воинских команд или в обслуге какой-либо знатной персоны) — с исчерпывающей точностью ответить на этот вопрос вряд ли возможно. Можно предположить, что это произошло в петровское время, поскольку в войсках Петра I «прорубивших» под его началом «окно в Европу» были и воины-татары (например, в боевых действиях на территории Лифляндии прославился своей отвагой полутысячный отряд татарской конницы, которым командовал царский любимец Мурзенка). Воеводой во главе войск, освободивших Ижорскую землю от шведского владычества, был сподвижник царя Петр Апраксин. 13 августа 1702 года на берегах Ижоры он разбил отряд шведского генерала Крониорта, а в следующем году освободил от них всю прилегающую к Финскому заливу территорию.

Петр Апраксин был потомком знатного татарского мурзы Солохиера. В 1371 году Солохиер выехал из Большой Орды на службу к Великому князю Олегу Рязанскому и получил в крещении имя Иоанна Мирославского. От его правнука Андрея, по прозвищу «Апракса» и пошла фамилия Апраксиных. В 1700-х годах три брата Апраксиных — Федор, Петр и Андрей Матвеевичи, участники и военачальники Северной войны за усердие и верность к пользе государства в военных делах были возведены в графское достоинство и пожалованы земельными «дачами». Архивы хранят следы царских щедрот. Так на плане Гатчинской мызы князя Б.А. Куракина, составленного в 1746 году, показано, что с юго-востока она граничит с Зуйдовской (по-нынешнему Суйдинской — В.Н.) мызой Петра Андреевича Апраксина, а с юга — со Скворицкой мызой Федора Андреевича Апраксина.

* * *

С. Тончи. Портрет Ф.В. Ростопчина
С. Тончи. Портрет
Ф.В. Ростопчина
Неизвестный художник. Портрет А.А. Аракчеева
Неизвестный художник
Портрет А.А. Аракчеева
Александр Иванович Куприн. Фото 1913 г.
Александр Иванович Куприн
Фото 1913 г.

Минуя куракино-орловское время Гатчинской мызы (1740-1780-е гг.) перенесемся в последнее десятилетие XVIII века, когда ею и приписанным к ней деревнями владел великий князь Павел Петрович. В это время, точнее в 1792 году при его дворе появились сразу два преданных ему друга и сподвижника, оба татарского происхождения - Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834) и Федор Васильевич Ростопчин (1763-1826). Начав службу при великокняжеском дворе с невысоких чинов и должностей - первый подпоручиком, артиллерийским офицером (впрочем, уже через месяц он был произведен в капитаны и назначен командиром артиллерийской роты), другой — поручиком, дежурным офицером караульной службы — они поднялись до самых вершин государственной власти.

Фамилия А.А. Аракчеева происходит от татарского слова «арак», в переводе на русский язык — «водка». Один из его предков производил и торговал этим опьяняющим напитком и при крещении получил фамилию по роду занятий, ставшей родовой.

Должность командира в гатчинской армии Павла Петровича Аракчеев совмещал с должностью гатчинского коменданта (иногда его называли военным губернатором). Он жил здесь в 1792-1796 гг. Память о себе оставил тем, что согласно повелению Павла Петровича, завел порядок: на углах домов при пересечении улиц прибивать металлические таблички с наименованием улиц (жестянки с номерами домов в городе стали вывешивать только с 1870-х годов).

Если Аракчеев происходил из незнатного служивого рода, то родословная Федора Васильева Ростопчина велась от потомков Чингиз-хана, выехавших из Золотой Орды сначала в Крымскую Орду, а оттуда в Московское княжество. В 1430-х годах предок Федора Васильевича Борис Ростопча поступил на службу к великому князю московскому Василию.

Ф.В. Ростопчин, про которого Павел I говорил, что он нужен ему «как воздух», стал первоприсутствующим в Коллегии по иностранным делам (по-нынешнему Министром иностранных дел), а также Главным директором почт. Гатчина обязана ему тем, что в 1800 году, выполняя указ императора Павла I, он открыл в городе почтовую контору.

В истории Гатчины XVIII-XIX веков есть и другие именитые личности татарского происхождения. Чтобы не возвращаться к разговору о них, назовем еще одного — писателя А.И. Куприна, потомка татарского князя Кугуша по материнской линии. Мать писателя, Любовь Алексеевна Кулунчакова унаследовала фамилию от предка в 11-м поколении «Княж Кулунчака княж Еникеева». Александр Иванович гордился своим происхождением. В 1910 году он писал матери, что у него на балконе «развевается флаг: зеленое поле и на нем жеребенок» (кулунчак - в переводе с татарского — «стригун», годовалый жеребенок).

* * *

С павловской эпохи можно уже достоверно говорить о появлении в Гатчине постоянных поселенцев — татар. Как известно, с целью увеличения числа жителей принадлежавшей ему Гатчинской Мызы, Павел Петрович за небольшую плату раздавал участки земли дворянам, купцам, придворнослужителям, цеховым (ремесленникам), отставным и неотставным солдатам, вольным крестьянам. И, как следует из нижеприведенного документа, при случае даже поощрял наиболее рачительных хозяев.

