Улица имени Марианны Васильевны Олейниковой

Марианна Васильевна Олейникова
Марианна Васильевна Олейникова
Немногие жители старинного дачного поселка Высокоключевой знают и помнят, чьим именем названа одна из центральных улиц обширного поселка, соединяющего его с железнодорожной станцией Суйда. Никакого указателя или памятного знака сообщающего об истории этого названия, конечно здесь нет. А между тем бывшая улица Вокзальная проложенная в начале ХХ века, ныне Олейниковой, носит имя замечательной и легендарной женщины, отважной и смелой героини времен фашистской оккупации гатчинской земли в годы Великой Отечественной войны Марианны Васильевны Олейниковой.

Сохранился Протокол общего собрания граждан улицы Вокзальной, проведенного совместно с жителями других улиц поселка Высоко-Ключевой Воскресенского сельского Совета Гатчинского района Ленинградской области от 31 октября 1965 года. Всего на нём присутствовало 150 человек.

На собрании заслушали выступление ученика 8-го класса Высоко-Ключевой средней школы Константина Яковлева, выступившего по рекомендации учителя истории Нины Васильевны Соловьевой. По его предложению, улицу решили назвать именем М.В. Олейниковой. Все жители поселка присутствующие на собрании единогласно поддержали это предложение. Таким образом, улица Вокзальная была переименована.

С тех пор прошло уже более сорока шести лет. Время безостановочно летит быстро. В поселке Высокоключевой уже почти нет очевидцев и свидетелей, которые помнят М.В. Олейникову, но её деревянный дом под №30 и сегодня сохранился на этой улице.

Марианна Васильевна Олейниковой родилась в 1900 году в семье азербайджанского крестьянина. Добровольцем она ушла воевать в Красную армию, а после демобилизации работала медсестрой в Баку. После окончания в 1927 году Харьковского медицинского института она стала работать врачом-стоматологом. В 1931 году М. В. Олейникова переехала на постоянное жительство в поселок Высоко-Ключевой на родину мужа. Здесь она устроилась работать в Гатчинскую городскую больницу, лечила Марианна Васильевна и поселковых жителей в местной сйудинской амбулатории. Вместе с престарелой матерью Марией Прокофьевной она увлекалась разведением цветов, и ее сад вокруг дома в буквальном смысле утопал в них. Здесь за любимым занятием в выходной день 22 июня 1941 года её застала весть о начале войны.

Уже с первых дней фашистской оккупации М.В. Олейникова возглавила в поселке группу местных патриотов, которые тесно были связаны с Гатчинской подпольной организацией. Оставаясь на должности врача, она с огромным риском для жизни решительно действовала под самым носом у немцев и их прислужников. Ее дом, стоявший на окраине поселка к которому примыкали лес и поле, оказался удачным местом для организации перевалочного пункта и временного размещения военнопленных и гражданского населения, впоследствии уходивших в партизанские отряды или в более отдаленные от Гатчины укромные места, где они могли затеряться от фашистов, имея на руках поддельные документы. Многие из этих людей активно занимались подпольной работой. Местом их укрытия была небольшая банька, стоявшая в отдаленной части участка. У Олейниковой также находили временный приют узники, сумевшие выбраться из окрестных концлагерей. Здесь их лечили, переодевали, снабжали продовольствием и удостоверением личности. Здесь же подпольщики встречались с представителями партизан, Марианна Васильевна передавала им продукты и одежду, собранные у населения, медикаменты и перевязочные материалы, которые она получала от главного врача Гатчинской городской больницы Николая Александровича Поклонова и переправляла в поселок. Как же на оккупированной территории все это удавалось делать.

М.В. Олейникова, с ее большим авторитетом на суйдинской земле имела в Высоко-Ключевом многочисленных помощников из числа местных жителей. Ее деятельность проводилась под прикрытием старосты поселка Высоко-Ключевой Александра Михайловича Макина, жившего с семьей в соседнем доме. Его старшая дочь Валентина, совсем еще юная девчонка, рискуя собственной жизнью, выполняла различные поручения Олейниковой, чаще всего связанные с передачей поддельных документов и доставкой их из Суйды в Гатчину. Фашисты, бдительно охранявшие подступы к городу и территорию, прилегающую к Варшавской железной дороге, даже не подозревали, что у девочки, идущей вдоль железнодорожного полотна якобы на Гатчинский базар менять на хлеб какие-то продукты, на дне корзинки были спрятаны поддельные удостоверения личности. Но как не странно главной «защитой» деятельности патриотов был начальник сельского гражданского населения, назначенный фашистами Павел Николаевич Вальберг, обрусевший немец, который жил во флигеле рядом с домом Олейниковой оценив все достоинства врача, но о них будет сказано ниже. Это соседство было как нельзя кстати...

