Гатчинские соратники великого физиолога
Группа первых практикантов Института экспериментальной медицины. В центре И.П. Павлов. Верхний ряд 2-й слева А.Н. Мокеев, Средний ряд 2-й слева - Г.С. Шубенко. май 1893
Группа первых практикантов Института экспериментальной медицины.
В центре И.П. Павлов. Верхний ряд 2-й слева А.Н. Мокеев,
Средний ряд 2-й слева - Г.С. Шубенко. Май 1893
Академиком Иваном Петровичем Павловым подготовлена целая школа российских физиологов, насчитывающая более 250 человек. Жизнь пятерых из них связана с нашим городом. Это – Г.С. Шубенко, М.Н. Шрейдер, А.Н. Мокеев, П.П. Пименов и Г.В. Миштовт.

В начале 1890-х г. г. Императорский институт экспериментальной медицины в Петербурге (ИЭМ) начал широко привлекать к научной работе молодых врачей. В 1893 году первая группа таких практикантов защитила диссертации на степень доктора медицины.

Именно тогда, в мае 1893 года, сделан снимок, на котором мы видим докторов Шубенко и Мокеева, ставших друзьями за время совместных научных занятий.

После ИЭМ их пути разошлись. Шубенко в июне того же года начинает службу младшим ординатором городового госпиталя в Гатчине, а Мокеев возвращается к своей прежней работе врача-ассистента Петербургской городской барачной, в память С.П. Боткина, больнице.

Григорий Степанович Шубенко
Родился 8 января 1857 года в семье мещанина города Бердянска Екатеринославской губернии. Отцу-рыбопромышленнику надо было много трудиться, чтобы воспитать и дать образование пятерым детям. После окончания гимназии Григорий поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, откуда выпущен со степенью кандидата в 1882 году. Но молодого человека неудержимо тянуло стать врачом и он в том же году поступил в Военно-медицинскую академию, где обучался за счет стипендии от Военного ведомства. За это Шубенко обязывался после окончания учебы прослужить на государственной службе 4 года и 9 месяцев.

В 1886 году он окончил Академию и в звании лекаря направлен младшим врачом 30-го резервного пехотного кадрового батальона, но пожелал служить в Забайкальском Казачьем войске и был перемещен в город Верхнеудинск в 1-ю Конно-артиллерийскую батарею, а затем командирован в город Хабаровку в 3-й линейный Восточно-Сибирский батальон и оставался там 2 года. Прослужив здесь положенный срок (было засчитано в службу три года учебы в Академии), в 1890 году вышел в запас чиновников Военно-медицинского ведомства.

Григорий Степанович был пленен своеобразным очарованием Сибири и судьба по- зволит ему в дальнейшем еще два раза побывать там.

А пока он служит сверхштатным младшим медицинским чиновником при Медицинском департаменте, откуда командируется для научного усовершенствования в ВМА. Через год он утвержден Членом-сотрудником недавно созданного Императорского Института экспериментальной медицины, где в это время под руководством профессора И. П. Павлова создавалась отечественная школа физиологии.

Молодой врач назначен заведующим практического по холере отделения и командируется в Баку, где в то время шла эпидемия этой болезни. Шубенко оказывает помощь больным, организует мероприятия против холеры, но при этом находит время для занятий наукой. В конце 1892 года в журнале «Врач» он публикует две статьи с описанием своей деятельности. Одна из них называлась «Заметки о минувшей холерной эпидемии и способах борьбы с нею на заводе товарищества братьев Нобель в городе Баку».

В феврале 1893 года Шубенко защитил под руководством И.П. Павлова диссертацию на степень доктора медицины «Материалы для фармакологии и фармации некоторых веществ ароматического ряда». А 16 июня вместе с женой Евгенией Штерн перебрался из Петербурга, где жил на Знаменской улице, в Гатчину, на должность младшего ординатора городового госпиталя. Здесь он поселился в доме врачей госпиталя на проспекте Павла 1 (правая сторона госпитального городка). Но спокойно пожить на новом месте не удалось: уже через восемь месяцев его командируют в Алтайский и Нерчинский горные округа с целью подробного изучения на месте обстановки и гигиенических условий производства работ на копях, рудниках, промыслах и заводах, а также причин и рода заболеваний рабочих.

