Павел I - первопроходец «континентальной блокады»


Наполеон Бонапарт (1769-1821)
Наполеон Бонапарт (1769-1821)
Павел Петрович (1754-1801
Павел Петрович (1754-1801)
Приближаются две круглые даты в истории России и Франции - в 2009 г. исполняется 255 лет со дня рождения Павла I и 240-летие Наполеона.

Павел и Наполеон - две неординарные личности, рождение которых разделяет исторически минимальный период в 15 лет. Как мало они правили в масштабах истории, но как много сделали для своих народов; какой неиссякаемой энергией и работоспособностью обладали, сколько полезных реформ и преобразований они задумали и осуществили! И как много у них было общего...


Наполеон создал Банк Франции и Парижскую биржу, а также установил справедливое налогообложение. Он учредил систему государственных наград, в том числе орден Почетного легиона, как выражение признательности нации тем, кто заслужил эту признательность, будь-то ученый, музыкант, политик, священнослужитель, писатель или простой солдат. Гражданский кодекс установил всеобщее равенство перед законом, подчеркнул священный характер семьи и закрепил завоевания Революции. В военной области Наполеон сформулировал принципы ведения войны, которые до сих пор изучаются во всех военных академиях мира.

Павел I активно приступил к реализации финансовой реформы, желая повысить курс рубля и искоренить коррупцию - то, чем озабочены сейчас наши политики; его преобразования касались государственных органов управления, судопроизводства, гражданского права, улучшения положения крестьян. Военные реформы Павла легли в основу существенной модернизации в этой области в начале XIX века, что помогло русской армии выдержать все испытания наполеоновских войн. Ряд инноваций Павла Петровича сохранились в Российской армии и до настоящего времени. Павел I за свои 4 года 4 месяца и 4 дня правления издал 2179 законодательных актов, что составило Свод законов, сравнимый со знаменитым кодексом Наполеона.

Однако в отечественной истории имя реформатора Павла I оказывается незаслуженно забытым. Чего стоит хотя бы его проект экспедиции в Индию в 1801 г. Разве это был не наполеоновский план! Русские казачьи полки дошли почти до Оренбурга, когда пришло известие о трагической гибели их императора.

Бонапарт постоянно боролся с Англией, но не смог победить ее ни на суше, ни на море. Тогда он решил раздавить ее экономически, установив континентальную блокаду, т.е. запретив всем вассальным государствам торговать с туманным Альбионом. Но и здесь всегда первый Наполеон оказался вторым, ибо первым был наш знаменитый соотечественник - Павел I.

Идея экономической блокады, как эффективного средства давления на Великобританию, исходит со времен французского Конвента, когда Комитет общественного спасения декретировал эту меру еще в 1793 г. Наполеон вновь вернулся к этой идее в конце 1806 г., надеясь нанести сокрушительный удар по торговле и экономике Великобритании во благо французской промышленности и сельского хозяйства. Однако впервые на практике экономическая блокада Англии была применена Павлом I на рубеже 1800-1801 гг. Российский монарх оказался своего рода первым разработчиком концепции наполеоновского проекта континентальной блокады Англии, которая началась в Санкт-Петербурге с середины 1800 г.

Вот ее предыстория.

Наполеон Бонапарт (1769-1821)
Наполеон Бонапарт
С. Тончи. Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена
С. Тончи. Портрет Павла I
в одеянии гроссмейстера
Мальтийского ордена
Царь, узнав о французской оккупации о. Мальта (Наполеоном по пути в Египет) в июне 1798 г., объявил себя Великим магистром Ордена Св.Иоанна Иерусалимского и направил три армии сражаться против наполеоновских войск в Северной Италии, Голландии и Швейцарии. Однако результаты блестящих побед Суворова, одержанных при Кассано, Требии и Нови в 1799 г., были перечеркнуты не менее громкими успехами Бонапарта и его талантливых генералов при Маренго, Хохштадте и Гогенлиндене в 1800 г., что привело к распаду второй антифранцузской коалиции и к изменению равновесия сил на Европейском континенте. Британия, владычица морей, не могла допустить присутствия французов в Средиземном море и направила эскадру под командованием адмирала Нельсона, который взял в блокаду о. Мальта.

Павел I был взбешен британской оккупацией острова и рассматривал ее как нанесенное ему личное оскорбление. Очевидно, именно с этого момента начинается крутой перелом во внешней политике Российской империи и ее поворот от союза с Англией к союзу с Францией. Царь восхищается делами Наполеона, который к этому времени стал первым консулом. «Он делает дела и с ним можно иметь дело»,- говорит Павел о новом французском диктаторе, ранее других - ранее англичан - понявший разницу якобинской Франции и консулата. Он с удовольствием слушает рассказы о первом консуле и, чувствуя его великое предназначение, приказывает установить бюст Наполеона в Зимнем дворце, где приветствует его как великого человека. Наметившийся союз России и Франции пугает Британский кабинет министров. В Санкт-Петербурге разрабатывается грандиозный план совместной франко-русской экспедиции в Индию по типу Египетской кампании Наполеона, начинается интенсивная дипломатическая переписка между посольствами в Санкт-Петербурге, Лондоне, Париже и Берлине. Людовику XVIII, проживающему со своим двором в изгнании в русском городе Митаве, предложено срочно покинуть пределы Российской империи; он лишается пенсии в 200 000 рублей - огромной по тем временам суммы.

