«Потешные» полки Павла I

Военное учение на плацу перед дворцом. Акварель Г.С. Сергеева. 1790-е гг. ...О собственных Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Гатчинских войсках написано много. В «Русском словаре биографий» (Санкт-Петербург, 1902 г.) в статье о Павле I, о гатчинских войсках можно было прочесть следующее: «...состояли из людей грубых и необразованных, отбросов нашей армии. Выгнанные из своих войск за скверное поведение, пьянство или трусость, эти люди нашли приют в гатчинских батальонах..., среди этих злодеев были настоящие исчадия ада. Они с завистью смотрели из гатчинских болот на тех, кто гордо и смело шествовал по дороге чести».

Негативного о небольшом «потешном» гарнизоне написано куда больше, чем объективного. Долгое время культивировался односторонний миф о том, что создание гатчинских войск - это следствие подражания Павла прусской армии короля Фридриха, но при этом умалчивалось о постоянном желании Павла походить на своего великого прадеда Петра I. При сравнении «потешных» войск Петра I и Павла всегда подчеркивался различный уровень решаемых ими задач. Полки Петра сыграли решающую роль в борьбе за власть с царевной Софьей, подавили стрелецкий бунт и дали начало первым гвардейским полкам, а павловские батальоны, якобы, существовали только для муштры и парада. Это представление противоречит исторической справедливости.

Желание Екатерины II передать императорский трон своему внуку Александру - в обход Павла - не было секретом: впервые такую идею императрица высказала в 1787 году. В письме от 14 августа 1792 г. к французскому философу Гримму она писала: «Сперва мой Александр женится, а там, со временем, и будет коронован со всевозможными церемониями, торжествами и народными празднествами». В 1793 году после женитьбы Александра слухи возобновились. Через год Екатерина обратилась в Совет с предложением лишить сына престола, ссылаясь на его нрав и неспособность, однако возражения некоторых членов Совета не позволили ей осуществить свой план. Но только на время. М.А. Фонвизин писал в воспоминаниях, что подписанный приказ об отстранении Павла и возведении на престол его сына хранился у канцлера Безбородко, - канцлер должен был опубликовать его 26 ноября 1796 года.

Рост численности гатчинских войск и превращение Гатчины в крепость происходили по мере распространения слухов о лишении Павла права наследования. Гатчинские войска Павел содержал на собственные средства (30000 рублей в год из всех источников поступления), которых постоянно не хватало: только один из его долгов артиллерийской казне к 1795 году исчислялся суммой в 60000 рублей. Доходы гатчинских офицеров представляли собой скромное жалованье, получаемое от Павла. Склонность Павла к прусской военной форме, за которую его постоянно критиковали все, начиная с Суворова, во многом можно объяснить нехваткой средств и постоянной экономией. Стоимость одного только (а иметь надо было несколько) русского гвардейского мундира составляла не менее 120-и рублей, а мундир гатчинского гвардейца, сделанный из недорогого темно-зеленого сукна, стоил не более 22-х рублей.

Какова дальнейшая судьба гатчинских войск после вывода их из Гатчины? Утром 5 ноября 1796 года у Екатерины II случился апоплексический удар. В этот же день Павел прибыл в Зимний дворец, который стал заполняться гатчинскими офицерами, прибывавшими вслед за Павлом, во главе с А.А. Аракчеевым. Сразу же встал вопрос о смене прежней и усилении новой дворцовой охраны. К счастью для Павла, Екатерина была парализована - не могла говорить и отдавать устные приказы. 6 ноября вечером Екатерина скончалась, и Павел стал императором. Произошло и переименование гатчинских войск: теперь они - Собственные Его Императорского Величества Гатчинские войска. К этому моменту в состав Гатчинских войск входило: 6 батальонов пехоты, егерская рота, жандармский полк, драгунский полк, гусарский полк, казачий эскадрон, артиллерийский полк (всего 127 офицеров, исключая нового императора и его сыновей, и 2399 нижних чинов) и озерная флотилия.

7 ноября 1796 года казачий эскадрон гатчинских войск (учрежден в 1793 г., 4 офицера), Донская и Чугуевская придворные казачьи команды приказом Павла были соединены и составили половину лейб Гусарского Казачьего полка. Вторую половину нового полка составили гусарский полк гатчинских войск (учрежден в 1792 г., 8 офицеров) и лейб Гусарский эскадрон. Уже 14 ноября 1796 года новому полку были пожалованы права и преимущества Старой гвардии, а 27 января 1798 года полк был разделен на два самостоятельных полка - лейб-гвардии Казачий и лейб-гвардии Гусарский.