В командировке Шубенко находился почти год. По возвращении в Гатчину Григорий Степанович весь отдается работе в госпитале, но постепенно обзаводится новыми знакомыми и друзьями. Первым, однако, пожаловал в гости старый знакомый - доктор М. Н. Шрейдер, начавший работать ординатором госпи- таля чуть позже Шубенко. Шрейдер в одно время с Шубенко и Мокеевым защитил в ИЭМ докторскую диссертацию.

Проходит еще два года и Шубенко становится старшим ординатором госпиталя, да к тому же получает очередной чин надворного советника и орден св. Анны 3 степени.

В 1896 году Шубенко разводится с женой Евгенией Станиславовной, урожденной Штерн. Очевидно, причина расторжения брака уважительна, т. к. Санкт-Петербургская Духовная Консистория дозволяет ему (случай нечастый!) вступить в новый брак, как пер- вобрачному. И через два года он женится на дочери генерал-лейтенанта Ольге Николаевне Снессеровой. Брак оказался счастливым.

К этому времени доктор Шубенко стал одним из известнейших гатчинских врачей, глубоко уважаемым за душевность и бескорыстие. А когда горожане узнали, что бабушка его новой жены первая перевела на русский всем полюбившиеся сказки братьев Гримм, обыватели стали еще лучше относиться к доктору.

Шли годы. С началом нового века квартира Шубенко стала местом встреч гатчинских врачей. Здесь собирались доктора медицины: ординаторы госпиталя И.Ф. Шевченко и Д.П. Теремецкий; санитарный врач города Н.Н. Рубель и его брат А.Н. Рубель; уже перебравшийся к этому времени в Гатчину и ставший старшим врачом лазарета Сиротского института А.Н. Мокеев. Время коротали в задушевных беседах, хоровом пении, музици- ровании. Изредка играли в карты.

Иногда приезжал к ученику и сам Иван Петрович Павлов, обычно в октябре, чтобы поклониться гатчинским святыням и принять участие в ежегодном крестном ходе.

По словам дочери Шубенко, Анастасии, раза три бывал у них, а один раз даже гостил недолго, писатель А.П. Чехов, с которым Шубенко был знаком еще с гимназических времен. В 1905 году, когда отголоски Русско-Японской войны докатились и до Гатчины, Шубенко стал организатором и заведующим эвакуационным лазаретом Красного Креста, развернутом в зданиях Конюшенного корпуса и Кирасирских казармах.

Шли годы и приносили радости и огорчения. В 1908 году семья перебралась в собственный дом по Елизаветинской улице, 13. В этом красивом двухэтажном здании и прожил Шубенко свои последние, счастливые и трудные месяцы. Счастливые потому, что наконец-то были свой дом и уютный сад, подрастали две милых дочурки. А трудные – из-за обострения отношений со старшим врачом госпиталя Г. Г. Надеждиным, имеющим невыносимый характер. 22 сентября 1909 года доктор Шубенко передал свой пост старшего ординатора городового госпиталя другу и сослуживцу доктору Шевченко. Причина заключалась в резко ухудшившемся состоянии здоровья Григория Степановича.

А 10 ноября Шубенко неожиданно скончался от кровоизлияния в мозг. Похоронили его на городском кладбище, слева от главных ворот, у церкви.

Старшая дочь Григория Степановича, Анна, рано вышла замуж за военного комиссара Бычкова. Вначале была эсеркой, затем большевичкой. Работала лектором в Пролеткульте. Умерла в молодом возрасте в Киеве от туберкулеза. Младшая, Анастасия, или как звали её друзья и сослуживцы – Ася, избрала профессию медика и долгие годы, уже при советской власти, работала медицинской сестрой в Гатчине.