Гостиный двор Худ. А.И. Иванов. 1815
Гостиный двор Худ. А.И. Иванов. 1815
Гостиный двор. Худ Патерсон. 1802
Гостиный двор. Худ. Патерсон. 1802

Опуская весьма интересную дипломатическую переписку за 1799-1801 гг., остановимся на хронике событий, характеризующих экономические меры, предпринятые русским правительством с середины 1800 г., а именно с 24 августа, официальной даты начала континентальной блокады Англии со стороны России. Поводом для введения жестких экономических санкций послужил захват британским военно-морским флотом нескольких датских торговых судов, конвоируемых одним фрегатом, которые шли в Санкт-Петербург. Указ Павла на имя военного губернатора столицы Свечина гласил: «Уведомясь, что английское правительство в нарушение общих народных прав, дозволило себе насильственным образом обидеть датский флаг заарестованием купеческих их кораблей, шедших под прикрытием датского военного фрегата; таковое покушение приемля Мы в виде оскорбления, самим нам сделанного, и обеспечивая собственную нашу торговлю от подобных сему наглостей, повелеваем: все суда, английской державе принадлежащие, во всех портах Нашей империи арестовать и на все конторы английские и на все капиталы, англичанам принадлежащие, наложить запрещение; а каким образом в сем поступить, имейте снестись с президентом коммерц-коллегии князем Гагариным».

В ответ на это британское правительство немедленно освободило датский караван, и через неделю указ Павла был отменен, но два месяца спустя, в связи с окончательным разрывом дипломатических отношений между Россией и Англией был издан ряд распоряжений и инструкций, касающихся торговли с англичанами. Но как это издревле ведется на Руси - «хотели как лучше, а получилось как всегда». И вот 23 октября 1800 г. был наложен «секвестр на все английские суда, в российских портах находящиеся», что тогда же и было исполнено. Однако через день коммерц-коллегия, наложив секвестр не только на английские корабли, но и товары, сложенные в пакгаузы, просила Высочайшего разрешения: «как поступить с товарами:
  1. которые привезены в С.Петербург к англичанам, в здешнее купечество записавшимся;
  2. которые хранятся на биржевом гостином дворе в ведомстве таможни в амбарах, розданных англичанам;
  3. с теми, которые готовы к плаванию не в английских кораблях, принявших в себя часть английского груза.»
Гаврила Романович Державин. Худ. В. Боровиковский
Гаврила Романович Державин
Худ. В.Боровиковский
Президентом коммерц-коллегии был в ту пору известный нам Гаврила Романович Державин. Именно он предложил, что следовало бы подвергнуть аресту «все товары, действительно англичанам принадлежащие, у кого, и с каким бы посторонним товаром они не находились». В ответ на это последовало Высочайшее повеление от 25 октября 1800 г., в котором предложение Державина обрекло законную силу. Днем позже выходит новое распоряжение коммерц-коллегии по поводу арестованных товаров и «о наблюдении, чтобы леса, разрешенные к отпуску, не были обращены в Англию.»

28 октября 1800 г. было приказано всех арестованных на кораблях английских шкиперов и матросов общей численностью 1043 чел. (а в конце января их было уже 1126) распределить по провинциальным городам по 10 чел. в каждом и назначить им «оклад как жалованья, так и на провиант против армейских солдат».

Между тем, британские корабли, не зная о введенном запрете, продолжали заходить в Санкт-Петербург. Так, 5 ноября 1800 г., несмотря на запрет, в Кронштадт прибыл новый английский корабль «Альбион» с товарами, и был арестован. По распоряжению министра коммерции товары были перевезены в С. Петербургскую таможню. В ноябре месяце находившиеся на рейде один корабль в Пернове и 5 в Риге были переведены в Ревель (Таллинн) в связи с приближающейся зимой и невозможностью ввести их в устья рек из-за больших размеров и осадки. 26 ноября князю Гагарину было дано предписание «об уплате при работах при выгрузке английских товаров флотским служителям по 10 коп. в день, обычную заработную плату их, отнеся расход на счет английского купечества». В конце 1800 г. и в начале 1801 г. при содействии коммерц-коллегии и таможни английские корабли продолжали разгружаться. Из 100 кораблей, зашедших в С.Петербургский порт с момента опубликования указа Павла I, к 15 января 1801 г. - 19 было разгружено, 1 стоял под разгрузкой, а 80 - ждали своей очереди.