Последовавший приказ от 9 ноября 1796 г. завершил распределение гатчинских войск по существующим и новым гвардейским частям. В состав лейб-гвардии Преображенского полка поступили из Собственных Его Величества Гатчинских войск гренадерский батальон Его Императорского Величества № 1 (12 офицеров) и мушкетерский батальон полковника Аракчеева № 4 (11 офицеров); в состав лейб-гвардии Семеновского полка - мушкетерские батальоны Его Императорского Высочества Александра Павловича № 2 (12 офицеров) и майора Недоброева № 6 (11 офицеров); в состав лейб-гвардии Измайловского полка - гренадерский батальон Его Императорского Высочества Константина Павловича №3 (12 офицеров) и мушкетерский батальон майора Малютина №5(10 офицеров). Из егерских команд, состоящих при лейб-гвардии Семеновском и лейб-гвардии Измайловском полках, и егерской роты гатчинских войск (3 офицера) подполковника Рачинского был сформирован в городе Павловске лейб-гвардии Егерский батальон (с 1806 г. лейб-гвардии Егерский полк). Жандармский (15 офицеров) и драгунский (15 офицеров) полки гатчинских войск были распределены в лейб-гвардии Конный полк. Гатчинские артиллеристы (13 офицеров), команда пушкарей и бомбардирская рота лейб-гвардии Преображенского полка сформировали лейб-гвардии Артиллерийский батальон в составе трех пеших рот и одной конной. Полковник А.А. Аракчеев был произведён в генерал-майоры и назначен комендантом Санкт-Петербурга. В гвардии была установлена жёсткая дисциплина, существовавшая в гатчинских войсках, а в столице введен комендантский час, шлагбаумы, караулы и т.п.

«На сиё-то собственное войско... и полагал он всю надежду и потому поместил их в старинную гвардию и порядочно перемешал с нею; а чрез самое сие и подсёк он ей все крылья; ибо если б восхотелось ей что-нибудь дурное затеять, так, будучи перемешана с новыми сими войсками, не могла на то отважиться. А самое сие развязало вкупе государю руки к давно замышляемой им с гвардиею великой реформы», - писал современник - сочинитель А.Т. Болотов.

Отношение к вливанию гатчинских войск в гвардейской среде было различным. Для уже существовавших пехотных и кавалерийских гвардейских полков это стало досадным недоразумением в их полковой истории, а для вновь образованных (артиллерийского и егерского батальонов, казачьего и гусарского полков) вливание гатчинцев явилось проявлением монаршего расположения.

10 ноября 1796 года все войска из Гатчины и Павловска вступили в Петербург. По прибытии на площадь Зимнего дворца войска прошли церемониальным маршем перед императором, который сообщил им, что они поступают в гвардию. Портупей-прапорщики, подпрапорщики и штандарт-юнкера были произведены в офицеры, обер-офицеры сохранили свои чины, штаб-офицерам присваивалось звание полковников. Звание гвардейского офицера было выше на один чин (с 1731 по 1798гг.).

Ещё один современник Саблуков писал: «Новые пришельцы из гатчинского гарнизона были представлены нам. Но что это были за офицеры! Что за странные лица! Какие манеры! Легко представить впечатление, которое произвели эти грубые бурбоны на общество, состоявшее из офицеров, принадлежавших к лучшим семьям русского дворянства». Можно добавить, что будущий генерал Саблуков в 1796 году был только поручиком гвардии, а его отец был главой государственного казначейства: через него проходили миллионы рублей, отпускаемые на содержание екатерининских фаворитов, и только 10000 рублей от казны выделялись наследнику престола. Естественно, что Саблуков-старший был снят с должности одним из первых, - вряд ли мемуарам его сына можно полностью доверять.

После коронации Павла - 7-го апреля 1797 года - все гатчинские офицеры, переведенные в гвардию, снова были отмечены: на этот раз они получили имения.

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что наличие гатчинских войск помогло Павлу мирным путем осуществить законное право наследования и на некоторое время обезопасить себя от заговора гвардии. Но, как часто бывает в истории, сделав свое дело, гатчинские войска перестали интересовать новоиспеченного императора.

Павел I жестко укреплял дисциплину в армии. В екатерининское время аресты, исключения из службы были единичными, - при Павле же военные подверглись небывалым репрессиям. В течение 1797-1800 годов семь фельдмаршалов, более трехсот генералов и более двух тысяч офицеров уволились сами или были уволены со службы. Гатчинские офицеры не стали исключением. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года, в результате гвардейского заговора, император был убит. Но очень немногие из 127-и гатчинских офицеров к этому моменту оставались на действительной службе.

23 офицера были направлены в лейб-гвардии Преображенский полк, из них 16 (4 генерала, 5 полковников) были уволены по прошению или отставлены от службы. Служило только семеро: в самом полку - генерал-майоры В. Аристов и К. Коль (оба уволены в марте 1801 г.), полковники П. Григорьев и И. Лыщов (уволены в сентябре 1801 г.); в других полках - генерал-майор Н. Лавей-ко (Шеф Алексопольского Мушкетёрского полка, умер в 1808 г.), генерал-майор Н. Попов (комендант г. Риги, отставлен в мае 1801 г.), генерал-лейтенант О. Ротгоф (комендант г. Астрахани, уволен по болезни в 1815 г.).