Михаил Николаевич Шрейдер
2 июля 1893 года, всего на две недели позже, чем доктор Шубенко, вторую вакантную должность младшего ординатора городового госпиталя в Гатчине занял Михаил Николаевич Шрейдер. Родился он 25 мая 1854 года в семье генерал-майора, происходившего из дворян Московской губернии. Воспитывался в частной гимназии Креймана в Москве. Для получения высшего образования молодой человек отправляется в Париж, где учится в медицинской школе. Михаил проявил интерес к научной деятельности и, будучи студентом старших курсов, получил по конкурсу место экстерна Парижских госпиталей, где занялся сбором материалов для докторской диссертации, касающейся патогенеза язвы желудка.

В 1883 году Шрейдер становится доктором медицины. Но молодого врача тянуло в Россию. Через три года Шрейдер приезжает в Петербург. Здесь Михаил Николаевич фактически заново начинает свое образование. Сначала он в 1887 году сдает экзамен на аттестат зрелости при 7-й Петербургской гимназии, а в 1888-89 г.г. сдает при ВМА полулекарские и на степень доктора медицины экзамены.

Затем работает ординатором Александровской городской в память 19 февраля 1861 года больницы и одновременно готовит в химическом отделении Института экспериментальной медицины докторскую диссертацию «К учению о смешанных инфекциях».

В июне 1892 года Шрейдер командируется в качестве врача-бактериолога в Оренбургскую губернию для принятия мер против занесения холеры в пределы Империи. Под руководством и при участии Михаила Николаевича эпидемия была вскоре прекращена. Во время работы в ИЭМ Шрейдер знакомится с Шубенко, занимающимся тогда на том же отделении. В диссертации Михаил Николаевич использует некоторые наблюдения, сделанные Шубенко во время эпидемии в Баку. Тогда доктора Шубенко и Блакштейн выделили из испражнений холерных больных кроме Коховских запятых еще и другие разновидности микробов. Оказалось, что смешанные разводки возбудителей всегда действовали сильнее, чем чистые разводки.

К приезду в Гатчину на счету Шрейдера 9 научных работ на французском, немецком и русском языках. Михаил Николаевич женат на дочери отставного поручика Ольге Николаевне Аршеневской и у них подрастают две дочери.

В Госпитале скоро поняли, что их новый ординатор – это опытный и талантливый хирург. Поняли это и в Придворной медицинской части и Михаила Николаевича 14 ноября 1896 года переводят ординатором в Царскосельский госпиталь Дворцового ведомства.

В июне 1907 года Шрейдер возглавил это учреждение и работал здесь до установления советской власти, являясь с 1902 года председателем Царскосельского общества врачей, а с декабря 1913 года – почетным лейб-медиком.

К сожалению, найти сведений о его судьбе после 1918 года не удалось.

Александр Николаевич Мокеев
Через пять лет после Шубенко перебрался в Гатчину и доктор Мокеев.

Родился он 25 апреля 1865 года в Рязанской губернии, в имении отца, местного дворянина и врача. Первоначальное образование получил дома, а среднее - в 6-й классической гимназии Петербурга.

Окончив ВМА с отличием в 1889 году, оставлен здесь для усовершенствования на кафедре фармакологии и одновременно работает ассистентом в городской Барачной больнице им. С.П. Боткина. Несмотря на серьезную болезнь, порок сердца, Мокеев успевает совмещать лечебную работу и научные исследования. Он принят в группу врачей, готовящих докторские диссертации в Институте экспериментальной медицины. Здесь Мокеев знакомится с Григорием Шубенко и они становятся друзьями.