«Вальберг был алкоголик, проводивший все свободное время в состоянии опьянения, - рассказывал в своей документальной повести «За огненной чертой» (1978 г.) известный журналист, впоследствии почетный гражданин города Гатчины Ипполит Григорьевич Любецкий. - Нет, врач Олейникова не отговаривала своего жильца бросить пагубную привычку. Наоборот, когда у Вальберга кончался шнапс, он часто обращался за помощью к Марианне Васильевне, а та никогда не отказывала господину коменданту. Водились таки запасы спиртного у зубного врача. Вальберг выпил рюмку, другую и охмелел. Он сидел за столом на кухне у Олейниковой и заплетающимся языком начал рассказывать сальный анекдот.
- Да вы закусывайте лучше Павел Николаевич, - сказала Олейникова.
- С удовольствием, однако, для аппетита необходим еще стаканчик.
Олейникова налила и, придвинула к Вальбергу тарелку с огурцами, добавила:
- Извините, но я должна на несколько минут оставить вас одного. Вальберг милостиво закивал головой.

Марианна Васильевна вышла в сад. На скамейке у стены сидела девочка лет четырнадцати.
- Вот ключ, Валюша, поторопись.
Девочка встала и быстро направилась к флигелю. По тому, как ловко она отомкнула замок и как уверенно в темноте коридора нашла дверь, ведущую в комнату, чувствовалось, что Валя бывала уже не раз. Девочка подошла к стеллажу для книг и из большой груды советских паспортов, лежащих на полках, отобрала несколько принадлежащих ранее, судя по фотографиям мужчинам.

Затем с другой полки девочка взяла стопку чистых бланков, отпечатанных на желтой бумаге. Это были удостоверения личности, которые фашисты выдавали жителям оккупированных областей взамен отобранных паспортов. Когда Валя вернулась к Марианне Васильевне, Вальберг, уже окончательно сломленный водкой, спал прямо за столом.

На другой день отправилась в Гатчину. На дне сумки, которую девочка захватила с собой, лежали прикрытые овощами желтые бланки с аккуратно вписанными в них фамилиями и именами. Подпись Вальберга была тщательно подделана. В Гатчине Валя вошла в одну из комнат деревянного дома на углу улиц Карла Маркса и Советской. Женщина, которую она знала только в лицо, взяла бланки и, выйдя из комнаты, попросила Валю подождать. Через некоторое время женщина вернулась и вручила девочке удостоверения личности, на которых уже виднелась печать со свастикой.

Ночью из деревянной баньки во дворе дома Олейниковой осторожно один за другим вышли скрывавшиеся там уже около недели пятеро мужчин. Они были в гражданском платье, в карманах каждого находилась желтая бумажка, удостоверявшая, что личность его владельца не вызывает у фашистских властей никаких сомнений. Мужчины крепко жали руку Олейниковой, потом уходили в поле, к темневшему на горизонте лесу. А Марианна Васильевна растопила плиту и стала сжигать в ней оставленное в баньке полуистлевшее красноармейское обмундирование, в котором несколько дней тому назад явились сюда бежавшие из лагеря для военнопленных советские солдаты».

Сохранились свидетельства и непосредственных участников подпольной организации, например жителя Ленинграда Сергея Михайловича Васильева. «В годы войны я жил в поселке Высоко-Ключевой (станция Суйда). В один из моих приездов в Гатчину Федор Степанович Шатров, учитель из города Пушкина, познакомил меня со своим бывшим учеником Игорем Рыбаковым, работавшим переводчиком у коменданта Гатчины...

Однажды осенью 1942 года Рыбаков сообщил, что знает людей, готовых бороться против фашистов и предложил мне принять участие в работе подпольной группы, предупредив, однако, что я пока не буду знать никого из подпольщиков, кроме него, Рыбакова.

