Дворянский род Козловских
в истории поселка Прибытково

Выписка из Крепостного Петроградского архива
Выписка из Крепостного Петроградского архива
Увеличить
Земли, расположенные к западу от железнодорожной станции Прибытково Гатчинского района, до революции принадлежали потомственным дворянам: Марии Карловне Шпигель и вдове Прусского подданного Паулине Карловне Ганс (урожденной Шпигель). В начале ХХ века они начали распродавать их под дачные участки. Первыми дачевладельцами, купившими четыре участка, были служащие Варшавской железной дороги М.С. Козловский, Г.Э. Лапьер, а также семьи Гроховских и Ивановых.

Возникшее поселение было названо Мариинской колонией в честь Марии Карловны Шпигель.

К востоку от железной дороги земля принадлежала помещику Невельскому, у которого адмирал Виктор Иванович Прибытков купил два больших участка, на которых были построены шикарные дачные усадьбы. Эта часть местности стала называться Екатерининской колонией. В 1906 году оба дачные поселения объединили общим названием Мариининско-Екатерининское, а в 1918 году переименовали посёлок ”Прибытково” по названию станции, построенной и открытой благодаря адмиралу Прибыткову.

Значительный след в истории края и развития дачной местности оставила семья Козловских, появившаяся в Мариинской колонии в 1905 году. Старейший житель посёлка Прибыткова Фаддей Марцелинович Козловский (1907-1993 гг.) принадлежал к старинному дворянскому роду, многие члены которого усердно служили царям и отечеству в военных и гражданских чинах.

Прадед Фаддея Марцеловича - Осип Антонович Козловский (1757-1831 гг.) один из самых значительных и талантливых восточно-европейских композиторов рубежа 18-19 веков. Он пользовался большой славой в России и за рубежом. Музыкальное образование он получил в Варшаве в костёле Святого Яна, где прошёл практику как певчий, скрипач и органист. О.А. Козловский участвовал в Русско-турецкой войне, где получил офицерское звание. По её окончании он возглавил музыкальную и театральную жизнь Петербурга и дослужился до статского советника. Написанный им праздничный полонез ”Гром победы раздавайся” стал гимном Российской империи с 1791 по 1816 годы. Музыкальные способности наследовались последующими поколениями. В семье, как особая реликвия сохранялась скрипка Страдивари. Кстати, дед Ф.М. Козловского - Степан Осипович был участником Отечественной войны 1812 года.

В Мариинской колонии Козловским принадлежала дача, построенная по индивидуальному проекту, окруженная большим садом. Она сохранилась до настоящего времени на Большом проспекте.

В посёлке Прибытково в доме Козловских в 30-е годы летом жили на даче Коптеловы-Мосоловы, поклонники таланта певца Николая Константиновича Печковского, дача которого находилась на соседней станции Карташевская. Известно, что вместе с Тадиком (так дома называли Фаддея Козловского) они посещали музыкальные вечера в доме Н.К. Печковского. Один из потомков Коптеловых-Мосоловых в 50-е годы, будучи ребёнком, бывал с мамой на концертах Н.К. Печковского. Он рассказывал, что когда Н.К. Печковский пел ”Гори, гори моя звезда” весь зал рыдал.

До революции в доме Козловских неоднократно бывал известный тибетский врач Джамсаран (Петр Александрович) Бадмаев, лечивший мать Фаддея (Тадика) Марию Игнатьевну, потомственную дворянку, принадлежавшую к роду Гедиминовичей. У Бадмаева не было в Прибыткове своей дачи, но он приезжал на отдых на дачу Иванова в Мариинскую колонию, где в советское время располагался пионерлагерь.

Фаддей Марцелинович был романтик и мечтатель. Он верил в легенду, услышанную в детстве от владельца усадьбы «Елицы» о «золотом» кладе, зарытом шведами в здешних лесах. Бежавшие от Петровских войск шведы в годы Северной войны по преданию спрятали где-то в лесу на берегу реки Суйды королевскую казну. Якобы они не успели вывести её из Ингерманландии в Швецию. Он неоднократно видел это место во сне и не уставал искать его. В конце своей жизни он вроде бы нашел «таинственное» место, но в связи с масштабной вырубкой местных лесов и изменением ландшафта следы «золотого клада были потеряны. Ф.М. Козловский был механиком-изобретателем, хорошим часовым мастером. В начале 80-х годов смастерил пульт управления своим стареньким телевизором КВН и переключал три программы, лёжа на диване. У него был самодельный прибор определяющий уровень радиации; пирамиды, расставленные в саду, повышающие урожайность; в доме загоралась красная лампочка, если в подвале для хранения овощей температура становилась ниже допустимой. До последних дней он пел старинные романсы, аккомпанируя себе на гитаре. Заранее приготовил для себя и жены гробы, как это было принято в старину.

Судьба Фаддея Козловского складывалась трагически. Сталинский режим не обошёл его стороной как и тысячи других советских граждан, оказавшихся в фашистской оккупации. По сведениям старожилов его главная вина заключалась в том, что при немцах он содержал в Сиверской часовую мастерскую. Вернувшись из лагерей, где отбывал наказание по статье 58-10, он узнал, что родной дом родственники продали семье военного врача Шафрановского, а в могилу матери похоронен чужой человек. Фаддей Марцелинович доживал свой век в Прибытково, но по другому адресу. На родную улицу: Большой проспект никогда не ходил. Он жил с женой Анной Александровной очень скромно, в маленьком доме на Лесной улице. В 80 лет приходилось самому колоть дрова, так как не было средств кого-нибудь нанять. В один из дней, после такой тяжёлой работы, он вошёл в дом и упал без сознания. Пролежал несколько дней и, не приходя в сознание, умер. Похоронен он в Кобрино на сельском кладбище.