Вот этот документ - распоряжение Главноуправляющего Гатчинским имением барона Карла фон Борка асессору счетной экспедиции волостной конторы о выдаче денежной награды великой княгини (здесь и далее орфография и пунктуация оригиналов сохранены).

«1795 года июля 14 дня (.) как минувшего июня 16 числа гатчинской инвалидной команды рядовые Иван Васильев, Елистрат Никифоров, Андрей Никитин, Абдул Булгаков и Артамон Иванов с товарищами их десять человек инвалидной команды у рядового Ивана Кондратьева купили дом состоявший в Мариенбурге для их жительства ценой 80 рублей и чему имеют старание чтобы оный дом привести в лучший порядок как ныне состоит.

Того ради от Гатчинского Его Императорского Высочества в наследники и волостной конторе определено — за такое их старание и примерность к устроению от щедрот Ея Императорского Высочества выдать им из Ея конторы денег дватцать пять рублей о чем и учинить по сему исполнению».


Упомянутый в этом документе Абдул Булгаков, вероятно, является первым поселившимся в Гатчине татарином, причем еще в ее догородской период. А вот еще один документ, составленный уже после преобразования Гатчинского посада в город. Речь в нем идет о получении так называемой «Данной» - документа, удостоверяющего право на владение ранее отведенным участком земли.

«В Гатчинское Городовое правление лейб-гвардии Измайловского полка от мушкатера Мустая Муртазина прошение.

Города Гатчина Загвоздинской улице в третьей части между домами Лейб Кирасирского полку отставного унтера офицера Гаврила Симеонова и города Гатчина казенного кузнечного ученика Ивана Горохова имею я собственной дом поставленной на отведенном против генерального плана месте шириною в десять а длиною в сорок погонных сажен и на владение мне данной не имею. Того ради оное городское правление покорнейше прошу показанную данную на землю мне дать октября 17-го дня 1797 года» (подпись)

Прошение вместо вышеназванного мушкетера Мустая Муртазина за неумении его грамоте по прошению его лейб гарнизонного полку отставной вахмистр Волков таковой руку приложил».


Как явствует запись в особом журнале, «данная» Мустаю Муртазину была выдана. Каких-либо уточняющих сведений о личности этого мушкетера-измайловца не обнаружено, бесспорно одно — он был татарином.

Еще одной татарской семьей пополнилось население Гатчины после упразднения города Рожествен (Рождествено) в 1797 году. В связи с закрытием в нем ратуши в октябре 1798 года, к Гатчине было причислено 18 купцов и 62 мещанина, 45 из них дали подписку — обязательство переселиться на новое место до 1802 года, остальные — в более поздние сроки. В добавлении к «Ведомости о числе состоящих на нынешний 1799 год по городу Гатчине купцов, их капиталов, мещан и цеховых» указаны 62 мещанина причисленных из упраздненного города Рожествен. 53-м в этом списке назван Самуила Алымов. Переехал ли он с семьей в Гатчину — такими сведениями не располагаю.

* * *

В первой половине XIX века татарская община в Гатчине почти не увеличилась. Ее рост начался после отмены крепостного права, когда в стране усилились миграционные процессы. Например, в мае 1865 года в Гатчинский городовой госпиталь поступил бывший солдат Аслекбаким Булатов, происходивший из крестьян Ставропольского уезда Самарской губернии 46 лет от роду, магометанин по вере.

По переписи населения Гатчины, проведенной Дворцовым управлением в 1893 году жителей — татар в Гатчине были 21 человек, а по Всероссийской переписи 1897 года — 32 человека. Самым именитым из татар в Гатчине начала XX века вероятно был Изатулла (Изетуль) Тимендерович Байбуров, происходивший из крестьян Касимовского уезда Московской губернии. Он был избран санитарным попечителем Гатчинской волости, т.к. кроме буфета на одном из вокзалов Гатчины имел в деревне Малой Загвоздке, входившей в эту волость, дачу. Имущественный ценз позволил Байбурову принять участие в предварительном съезде состоятельных гатчинцев по избранию уполномоченных в уездный съезд землевладельцев по выборам в I Государственную Думу.

Из других именитых татар в Гатчине того времени был владелец магазина готового платья на Малогатчинской, 10 (ныне ул.Соборная) Кафитулла Сейфуллин, родом из крестьян Сергачского уезда Нижегородской губернии.

В советское время татарская община Гатчины все более увеличивалась, особенно после Великой Отечественной войны. По последней советской переписи 1989 года в Гатчине проживало 469 татар, в районе — 650, а всего 1119 человек. Данные переписи населения 2002 года еще полностью не обработаны, но известна общая цифра татарского населения города Гатчины и Гатчинского района — 1200 человек (в области - 9463, в СПб - 35672)

В. Николаев,
историк-журналист


Оглавление
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»