Надеждин Григорий Григорьевич
(1851-1921)

Доктор Надеждин - одна из ярчайших личностей в гатчинской медицине. Величайшая целеустремлённость, трудолюбие, честность, влюблённость в свою профессию уживались в нём с излишней резкостью суждений и бескомпромиссностью. Поэтому жизнь его - пример достижения высоких постов и званий и, в то же время, постоянного состояния конфликта с окружающими, а, возможно, и с самим собой.

Он родился в семье настоятеля церкви села Серпового, Моршанского уезда, Тамбовской губернии дворянина Григория Петровича Надеждина и его жены, Прасковьи Михайловны. Воспитанный в скромных, почти спартанских, условиях, Григорий уже с детских лет приучился к трудолюбию и необычайной честности. Суровые условия быта и воспитания оказали сильное влияние на его характер. Григорий не терпел малейшей расхлябанности в себе и других, болезненно переносил критику по поводу своих действий. Эти его качества в будущем не раз приводили к конфликтам с начальством, подчиненными, да и с коллегами.

Вначале он учился в Тамбовской духовной семинарии и собирался продолжать дело отца. Но после семинарии поступил в Киевский университет Святого Владимира, по окончании коего в 1882 году, выдержал экзамен на степень доктора медицины и получил звание лекаря.

Надеждин начал медицинскую деятельность с многотрудной должности земского врача в селе Заметчино того же Моршанского уезда. Вероятно, вскоре произошло первое столкновение Григория с кем-то из начальства, ибо молодой врач уволился по прошению всего через год после начала службы. Но даже за столь короткое время он, вероятно, показал себя в профессиональном отношении с самой лучшей стороны, ибо через два года Надеждин вновь получил приглашение временно заведовать тем же самым участком; а через год стал заведующим Заметчинской земской больницы, где работал пять лет и откуда приехал в Гатчину.

Именно в Заметчине Надеждин превратился в фанатика от медицины. Он не щадил себя и оперировал, оперировал, оперировал… Больничка располагалась в старом жилом доме, где особых приспособлений для целей лечения больных не существовало, однако упорство молодого врача преодолевало все трудности. Для некоторых операций Надеждин приглашал врачей соседних земских участков, привлекал студентов-медиков. То есть выяснилось, что в некоторых случаях ему, несмотря на трудный характер, удавалось сплотить коллег и создавать дружный и работоспособный коллектив единомышленников. Значит, Надеждин был хорошим организатором. Следует пояснить, что интерес его тогда особенно касался хирургии, а более узко - урологии и глазных болезней.

Неуемная энергия Григория Григорьевича позволяла ему трудиться сразу на нескольких фронтах: заведывание больницей, исполнение обязанностей санитарного врача уезда, работа врачом в имении княгини Долгоруковой. А еще была у Надеждина своя, так же разместившаяся в старой избе, маленькая больничка, предназначенная главным образом для хирургического лечения слепых. Надеждин делал сотни операций в год, иногда по несколько ежедневно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что очень скоро он стал настоящим виртуозом хирургии, достойным продолжателем оперативного искусства Н.И. Пирогова.

Случай ли помог, или по какой иной причине, но Григорий Григорьевич темой своей докторской диссертации избрал оценку результатов хирургического лечения по поводу камней мочевого пузыря. Теперь он целенаправленно оперировал таких больных, собирал научный материал. Почти при всех подобных операциях, начиная с 1885 года, он пользовался любезной помощью женщины-врача Анны Дмитриевны Долговой, обычно совершавшей самую серьезную часть дела - хлороформирование. Помогали при операциях также фельдшерица больницы и больничная прислуга. Позднее Надеждин очень тепло отзывался о них, особенно о Долговой, которая, возможно, была единственным человеком, с кем он ладил. Не случайно, став старшим врачом городового госпиталя Гатчины, Григорий Григорьевич вскоре пригласил Долгову работать в этом учреждении.

Опыт организации хирургической помощи в условиях сельской земской больницы он обобщил в докладе «О значении хирургической помощи в земской медицине и о средствах привлечения страдающих глазными болезнями к врачебной помощи», с коим выступил 28 декабря 1885 года на заседании бытовой секции Первого съезда Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова. По мнению Надеждина в земской практике доля глазных больных составляла от 3 до 6 %, причём большая часть из них страдала серьёзными недугами, быстро приводящими к слепоте.

Не всё складывалось гладко в научной судьбе Григория Григорьевича. Его первая попытка получить степень доктора медицины путём подачи отчёта о своей хирургической деятельности в один из русских медицинских факультетов окончилась неудачей, хотя это и вызвало некоторое недоумение в научных медицинских кругах, т. к. работа Григория Григорьевича явно заслуживала присуждения докторской степени. Но Надеждин отнюдь не пал духом и вскоре подготовил и успешно защитил диссертацию «Материалы для оценки срединного камнесечения…», в которой дал описание 255 случаев операции на мочевом пузыре. Надеждин, как и всякий соискатель научного звания, сделал в своей работе некоторые общие выводы. Например, такие:

«…Кроме прямого влияния хирургия оказывает побочное, весьма благотворное, популяризируя медицину и поднимая авторитет её среди темного люда.

