Конец Гитлеровской спирохете


Освобождение от немецко-фашистских оккупантов советских городов и сел - это не только освобождение их территорий и населения. Оно включает целый комплекс важнейших задач и мероприятий, во-первых, восстановление советской власти, советского образа жизни, советской морали, достоинства и чести советского человека, ну, и далее следует целый ряд конкретных мер: обезвреживание от мин и боеприпасов зданий и земельных участков, продовольственное снабжение населения, налаживание коммунального хозяйства, ремонт дорог, организация охраны, выявление вражеской агентуры, мародеров и т.д., и т.п.

Важнейшей первоочередной задачей военных и гражданских властей была организация медицинского обследования, вызволенного из-под оккупации населения и проведение санитарно-профилактических мероприятий. С этой целью 27 января - на следующий день после освобождения Гатчины, сюда по заданию начальника Военно-санитарного управления Ленфронта, генерала медицинской службы Верховского, прибыли дерматолог Санитарного управления фронта майор м/с Копзон и врач фронтового кожно-венерологического госпиталя ЭГ-2013 капитан м/с Федорова. Задание было самое обыкновенное: провести в освобожденном городе обследование гражданского населения на предмет наличия венерических и кожных заболеваний.

Первое же знакомство военврачей с санитарной обстановкой и визуальные обследования дали очень тревожные результаты.

Далее цитирую докладную записку от 1 февраля 1944 года генерала Верховского председателю Ленинградского облисполкома, члену Военного совета Ленфронта Н.В. Соловьеву.
«Немцами, - докладывал главный медик фронта, - открыто культивировалось положение, что немецкому солдату нужна «женщина», и получение какой-либо работы в столовой, в прачечной, в мастерской - включало в себя, почти как обязанность - выполнять работу не только по специальности, но и вступать в половые связи с обслуживаемыми немцами. Отказ и сопротивление вели к немедленному увольнению с работы и избиению.

Гражданка С. (инициалы опускаю - В.Н.) - 28 лет, из г.Красное Село, как она сама рассказала, работала в прачечной при части. Она обязана была вступать в половые связи с немецкими солдатами, которые приносили ей белье в стирку.

Как в самой Гатчине, так и в районе - организована была густая сеть домов терпимости. В дом терпимости в Гатчине первое время привозились только эстонские женщины, а в дальнейшем и русские.

В Суйде был дом терпимости под названием «Пуф». В Дудергофе в доме терпимости содержали 8 русских женщин. Дом терпимости функционировал от 6 до 10 часов вечера и обслуживал большую воинскую часть.

В результате этого насилия и разврата в Гатчине, которая, как и остальная Ленобласть, считалась до войны с немцами благополучным по вензаболеваемости районом, стала быстро расти заболеваемость сифилисом и гонореей, которые занесли сюда немцы, а отчасти и испанцы. Среди населения стали говорить о «немецком сифилисе» и «испанском сифилисе». Врач Красненкова, которая вела при немцах амбулаторный прием гражданского населения при городской больнице, указывает, что ею были отмечены случаи изнасилования и заражения гонореей девочек в возрасте 4-5 лет и случай изнасилования и заражения гонореей 73-летней старухи, жены сторожа, которая явилась на амбулаторный прием с бурными явлениями острой гонореи. Начавшаяся высокая заболеваемость венерическими болезнями среди женщин заставила немцев открыть специальное лечебное учреждение с полутюремным режимом - изоляционный дом, расположенный рядом с детским очагом (так в 1920-30-е годы назывались детские сады - В.Н.) и военным госпиталем, где было кожно-венерологическое отделение для немцев. К моменту ухода немцев в указанном доме было 40-50 женщин, которых немцы отпустили... Указанная группа женщин, находившаяся в изоляционном доме (со слов председателя районного Совета), получила немецкие удостоверения личности и русские паспорта.

Этим фактом подтверждается стремление немцев распространить венерические заболевания в освобождаемых районах...»

Военные венерологи уже при первых выявленных фактах дали соответствующие указания военным и гражданским властям и вызвали специалистов санэпидемиологических отделов Санитарного управления фронта и санитарной службы 42-й армии.

В срочном порядке был проведен комплекс организационных и медико-профилактических мероприятий: военный комендант города майор Амосов запретил проходящим воинским частям размещаться в частных квартирах без разрешения гарнизонного эпидемиолога, были запрещены увольнительные в город; председателем райсовета было срочно издано постановление об обязательном для населения поголовном прохождении медосмотра на организованном при больнице пункте с целью выявления лихорадочных больных и венбольных; был осмотрен детский дом, где были выявлены двое детей, заболевших от своих матерей, находившихся в изоляционном доме, им сразу же провели по одному курсу специфической терапии.

Среди других мер - организация передвижного медпункта со специальным оборудованием для лечения и лабораторией на санитарном автомобиле М-55; председателю райсовета дан перечень необходимых мероприятий по борьбе с вензаболевания-ми и открытию районного вендиспансера. Был разработан план совместных действий с прибывшими из Леноблздрава врачами. Капитан медслужбы Федорова оставлена в Гатчине на несколько дней для работы с ними.

Обнаружившееся в Гатчине столь мерзкое наследие гитлеровцев, хвастливо кричавших на весь мир о своей «цивилизаторской миссии» в оккупированных государствах, побудило военных медиков ходатайствовать перед Леноблисполкомом об обязательном медосмотре населения в освобождаемых районах с документацией этого осмотра.

Реакция последовала немедленно. На докладную записку сразу же была наложена резолюция: «Тов.Семину, тов.Волынкиной. Обязательный осмотр всего населения в освобожденных от немцев территории - провести. Если нужно, надо попросить помощи у Верховского. Составить план осмотра. 1.2.44. Н.Соловьев».

А в «Гатчинской правде», первый после освобождения номер которой вышел 10 февраля 1944 года, появилось короткое сообщение: «4 февраля. Начала работать поликлиника, через нее уже прошли осмотр свыше 2-х тысяч человек» (напомним, на 1 февраля 1944 года в городе были зарегистрированы 2951 человек). В конце концов, несчастные носители заразных заболеваний были, выявлены и вылечены, был локализован и ликвидирован весь очаг опасных заболеваний. Так была одержана победа над гнусным и коварным врагом еще на одном фронте - советские медики уничтожили гитлеровскую спирохету.
В.И. Николаев

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»