Дом Козловских в конце войны был продан военному врачу Шафрановскому, который через несколько лет продал дом профессору филологического факультета ЛГУ, известному некрасововеду, основавшему музей Н.А. Некрасова на Литейном 36 в Ленинграде, педагогу и общественному деятелю Владиславу Евгеньевичу Евгеньеву-Максимову. Средний брат профессора был назначен после войны главным врачом психиатрической больницы в селе Никольское, а младший тоже был профессором ЛГУ, проводивший много времени в Прибытково в последние годы жизни. Навещал своего старого учителя, тогда ещё молодой учёный, будущий академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, впоследствии написавший статью ”В.Е. Максимов-педагог”. Сыновья Владислава Евгеньевича Евгеньева-Максимова внесли значительный вклад в развитие отечественной науки. Старший, Игорь, изучал Арктику и Антарктику (12 арктических экспедиций, 6 из которых возглавил сам, 3 путешествия вокруг света); профессор, заведующий кафедрой Арктического училища - Морского училища имени адмирала С.О. Макарова. Член Международной ассоциации учёных, оставивший большое количество научных трудов. Младший, Евгений, гляциолог, изучал горные ледники. Написал несколько серьёзных научных книг. Профессор. Академик Петровской академии .Средний сын, Георгий, окончил гимназию Майя. Был художником. В настоящее время бывшая дача Козловских принадлежит потомкам В.Е. Евгеньева-Максимова.

Ф.М.Козловский передает гатчинскому краеведу А.В.Бурлакову выписку из архива. 1991
Ф.М.Козловский передает гатчинскому краеведу
А.В.Бурлакову выписку из архива. 1991
В конце своей жизни Ф.М. Козловский написал короткие воспоминания о истории возникновения поселка Прибытково и о некоторых дачевладельцах. Например, о бывшей вилле Анны Бенинг, которая сохранилась в поселке на Среднем проспекте, ныне это частный дом. В 1990 году он передал хранившиеся у него подлинные дореволюционные Купчие на покупку участка тогда еще молодому краеведу Андрею Бурлакову со словами: «Мне это уже не пригодится». Ему же он подарил книгу сочинений А.С. Пушкина, изданную в 1852 году, ранее принадлежавшую его деду.

Фрагменты воспоминаний старожила: «В 1890 году к помещику Невельскому приехал известный ему адмирал Прибытков и купил у него два участка земли вблизи Варшавской железной дороги и построил там две дачи. По просьбе адмирала Прибыткова управление Варшавской железной дороги разрешило построить и открыть там станцию, которая была названа «Прибытково». Там же была построена маленькая церковь.

Вслед за адмиралом Прибытковым, Невельский начал продавать участки земли под дачи, а поселок был назван Екатерининским. В этом поселке построил дачу родной брат известного художника Репина. Сам художник построил две дачи около реки Суйда, а поселок этот стал называться Монплезир, а после революции был переименован в поселок Каменское. В одной из этих дач сохранилась незаконченная картина кисти самого Репина.

На западной стороне железной дороги помещица Шпигель также начала продавать участки под дачи. Первыми поселенцами, купившими четыре участка, были служащие Варшавской железной дороги Козловский, Иванов, Лапьер и Гроховский, а поселок был назван Мариинским.

Недалеко от дачи моего отца построенной в Мариинской колонии (ныне Прибытково) основанной в 1907 году помещицей Марией Ганс, урожденной Шпигель была построена в 1908 году увеселительная вилла известной пианистки Анны Бенинг, ученицы и аккомпаниаторши всемирно известного пианиста и композитора Рахманинова. В этой вилле постоянно проводились музыкальные вечера, на которых присутствовал сам Рахманинов, профессор консерватории Штембек и известная певица того времени Вяльцева. Эта дача почиталась как оплот вокального и фортепьянного искусства. В 1916 году Анна Бенинг умерла и виллу её наследовала также пианистка, Вероника Лац.

С этого времени из дачи раздавались лишь грустные звуки фортепиано, напоминающие о былом веселии и благополучии. Вероника Лац умерла в 1922 году и её дача перешла во владение поселкового Совета в Прибытково, председателем которого был К. Яцкевич. Он сдал эту дачу на временное пользование Виктору Николаевичу Матвееву, потомку древнего рода бояр Матвеевых, известных ещё до эпохи Ивана Грозного. К сожалению, сталинский режим не потерпел потомка бояр Матвеевых и выслал его сначала за пределы Ленинграда, а затем уже из Прибыткова в ГУЛАГ, где он в 1930 году покончил жизнь самоубийством.

В Екатерининской колонии на Викторовской улице находились дачи адмирала Прибыткова. Одну из них он в начале ХХ века продал богатому фабриканту Бюрману, который передаривает шикарный особняк своей любовнице Ириной. На калитке висела табличка с надписью «Дача Ириной». На этой даче сохранились витражи, расписанные по рисункам известного художника Врубеля. Бюрман дружил с жившим по соседству на даче актером Павлом Самойловым. На эту дачу часто приезжали из Петербурга артисты, здесь устраивались музыкальные вечера, выступала певица Вяльцева. Гостями этой дачи были мои родители, которые хорошо знали Бюрмана. После революции он разорился и сильно притеснялся. С 1919 год дача Бюрмана была передана для организации в ней Прибытковской начальной школы. В ней некоторое время учителем работала моя мать Мария Игнатьевна».

Наталия Жданович
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»