В декабре 1942 года Рыбаков сообщил мне, что в его руках была секретная сводка службы СД по району Гатчина - Сиверская, в которой в частности, указывались фамилии предателей, завербованных фашистами для слежки за местным населением в поселке Высоко-Ключевой. Он назвал имена гитлеровских агентов и просил меня предупредить жителей поселка, чтобы они остерегались этих людей. От Игоря я получал советские листовки на русском и немецком языках. Последние подбрасывались немецким солдатам.

Весной 1943 года Рыбаков назвал мне руководителя Гатчинской подпольной организации. Это был Николай Васильевич Разумихин. В мае того же года я имел конспиративную встречу с Разумихиным и Рыбаковым. Они предложили мне выполнить роль связного с группой советских патриотов на станции Суйда. Возглавляла эту работу зубной врач Марианна Васильевна Олейникова».

Удалось установить круг людей входивших в число ближайших помощников Олейниковой. Кроме поселкового старосты А.М. Макина и членов его семьи в подпольную организацию входили жившие по соседству Мария Карловна Брянцева, Александр Степанович Митрофанов, Ольга Степановна Романова, Николай Осипович Мидин и другие. В Гатчине проживала довоенная подруга Олейниковой, замечательный врач-хирург городской больницы Анна Михайловна Дашенко (1904-1980 гг.), одна из самых активных участниц гатчинского сопротивления во время оккупации. В послевоенные годы история суйдинского подполья долгое время замалчивалась. Впервые сбор сведений о деятельности М.В. Олейниковой был предпринят в шестидесятые учителем истории Высоко-Ключевой средней школы Ниной Васильевной Соловьевой. В то время тема оккупации была закрыта для обсуждений и многие очевидцы тех событий отказывались общаться на эту тему. Но тогда удалось добиться главного - в местной топонимике появилась улица имени М.В. Олейниковой.

В семидесятые годы в местной прессе появились первые публикации с упоминанием о героическом подвиге подпольщиков. В восьмидесятые - девяностые годы мне, будучи директором суйдинского музея удалось записать воспоминания о жизни и деятельности Олейниковой более тридцати старожилов поселка Высоко-Ключевой. Удалось найти и фотографию Марианны Васильевны. Неоценимую помощь мне оказала последняя непосредственная участница подпольной организации, впоследствии экономист Гатчинского механического завода, ветеран труда Валентина Александровна Макина, которая скончалась в 2008 году. Судьба оказалось довольно несправедливой по отношению ко многим ближайшим помощникам из окружения Олейниковой. Десять лет лагерей «за пособничество фашистам» незаслуженно получил в 1944 году бывший староста поселка Александр Михайлович Макин. А ведь его и сегодня добрым словом вспоминают последние живые свидетели военных событий. А как же сложилась судьба самой М.В. Олейниковой.

В конце 1943 года, когда до освобождения гатчинской земли оставалось уже совсем немного времени выдали предатели - местные полицаи. М.В. Олейникову арестовали, когда у неё в доме находился представитель одного из партизанских отрядов. Женщину жестоко избили и раздев догола по промокшей, холодной осенней дороге повели на допрос в немецкий штаб. Олейникову долго пытали, но она не одного имени местных патриотов. Рискуя собой, она спасла жизнь другим. Вспоминает участница партизанского движения в Гатчинском районе А.А. Парай: «В октябре 1943 года многие члены партизанского отряда были арестованы. Их поместили в Гатчинскую тюрьму, где после пыток и избиений они были брошены в одиночные камеры. Через сутки меня поместили в камеру №7 общего режима, где я и встретилась с М.В. Олейниковой.

Утром ее увели на допрос, глубокой ночью бросили к нам в камеру. Тело ее было все синим, она была в одной рубашке, окровавленная, с распущенными черными косами. Я ухаживала за ней двое суток. Вечером ее снова увели на допрос под руки: ходить и стоять она не могла. Больше она не вернулась. Я узнала, что избитая в очередной раз, она была брошена в ледяной подвал, где и умерла, никого не выдав».

В зверских мучениях М В. Олейникова умерла в Гатчинской тюрьме. Могила ее неизвестна, но память о ней жива и сохраняется в названии улицы. К сожалению, биография отважного патриота до сих пор по достоинству не оценена военными историками. Хочется надеяться, что в поселке Высокоключевой все же когда-нибудь появится мемориальный знак, посвященный героическому подвигу Марианны Васильевны Олейниковой.

А.В. Бурлаков
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»