Под руководством Ивана Петровича Павлова Мокеев выполнил и в 1893 году одновременно с Шубенко успешно защитил диссертацию, в коей описал действие гидрастиса на кровяное давление и функцию пищеварительных желез у собак с фистулой по Павлову. Этот труд Александр посвятил памяти отца.

Затем работал врачом Ксенинского института и одновременно в Мариинской больнице для бедных, Обществе Красного Креста, общине Святой Евгении, Придворной певческой капелле. В Гатчину Мокеев прибыл 1 марта 1898 года, чтобы занять место старшего врача Сиротского института, ставшее вакантным после ухода в отставку доктора Н.П. Лихарева, прослужившего здесь 26 лет и пользовавшегося всеобщим уважением.

Заменить такого человека было нелегко, но Мокеев не только быстро завоевал уважение сослуживцев, но и стал одним из известнейших в городе врачей. Этого высокого, худощавого, рыжеватого человека в очках скоро узнала и полюбила вся Гатчина. Известности ему придавало и то обстоятельство, что жена его, Анна Яковлевна, была родной сестрой модного поэта Надсона. А воспитанники Сиротского просто и беззаветно любили доктора за отеческую заботу, ласку и внимание к больным.

Вскоре Мокеев стал еще и преподавателем гигиены в Мариинской женской гимна зии, где его жена преподавала гимнастику и танцы. Как вспоминала бывшая гимназистка, а затем медсестра городской больницы Евгения Викторовна Иванова, уроки Мокеева дети очень любили.

К сожалению этот прекрасный человек и врач рано ушел из жизни. В ноябре 1909 года он очень тяжело перенес кончину своего соратника по научной работе и друга, доктора Шубенко. Больное сердце Александра Николаевича не выдержало и он умер 4 декабря. Похоронили его на городском кладбище тремя с небольшим неделями позже доктора Шубенко.

Прекрасной эпитафией Мокееву являются строки из рукописной поэмы воспитанников Сиротского института:
	Как ни любил нас доктор славный,
	Но все ж с болезнью своенравной
	Он был не в силах совладать.
	Он был велик любовью жаркой,
	Один, один средь наших дней.
	И нам светил, как светоч яркий
	Правдивой честностью своей.
	Он уважать себя заставил
	И чуждый низменных страстей,
	Себе он памятник поставил
 	В сердцах спасенных им детей. 
А в Гатчине еще много лет жили жена Мокеева и их трое детей.

Павел Павлович Пименов
Менее чем через год после кончины докторов Шубенко и Мокеева в Гатчину при бывает еще один ученик великого физиолога. На место переведенного в Петербург заведующего заразными бараками городового госпиталя в конце 1910 года приглашен врач-ассистент Придворной медицинской части, доктор медицины Павел Павлович Пименов.

П.П. Пименов
П.П. Пименов
Он родился в 1873 году в семье мещанина села Асакасы Ядринского уезда Казанс кой губернии. Закончив Казанскую духовную семинарию, поступил на медицинский факультет Томского университета, со второго курса перешел в Варшавский университет, который закончил с отличием в 1902 году.

Работал ординатором терапевтической клиники того же университета под руководством известного профессора В.В. Кудревецкого.

В Русско-Японскую войну на Дальнем Востоке лечил больных и раненых с отрядом Варшавской Елизаветинской общины Красного Креста.

С декабря 1905 года занимался научной работой на кафедре физиологии ВМА под руководством профессора И. П. Павлова и в 1907 году защитил докторскую диссертацию «Особые группы условных рефлексов». Значимость некоторых положений этой работы отметил И. П. Павлов в лекции в честь Т. Гексли.

Последующие годы Пименов целиком посвятил клинической работе в Петербургской детской больнице на Выборгской стороне. В эти годы он писал много статей по клинике инфекционных болезней в медицинские журналы. Так что в Гатчину он приехал сложившимся специалистом по заразным болезням. Пименов поселился на Бомбардирской улице в доме 19. Павел Павлович много потрудился для приведения заразного отделения в порядок, благодаря чему заразный барак пользовался при нем доверием населения. При Пименове здесь открыта бактериологическая лаборатория.