В связи с конфискацией товаров возникла довольно сложная проблема о производстве расчетов и кредитных операциях между английскими и русскими купцами. В связи с этим 22 ноября 1800 г. был издан Высочайший указ коммерц-коллегии, который гласил: «состоящие на российских купцах долги англичан вперед до расчета остановить, а имеющиеся в лавках и магазинах английские товары в продаже - запретить и описать». Однако через неделю, 30 ноября, по ходатайству русских купцов, английские товары было приказано продавать с целью уплаты долгов. Вот некоторые выдержки из этого любопытного документа: «Российские купцы, торгующие в Большом гостином дворе и рынках, у коих запечатаны английские товары, всеподданнейше просят Государя Императора о всемилостивейшем дозволении распродать оные товары… в связи с тем, что большая часть денег за те товары ими заплачена, что теперь лучшее время к розничной продаже, доставляющий им единственный способ к уплате их долгов разным кредиторам. Но дабы никто без особого высочайшего повеления чего не купил от англичан, или других наций чего английского, то благоволено бы было ко всему описанному английскому приложить печати с тем, что если без печатей у кого впредь товары найдутся, тех наказывать как преступников, и не благоугодно ли будет повелеть на такую сумму, какую они должны англичанам, товаров от них отобрать, приобщив к прочим, арестованным у англичан, или от русских принять по срокам деньги в общую массу англичан для валового расчета с российскими».

Тогда же для приведения в порядок и соответствующего рассмотрения обоюдных долговых расчетов российских купцов с британскими, начали создаваться ликвидационные конторы. 25 ноября 1800 г. первая такая контора была учреждена в Санкт-Петербурге, а 14 января 1801 г. - в Риге и Архангельске.

Другая сложность осуществления мероприятий в рамках выполнения проекта «Континентальная блокада» состояла в том, что некоторые английские купцы пожелали принять российское гражданство. Дело в том, что еще по указу Екатерины II от 20 октября 1783 г. английские купцы, издавна поселившиеся в России, не понуждались к принятию российского гражданства и продолжали вести торговлю, оставаясь подданными Британской короны. Теперь же их подмели под одну гребенку и все их товары по указу от 22 ноября 1800 г. как английские, так и другие были арестованы. Тогда британские купцы выразили свое желание вступить в «вечное подданство Государя Императора Павла Петровича, причислиться к российскому купечеству и мещанству, дабы пользоваться всеми правами и выгодами, какие этим званием предоставлены по закону». На доклад об этом сначала последовало единичное разрешение вступить в мещанство одному англичанину, проживавшему в Риге, а позднее - 7 декабря 1800 г. вышел высочайший указ «коммерц-коллегии с ратгаузом учинить положение и внести в доклад к Государю Императору».

Начавшаяся с конца 1800 г. торговая война между Россией и Англией обострялась с каждым месяцем, причем наиболее активно вел эту войну сам Павел I, прекрасно справляясь с функциями главного разработчика «Континентальной блокады». Уже 19 ноября 1800 г. вышло общее предписание о том, чтобы “впредь до особого повеления не впущать в Россию никаких английских товаров». Собственно одного такого распоряжения было вполне достаточно для портов, таможен и застав, чтобы пресечь доступ в Россию любых товаров английского производства. А, имея в виду, с какой прусской пунктуальностью выполнялись распоряжения Павла Петровича, можно было не сомневаться в успехе всего проекта.

Наполеон ликовал. Россия была на его стороне. И если он не сможет победить Англию на море, то задушит ее экономически. Партнерские отношения между Россией и Францией укрепляются. Бонапарт освобождает 6 000 русских пленных, взятых во время Швейцарского похода Суворова и других операций в Европе, причем без всяких условий. Солдаты вернулись домой в полной униформе, с оружием и знаменами. Более того, Наполеон возвращает остров Мальта ордену св Иоанна Иерусалимского, магистром которого является Павел I, и в знак глубокой признательности и дружбы преподносит русскому императору меч, которым Папа Римский Лев X наградил одного из магистров ордена. Статьи французских газет (явно инспирированные Наполеоном) пестрят сообщениями из России и превозносят добродетели Павла Петровича.

