Скрипка Амати в Гатчине

Особенностью жизни лейб-гвардии Кирасирского Её Величества полка в к.XIX в. явилось образование в полку хора балалаечников и единственного в гвардейских частях струнного оркестра.

Кирасиры Ея Величества В российской армии каждый гвардейский полк имел свой полковой оркестр, но в к.1880-х гг. командир гвардейского корпуса принц А.П. Ольденбургский выразил пожелание обучать воспитанников школ солдатских детей не только игре на духовых, но и на струнных инструментах. В лейб-гвардии Её Величества Кирасирском полку первыми учителями и организаторами струнного оркестра стали капельмейстер полка К.И. Весели и поручик Павлов, заведовавшей школой воспитанников солдатских детей. В октябре 1892 года было выделено 500 рублей на закупку недорогих музыкальных инструментов. В составе оркестра было 22 воспитанника полковой школы и 8 молодых трубачей, окончивших эту же школу и уже зачисленных на действительную службу. Обучение оркестра продвигалось медленно по причине недостатка людей, ранее умевших играть на струнных инструментах. Но уже через несколько месяцев молодой оркестр мог исполнять нетрудные партии и 26 декабря 1893 года впервые играл в полковом манеже в присутствии семьи Александра III. После концерта Александр III побеседовал с воспитанниками и высказал одобрение по поводу основания струнного оркестра.

К лету репертуар был расширен, и оркестр выступал в дворцовом и приоратском парках перед публикой. В 1895 году полковым капельмейстером был назначен с отличием окончившим пражскую консерваторию В.Г. Ваксман. Благодаря энергии нового руководителя обучение оркестра было продолжено на более высоком уровне, и к концу 1896 г. формирование оркестра было завершено. В его состав входило уже 52 музыканта, в том числе значительное количество вольнонаёмных музыкантов, которые получали жалованье из заработанных и ассигнованных офицерами полка средств. Офицерский состав принимал самое непосредственное участие в организации оркестра и деньгами и покупкой хороших инструментов. Штаб-ротмистр князь Кольцов-Мосальский подарил альт французского мастера Дразе, полковник Авенариус приобрёл в 1903г. серебряный корнет-а-пистон работы Куртуа. В 1895 г. князь Ф.Ф. Юсупов-старший подарил оркестру редкую скрипку работы знаменитого мастера Николо Амати.

Публичный успех струнного оркестра возрастал с каждым годом. Оркестр выступал в частных домах, общественных собраниях и концертах Петербурга и постоянно играл в Гатчинском дворцовом парке и городском театре. А с 1897 г. во время пребывания вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны в Гатчине оркестр приглашался, иногда еженедельно, во Дворец, и исполнял некоторые произведения по личному указанию императрицы.

К 1905 г. струнный оркестр достиг высокого музыкального уровня исполнения, имея разнообразный репертуар и обладая многими ценными музыкальными инструментами.

Хор балалаечников был образован в полку в июне 1895 г. по инициативе командира 4-го эскадрона ротмистра Авенариуса, поклонника этой народной музыки. Были отобраны рядовые, умевшие играть на гармонике или рожке, и закуплены балалайки на сумму 65 рублей. Занятия проводил лично сам Авенариус, перекладывая по слуху все мотивы на особые ноты по цифровой системе. За первые два месяца было разучено 14 русских песен, цыганских романсов и вальсов. Первое публичное выступление состоялось в офицерском собрании полка и заслужило одобрение офицеров полка. Этот успех и простота инструментов послужили стимулом к дальнейшему развитию хора, и уже к зиме 1895 г. балалаечники играли более 50 пьес. Мода на них росла, и спрос был почти ежедневным.

Гатчино. Музыка в парке Помимо выступлений в офицерском собрании, частных домах балалаечники-кирасиры приглашались на различные концерты, благотворительные базары не только в Гатчине и Петербурге, но и в другие города России. В 1897 г. балалаечники два раза приглашались в Гатчинский дворец, где играли в присутствии императрицы Марии Фёдоровны, великих княгинь Ольги Александровны и Ксении Александровны, великих князей Михаила Александровича и Александра Михайловича. Мария Фёдоровна лично назначала репертуар и отметила ротмистру Авенариусу “чудную их игру и необычайную память”.

К концу 1898 г. репертуар хора достиг 124 вещей, которые игрались наизусть. Определённого вознаграждения за игру балалаечники не получали, но, тем не менее, их заработок, несмотря на многочисленные благотворительные концерты, доходил до 1200-1300 рублей в год (на хор из 6 человек). Командир эскадрона распределял эти деньги следующим образом: 25% образовывали “балалаечный капитал”, из которого закупались ноты, струны и музыкальные инструменты; 10% были предназначены для выплат нижним чинам всего эскадрона, т.к. на них увеличивалась нагрузка по службе, а 65% выдавалось самим балалаечникам за вычетом накладных расходов.

Состав балалаечников постоянно менялся. За 1900-1905 гг. он сменился 4 раза, что вызывало дополнительные трудности в обучении. Мода на балалаечников постепенно прошла, хор стал выступать значительно реже на публике, но регулярно принимая участие в полковых товарищеских ужинах.

Но в 1914 г. мирная жизнь у страны закончилась. Кирасирский полк заслужил в боях I-ой мировой наградной штандарт, которого у него ещё не было. Позднее полк был представлен к награждению широкими Георгиевскими лентами к штандарту - редкий знак коллективного отличия (только 3 полка в русской армии имели эту награду за русско-турецкую войну 1877-1878 гг.). Но награждения решили отложить до окончания войны, а после Октябрьской революции они, как и сотни различных других, не состоялись. Штаб-ротмистры В.В. Чебышев и И.Л. Афанасьев были награждены Георгиевским оружием, а ротмистр М.М. Соколов - Георгиевским оружием (1915 г.) и орденом св. Георгия IV степени (1916 г.). За время войны полк потерял 10 офицеров. В Гатчину полк, расформированный в начале 1918 г., уже не возвращался. Несколько офицеров, прибывших с фронта, передали новым властям архив полка и оружие из полкового цейхгауза. Судьба музыкальных инструментов, в том числе и скрипки Амати, пока неизвестна. Большинство офицеров участвовали в Белом движении, возродив лейб-гвардии Кирасирский Её Величества полк на Юге России. За годы Гражданской войны (1918-1920 гг.) полк потерял ещё 22 офицера (10 убиты, 5 расстреляны, 7 умерло от болезней). Позднее, для большинства – эмиграция и воспоминания о мирных гатчинсках днях.

Я.Б. Януш
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»