Так продолжалось бы и дальше, но в ноябре 1913 года вследствие принципиальных несогласий со старшим врачом Госпиталя Надеждиным доктор Пименов, согласно прошению, переведен в Петербург помощником городского санитарного врача.

Гатчинские товарищи-врачи устроили прощальный обед. Горожане жалели об уходе этого прекрасного врача. Тем более, что многие знали доктора Пименова не только как отличного специалиста, но и как неутомимого путешественника, исходившего многие уголки России пешком. А еще он был страстным любителем книг, обладателем весьма приличной библиотеки. Пименов перебрался в Петербург, где так и оставался врачом-ассистентом Придворной медицинской части. С началом Мировой войны он станет служить на фронте начальником Георгиевского госпиталя Красного Креста.

Позднее – найдет себя в здравоохранении Советской России, работая в больницах Петрограда, Институте для усовершенствования врачей, преподавателем кафедры инфекционных болезней Военно-медицинской академии, Санитарно-гигиеническом НИИ.
В 1948 году, в возрасте 75 лет вышел на пенсию.

Пименов скончался от кровоизлияния в мозг 1 января 1956 года.

Многие молодые врачи, окончившие Военно-медицинскую академию в бытность Пименова преподавателем кафедры заразных болезней, с благодарностью вспоминали его знания, опыт, строгое отношение к учебной работе. Учеником Пименова был Иван Васильевич Кокорев, работавший в 1960-х – 1970-х г. г. главным врачом Гатчинской инфекционной больницы, той самой, называвшейся когда-то заразными бараками городового госпиталя, что в 1910 – 1913 г. г. возглавлял Пименов.

Кокорев рассказывал мне, что курсанты уважали и любили Пименова, а за строгость шутя звали его – Павел Палкович.

Георгий Викентьевич Миштовт
Судьбы докторов Пименова и Миштовта во многом сходны: выходцы из соседних губерний, почти одновременная защита докторских диссертаций под руководством И.П. Павлова, многолетняя и плодотворная работа в советском здравоохранении и кончина в преклонном возрасте. Вот только с Гатчиной их жизнь связала по разному.

Г.В. Миштовт родился в 1879 году в городе Вятке. Среднее образование он получил в Гатчинском Сиротском институте, давшем путевку в жизнь многим известным врачам России. Георгий был воспитанником старших классов Сиротского в период, когда старшим врачом здесь начал работать доктор Мокеев, а на всю Гатчину славился доктор Шубенко. Не под влиянием ли примера их самоотверженного труда выбрал Миштовт профессию врача и поступил в Военно-медицинскую академию?

В 1903 году Георгий с отличием и премией им. Иванова оканчивает ВМА. Как казенный стипендиат, обязанный отработать годы учения, служит в Петербургском Семеновском Александровском госпитале. Одновременно выполняет на кафедре физиологии ВМА под руководством И.П. Павлова диссертационную работу, в которой освещает некоторые формы торможения условных рефлексов. В 1907 году успешно защищает диссертацию и продолжал работать в военном госпитале.

С началом Мировой войны Георгий Викентьевич становится врачом Александровской общины сестер милосердия в Петрограде. После Октябрьской революции Миштовт трудится практическим врачом Петрограда – Ленинграда. Попрежнему ему не чужда научная работа, только теперь его интересы касаются здоровья учащихся школ. В апреле 1925 года он выступает с докладом по этой теме на 5-й Ленинградской конференции по охране здоровья. В 1930-е годы Миштовт перебирается в Литву, а после Великой отечественной войны – в Белоруссию. В конце 1950-х гг. он работал в Гродненской области. Дальнейшая его судьба не известна.

А буквально недавно в интернете мне удалось обнаружить интересные факты, касающиеся судьбы младшего брата Георгия Викентьевича – Иллариона Викентьевича Миштовта и родословной их семьи.