Однако если запрет на торговлю с туманным Альбионом имел немало подводных камней, куда труднее было бороться с тем, чтобы русское сырье не вывозилось в Англию. С этой целью 15 декабря 1800 г. вышло Высочайшее повеление «чтобы со всею строгостью наблюдаемо было, дабы никакие российские продукты не были вывозимы никаким путем и ни под каким предлогом к англичанам и чтобы коммерц-коллегия учинила соответствующие распоряжения». Позднее, 18 февраля 1801 г. снова было подтверждено тоже распоряжение применительно к вывозу такелажной пеньки, древесины для корабельных мачт и палубного теса, смолы для пропитки швов и др. предметов традиционного российского экспорта. Этим, выражаясь современным языком, постановлением, в частности предписывалось «…чтобы со стороны коммерц-коллегии приняты были меры, дабы пенька, от российских портов ни под каким видом и ни через какую нацию не была отпускаема и переводима в Англию, а потому и должно принять предосторожность, чтобы комиссии, даваемые от англичан по сей части купечеству и конторам других наций, не имели никакого действия; российскому же купечеству объявить, что ежели таковой перевод, под каким бы то предлогом ни было, открыт будет, то все количество сего товара будет описано и конфисковано в казну без всякого им платежа».

Тем не менее, таких предписаний было недостаточно. Оказалось, что русские материалы поставляются в Англию через Пруссию. Тогда последовало запрещение вывоза товаров из России в Пруссию, причем коммерц-коллегия обязана была объявить, что запрещение это, «по существующей между сими державами теснейшей связи, не на сие государство обращается, но есть общая мера, принятая правительством, к пресечению вывоза товаров в Англию», причем это запрещение «распространяется повсеместно на все Балтийские и прочие порты к единственному пресечению видов, англичанами принятых».

На этом основании русское правительство начало осуществлять строгий контроль за всеми кораблями, выходящими из русских портов. Еще в ноябре месяце на рижском рейде один шведский корабль, находящийся под арестом и нагруженный английскими товарами сумел, не без содействия шведского консула, выйти в море. Англичане, как потом стало известно, прибегали к различным уловкам, чтобы обходить изданные запрещения и вывозить русские товары в Англию на нейтральных судах. В целях пресечения подобных действий в будущем или, по крайней мере, их жесткого ограничения Павел I издает знаменитый указ от 11 марта 1801 г. (Русский император был убит в ночь на 12 марта в результате дворцового переворота и заговора высших офицеров, осуществленного на английские деньги) о том, «чтобы из российских портов и пограничных сухопутных таможен и застав никаких российских товаров выпускаемо никуда не было без особого Высочайшего повеления». Это распоряжение было самой крайней мерой в борьбе русского правительства с заграничным товарообменом и имело целью воспрепятствовать вывозу русского сырья и материалов в Англию. По поводу указа от 11 марта историк В.И. Семеновский писал: «Безумие Павла дошло до того, что в последний день жизни был объявлен «указ о невыпуске товаров из российских портов без особого Высочайшего повеления»
. Однако если видеть в этом указе акт безумия Павла, то придется признать, что подобным «безумием» страдал и Наполеон, когда устанавливал континентальную блокаду ради борьбы с Англией в 1806 г.

Порвав таким образом экономические отношения с Англией, Россия возобновила свою торговлю с Францией. В феврале 1801 г. пришла хорошая новость из Парижа о том, что французам запрещено нападать на российские корабли, о чем коммерц-коллегия немедленно оповестила купечество, портовые и пограничные таможни и заставы. Одновременно 8 февраля 1801 г. последовал новый указ, который, в частности гласил: «Вследствие мер, принятых со стороны Франции к безопасности и охранению российских кораблей, повелеваем сношения с сею державою разрешить и прежде положенные на сие запрещения отменить». Однако этот указ не мог существенно отразиться на увеличении торговых оборотов в связи с тем, что торговые пути на северо-западе контролировались британским военно-морским флотом. Гораздо существеннее были попытки русского правительства повернуться от запада к востоку и завоевать себе азиатский рынок. С этой целью еще при жизни Павла I был предпринят ряд мер к увеличению торговли с Персией, Хивой, Бухарой, Индией и Китаем. На далекий сказочный восток обращены были взоры Павла Петровича и его сподвижников в деле распространения торговли. Были созданы Астраханская, Кизлярская, Моздокская и Троицкая таможни, повсеместно организовывались конторы вдоль нового торгового пути Санкт-Петербург - р. Волга - Оренбург - Хива - Бухара - Индия. По этому маршруту из русской столицы в Индию предполагалось везти железо, предметы слесарной и кузнечной работы, медь, олово, иностранную золотую и серебряную монету и многое другое. Из Индии в Санкт-Петербург - предметы традиционного индийского экспорта: чай, кофе, пряности, хлопок, шелк, тонкие изысканные ткани, восточные украшения, ковры, другие товары. И если бы не внезапная гибель Павла I в Михайловском замке в ночь на 12 марта 1801 г. и не покушение на Наполеона 24 декабря 1800 г. кто знает, быть может, именно эти два трагических события спасли Англию и от континентальной блокады со стороны России и от совместного франко-российского завоевания Индии.

© Алексей Зотов,
представитель Международного наполеоновского общества в России.
2008 г.

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»