…На медицинских курсах хирургия должна преподаваться, между прочим, и в применении к заурядной земской обстановке».

Актуальность последнего положения как нельзя лучше подтверждала деятельность самого Надеждина, ведь она проходила именно в «заурядной земской обстановке», а результат был поразителен. Обычный сельский эскулап по прошествии лет стал одним из лучших специалистов в России по оперативной урологии. Вот чего стоили упорство и труд!

Надеждин прибыл в Гатчину 1 ноября 1891 года на место уехавшего в Петергоф младшего ординатора Госпиталя Второва. С семьёй, которая состояла из самого Григория Григорьевича, его жены Евфимии Ильиничны и их дочерей Любови и Ольги, он поселился в казенной квартире дома в Госпитальном переулке.

Через несколько лет семья приобрела дом на Николаевской (ныне Урицкого) улице, 17, который был оформлен на имя жены Надеждина, Евфимии Ильиничны. В этом доме семья жила до начала 1900-х, когда переселилась в казённую квартиру в Госпитальном переулке, а квартиры дома на Николаевской, 17 стали сдаваться в наём.

Став в 1896 году старшим врачом Госпиталя, доктор Надеждин возглавлял его вплоть до 1 мая 1917 года. В эти годы он отстаивал своё видение путей развития медицины в Гатчине и играл важную роль в общественной и политической жизни города. Будучи активным членом Совета Гатчинского отдела и членом Главного Совета Союза русского народа, Надеждин в 1905-1906 гг. проводил бурную агитационную деятельность. Так, осенью 1906 он совершил с этой целью вояж в Минскую губернию, Одессу, Севастополь, Киев и Москву. В эти неспокойные годы идейным противником Григория Григорьевича был гатчинский земский врач Н.А. Колпаков, избранный в марте 1906 депутатом Первой Государственной Думы России от Царскосельского уезда, активный деятель партии Народной свободы (кадетов). За очной и заочной полемикой сих уважаемых в городе людей с интересом следили жители Гатчины и окрестностей.

Министерство Императорского Двора, встревоженное слишком активным участием своих служащих в политических делах, 29 сентября 1906 года издало циркуляр, касающийся принятия особых мер в отношении лиц правительственной и общественной службы, поддерживающих движение против правительства. Всем должностным лицам воспрещалось участие в политических партиях, обществах и союзах, причём не обязательно революционных. Все служащие Гатчинского Дворцового управления, в т.ч. и медики, засвидетельствовали своими подписями ознакомление с этим документом. Однако доктор Надеждин, хотя и с меньшим пылом, продолжал участвовать в деятельности Союза русского народа вплоть до 1912 года.

Неуёмная энергия Григория Григорьевича позволяла ему успевать делать многое: помимо руководства Госпиталем и выполнения множества операций в его хирургическом отделении, он был консультантом по хирургии столичных женских учебных заведений Ведомства Императрицы Марии; консультантом при лазарете Сиротского института; членом Правления Гатчинского благотворительного общества; преподавал гигиену и медицину в Учительской семинарии; собирал пожертвования на строительство железнодорожной платформы в Гатчине (Татьянино); вёл приём больных в порядке частной практики.

И это притом, что в жизни его семьи не всё было гладко. Живущая вместе с родителями Любовь (по мужу Горская), одна из его дочерей, унаследовав, видимо, нелёгкий характер отца, своим поведением сделала обстановку в их доме просто невыносимой. 8 апреля 1914 года, на третий день Пасхи, затяжной конфликт между ней и мужем её сестры Ольги, поручиком С.Б. Добрышиным, закончился трагически: во время очередной ссоры поручик, не сдержавшись, выстрелом из револьвера убил обидчицу. Случилось это в квартире доктора Надеждина, прямо на глазах родных.

Семейные неурядицы, труды в Госпитале и других медицинских учреждениях города, да и возраст, всё-таки сделали своё дело: доктор Надеждин начал постепенно сдавать. Вначале отошел от дел в Союзе русского народа, а в 1917 году, с приходом к власти Временного правительства, не счёл для себя возможным участвовать в развале старой системы здравоохранения. В мае 1917, выйдя в отставку, он занялся восстановлением своего здоровья. Однако события того времени не способствовали этому. По сведениям, полученным от родственницы его зятя, Горской Александры Иосифовны, доктор Надеждин в 1918 году уехал в Винницу, в окрестностях которой была родина его жены. Григорий Григорьевич скончался в 1921 году в возрасте 70 лет.

© В.А.Кислов
Улицы и жители старой Гатчины

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»