Шутливый портрет императора

Съемка фильма «Фаворит» в Гатчине На гатчинской земле находится немало старинных дубов, почтенный возраст которых насчитывает более двух столетий. Ими можно полюбоваться в пригородных усадебных парках в Суйде, Рождествено, Сиверской, Орлино, Тайцах…

Но, пожалуй, самым знаменитым и древним среди них на сегодняшний день является дуб, растущий на живописном лугу перед императорским дворцом. Он хорошо знаком всем гатчинцам, на его фоне любят фотографироваться туристы, его романтический вид запечатлели на своих полотнах многие художники и может быть, поэтому о живом патриархе местного растительного мира сложено немало легенд. Некоторые краеведы утверждают, что этот дуб был посажен графом Григорием Григорьевичем Орловым, первым владельцем Гатчинского дворца при его закладке в 1766 году. Историки считают, что он появился уже при императоре Павле I, в бытность его наследником российского престола. Специалисты садово-паркового хозяйства говорят о том, что этот дуб-великан был выращен из трех срощенных вместе молодых саженцев и что сейчас ему действительно не менее 250 лет. «Садовод так искусно разрежал ветви, что они стали расти в стороны, - писал в своих воспоминаниях об этом дереве в 1990-х годах известный гатчинский художник Владимир Константинович Монахов, - тем самым, создавая дубу удивительно мощную полусферическую крону, вся художественная прелесть которой была видна именно в середине 80-х годов ХХ века. Зимой дуб привлекал совсем другими качествами. Ветви, как толстые змеи устремлялись в небо».

Парковый фасад Гатчинского дворца. Фото Галины Пунтусовой
Парковый фасад Гатчинского дворца
Вид на Серебряный луг и дуб из гатчинского дворца. Фото Галины Пунтусовой
Вид на Серебряный луг и дуб из гатчинского дворца

Годы и столетия были беспощадны к нему и делали свое дело, но дуб мужественно переносил все природные стихии и даже удары молний. Но однажды, в сильную ночную июльскую бурю 1985 года одна из половин патриарха не выдержала стихии и рухнула на землю. Поваленные ветви имели в длину более двадцати метров. Другая часть дуба, несмотря на огромное дупло и внутреннюю пустотелость, уцелела, и каждое лето продолжает зеленеть. Тогда же после бури покалеченный дуб долго лечили, залили пустотелость живительным раствором, замазали дупло цементом и забили металлом. Старинное дерево сохранилось до настоящего времени благодаря заботам хранителей Гатчинского парка.

Были в парке и другие знаменитые дубы. Об одном из них вспоминал в своих записках об императоре Павле I и его времени полковник конной гвардии Николай Александрович Саблуков (1776-1864 гг.). Рассказывая о государе, он писал, что Павел I «был человек в душе вполне доброжелательный, великодушный, готовый прощать обиды и повиноваться в своих ошибках… Остроумную шутку он понимал и ценил не хуже всякого другого, лишь бы только в ней не видно было недоброжелательства или злобы». В подтверждение этого мнения он приводил следующий эпизод:

Гатчинский дворец. Бюст французского короля Генриха IV
Король Генрих IV
Гатчинский дворец. Бюст министра М.Б. Сюлли
Министр М.Б. Сюлли
«В Гатчине, насупротив окон офицерской караульной комнаты рос очень старый дуб. Это дерево, ка сейчас помню, было покрыто странными наростами, из которых вырастало несколько веток. Один из этих наростов до того был похож на Павла, с его косичкою, что я не мог удержаться, чтобы не срисовать его. Когда я вернулся в казармы, рисунок мой так всем понравился, что все захотели получить с него копию, и в день следующего парада я был осажден просьбами со стороны офицеров гвардейской пехоты. Воспроизвести его было нетрудно, и я роздал не менее тридцати или сорока копий. Несомненно, что при том соглядатайстве со стороны гатчинских офицеров, которому подвергались все наши действия, история с моим рисунком дошла до сведения императора. Будучи вскоре после этого еще раз в карауле, я от нечего делать занялся срисовыванием двух очень хороших бюстов, стоящих перед зеркалом в караульной комнате, из которых один изображал Генриха IV, а другой Сюлли. Окончив рисунок с Генриха IV, я был очень занят срисовыванием Сюлли, когда в комнату незаметно вошел император, стал сзади меня и, ударив меня слегка по плечу, спросил:

- Что вы делаете?
- Рисую, государь, - отвечал я.
- Прекрасно! Генрих IV очень похож. Я вижу, что вы можете сделать хороший портрет… Делали вы когда-нибудь мой? - Много раз, ваше величество.

Государь громко засмеялся, взглянул на себя в зеркало и сказал:
- Хорош для портрета!
Затем он дружески хлопнул меня по плечу и вернулся в свой кабинет, смеясь от души».

А. Бурлаков
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»