Оказалось, что Илларион, окончив в 1900 году с отличием Морской кадетский корпус, служил офицером русского флота. 27 мая 1905 года участвовал в Цусимском сражении в качестве минного офицера на крейсере «Олег», которому вместе с крейсерами «Аврора» и «Жемчуг» после тяжелейшего боя, продолжавшегося целый день, удалось прорваться сквозь японскую эскадру и уйти в Манилу. После Цусимы Илларион Миштовт два года плавал на линкоре «Цесаревич», потом окончил гидрографический факультет Петроградской Морской Академии и вновь плавал на военных кораблях - миноносце «Енисей» и линкоре «Император Павел I». В 1915 году И.В. Миштовт назначается морским агентом в США вместо заболевшего капитана Д.С. Васильева. Капитан Васильев скоро умирает и жена его, Ирина Николаевна, становится женой и помощницей Миштовта.

Она была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, происходила из семьи декабриста В.Л. Давыдова и была его правнучкой. Кроме того, ее мать была племянницей П. И. Чайковского - та самая Вера Давыдова, которую он упоминает в своих письмах, отметив как-то ее «девическую прелесть и благоухание, которые составляют главную красу семейной жизни». А саму Ирину (Рину), ребенка, композитор часто держал на руках и развлекал игрой на пианино...

1917 год отрезал супругам путь в Россию. А вскоре у Ирины и Иллариона Миштовтов родились мальчики Георгий и Василий, по-американски - Джордж и Базиль. Оба сына, кстати, стали известными военными врачами, участвовали во Второй мировой.

Первое время Миштовт работал и в торговле и был директором отеля, и кем только не был. Гражданином Соединенных Штатов И.В. Миштовт стал в 1927 году. А с 1938 года он - в военном ведомстве США, где 23 года проработал как специалист по морским перевозкам и портовым сооружениям. Его жене Ирине Николаевне пришлось освоить секретарское дело.

О том, кто был этот русский, с военной выправкой и со странной - наверное, шведской - фамилией Миштовт, которого друзья и родные называли ласково «Лари», американцы узнали только, когда он скончался. Газета «Вашингтон пост» от 21 августа 1974 года поместила фотографию молодого морского офицера, и в очерке под заголовком «Русский капитан, участник битвы при Цусиме» сообщала: «Капитан Илларион Викентьевич Миштовт, последний морской атташе Российской Империи умер вчера от сердечного приступа в Вашингтоне в своем доме. Было ему 93 года». И далее - краткая биография капитана, где отмечено, что он, уроженец Вятки…

Но самое интересное, что Илларион и Георгий Миштовты, оказывается, были правнуками Михаила Кюхельбекера, родного брата Вильгельма Кюхельбекера - гатчинского уроженца, поэта и декабриста! Вот ведь как бывает - тесен мир! А выяснил это один из сыновей Иллариона - Джордж, полковник медицинской службы США в отставке, который собрал и составил подробное генеалогическое древо, связывающее его семью еще и с российскими родами Давыдовых, Раевских, Волконских.
(Интернет – Российские Вести – Федеральный Еженедельник. «Испившие чашу забвения. 100-летию подвига при Цусиме посвящается». Автор – Виктор Мошкин)

В интернете удалось отыскать еще и сведения о том, что в 1920 году в городе Семипалатинске начальником Губпожара и последним брандмайором был Викентий Викентьевич Миштовт. Может быть совпадение? Но уж больно фамилия редкая, да и отчество совпадает. По крайней мере, родственник.

Как повезло маленькой Гатчине! Думаю, таким созвездием соратников академика И.П. Павлова не сможет похвастать и иной крупный город.

Кислов Владислав Аркадьевич,
Краевед. В 1972-1976 г. г. - вице-президент Клуба краеведов при Гатчинском краеведческом музее.

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»