Также 23 офицера были направлены в лейб-гвардии Семёновский полк: из них 9 (в том числе 3 генерала и 3 полковника) покинули службу к 1801 г., один умер. В самом Семеновском полку оставалось служить только трое. Б. Палицын - майор Тенгизского мушкетерского полка - погиб в сражении под Пултуском 14-го декабря 1806 года. Генерал-майор и Шеф Софийского мушкетерского полка И. Сукин был убит в сражении под Фридпандом 2-го июня 1807 года. Генерал-майоры И. Ферм (Шеф Новгородского мушкетерского полка) и И. Мамаев (Шеф Фанагорийского гренадерского полка) были уволены, соответственно, в ноябре 1802-го и в августе 1801 года. Генерал-лейтенант Е. Глазов уволен в июле 1801 г., генерал-лейтенант А. Певцов (Шеф Екатеринбургского мушкетерского полка) отставлен от службы в октябре 1808 года. Ещё три генерал-майора закончили службу позже, в том числе А. Ратков - командир гвардейской инвалидной бригады, имеющей прямое отношение к Гатчине.

В лейб-гвардии Измайловский полк было распределено 22 офицера, из них 11 (4 генерала, 2 полковника) были уволены до 1801 года. В самом полку оставалось 6 офицеров, в том числе и командир полка генерал-лейтенант П. Малютин, уволенный со службы по болезни в 1808 году. Шефом Белозерского мушкетерского полка являлся генерал-майор А. Седмерацкий (умер в 1807 г.). Петр Эссен впоследствии был возведён в графское достоинство и состоял в чине генерала от инфантерии (умер в 1840 г.). Павел Башуцкий также дослужился до генерала от инфантерии, был сенатором и членом генерал аудиториата.

Все три офицера из егерской гатчинской роты стали генералами. Генерал-лейтенант А. Рачинский состоял Шефом лейб-гвардии Егерского батальона до июня 1800 г., после чего перешел на гражданскую службу; генерал-майор И. Лехнер умер в январе 1801 г.; генерал-майор И. Миллер был шефом 7-го Егерского полка, в Отечественной войне 1812 г. командовал тульским ополчением, уволен по ранению в декабре 1813 года. В состав лейб-гвардии Конного полка поступило 30 гатчинских офицеров-кавалеристов. К марту 1801 года только семеро продолжали службу, в полку оставался один полковник Л. Безобразов (уволен в сентябре 1802 г.). П. Цорн закончил службу генерал-лейтенантом в ноябре 1820 года.

12 офицеров были распределены в лейб Гусарский Казачий полк. Пятеро из них к марту 1801 года оставались на службе; в своих полках служили только двое: генерал-майор А. Болотников - командир лейб Гусарского полка (уволен в ноябре 1801 г.) и ротмистр лейб Казачьего полка (уволен в марте 1804 г.). А. Кологривов (умер в 1825 г.) дослужился до генерала от кавалерии. Из нижних чинов путь от вахмистра до генерал-лейтенанта Донского войска прошёл И.Е. Ефремов - герой Отечественной войны 1812 г., кавалер ордена св. Георгия 3-ей и 4-ой степени, в 1815 г. назначенный командиром лейб-гвардии Казачьего полка.

И, наконец, из 13 офицеров-артиллеристов к марту 1801 г. остались на службе семеро, многие из них сделали блестящую карьеру. Генерал от артиллерии П. Капцевич (умер в 1840 г.) был командиром корпуса внутренней стражи. Генерал-лейтенант И. Гессе (умер в 1816 г.) был комендантом Москвы. Генерал-лейтенант И. Сивере состоял начальником артиллерийских гарнизонов Южного округа (уволен в 1831 г.). Генерал-лейтенант П. Апрелев (умер в 1830 г.) состоял членом Совета военного министра. Генерал-майор Н. Котлубицкий был адъютантом Павла I, позднее Шефом 7-го артиллерийского батальона (уволен в сентябре 1802г.).

Итак, к марту 1801 года в Петербурге оставалось не более 20 офицеров из гатчинских войск: дорога к перевороту была свободна. Хотя события могли развиваться совсем иначе: 39 офицеров стали генералами, и если бы не многочисленные отставки, то в марте 1801 года расклад сил в гвардии и армии был бы другим.

Биографии некоторых гатчинских офицеров помещены в военной энциклопедии под редакцией В.Ф. Новицкого (издание И.Д. Сытина, 1911-1916 гг.). Но самыми известными офицерами гатчинских войск стали, безусловно, А.А. Аракчеев и П.М. Капцевич, чьи портреты висят в Военной галерее героев Отечественной войны 1812 г. в Эрмитаже.

Я.Б. Януш
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»