Музыкальная жизнь Гатчинского дворца при императоре Александре III

В последние годы в залах Гатчинского дворца часто звучит музыка. Это дань традиции императорской резиденции, где музыкальные концерты, оперы, балеты и балы были неотъемлемой частью жизни ее владельцев.

Гатчинский дворцовый театр появился при великом князе Павле Петровиче в 1785 году. Его устроили на Конюшенном дворе (ныне Арсенальное каре) на месте старых орловских оранжерей. Во время пребывания Малого Двора в Гатчине почти ежедневно бывали представления немецкой придворной труппы. Большой популярностью пользовались любительские спектакли, где актерами были придворные. Игрались преимущественно легкие французские комедии с пением и балетом. Расцвет театральной жизни дворца в это время был связан с деятельностью композитора Д.С. Бортнянского, либреттиста Ф.Г. Лафермьера и архитектора Ф.Г. Виолье, который выполнял также роль художника-декоратора и постановщика. Позже, когда Павел Петрович стал императором, традиция проводить осенние вечера в театре Гатчинского дворца сохранялась. Представления давались русской, французской и итальянской труппами. Приезд тех или иных гостей часто способствовал оживлению и разнообразию дворцовых будней.

По воспоминаниям современников и согласно записям в камер-фурьерских журналах, часто проводились концерты, спектакли и балы как при вдовствующей императрице Марии Федоровне, так и при императоре Николае I. Например, 16 июля 1830 года во время обеда, который проходил в Золотой галерее, на парадной лестнице играл оркестр лейб-гвардии Преображенского полка. Вечером гости были приглашены в театр, где смотрели французскую комедию «Отчаяние Жокриса». По окончании спектакля начался бал, длившийся до позднего вечера. В это время к Гатчинскому кружку принадлежала одаренная и серьезно образованная в музыкальном отношении семья Виельгорских, постоянным гостем был композитор А.Ф. Львов, вошедший в фавор после сочиненного им национального гимна. Часто собирались в Арсенальном зале на домашние спектакли, где актерами выступали придворные и члены императорской семьи и здесь же проводили вечера за музыкой. По распоряжению Николая I в Арсенальном зале в 1846 году появился механический орган красного дерева о 14 валиках.

Визиты в Гатчинский дворец императора Александра II также сопровождались различными торжествами и увеселениями. В театре смотрели французские и русские пьесы, оперы и балеты, которые часто шли при участии лучших сил Императорских театров. Вечер, как правило, заканчивался балетом и ужином, во время которого играл военный оркестр. В Арсенальном зале, как и прежде, устраивались домашние спектакли, и часто программа концертов была очень разнообразной. Вот так, например, выглядел вечер 31 октября 1859 года: «на смену спектаклям, поставлены были живые картины, в которых опять принимали участие великие князья, почти все фрейлины, генерал и флигель-адъютанты. Затем следовала итальянская опера, потом опять французский спектакль и балет, исполненные великими князьями, княгинями и наиболее приближенными лицами; после этого спектакля был большой бал….». Иногда в Арсенальном зале собирались, чтобы послушать музыку в профессиональном исполнении. По воспоминаниям фрейлины Высочайшего двора А.Ф. Тютчевой, в один из дней «играл Рубинштейн, пела некая m-lle Штубе, обладающая прекрасным голосом, которую великая княгиня Елена Павловна привезла из Германии».

Музыкальные увлечения Александра III и Марии Федоровны

Подлинный расцвет музыкальной жизни Гатчинского дворца пришелся на период правления императора Александра III, когда дворец снова стал императорской резиденцией. Во-первых, это было связано с тем, что именно Гатчина была выбрана Государем для постоянного проживания.

Семья императора. 1888 г. Фотограф С.Л. Левицкий
Семья императора. 1888
Он вместе с семьей проводил здесь большую часть времени: осень, часть зимы и весну. А во-вторых, Александр Александрович всегда проявлял большой интерес к музыке, был тонким ценителем и знатоком этого вида искусства. В юности он с большим удовольствием играл на корнет-а-пистоне (корнете с помповой механикой) и участвовал в квартетах, составляемых для него из артистов, на музыкальных собраниях. Помощник воспитателя Н.П. Литвинов отмечал, что музыка доставляет великому князю истинное наслаждение. Многократно повторяющиеся фразы о музыкальных занятиях в его Памятных книжках и Дневниках говорят об упорстве и серьезном подходе к делу.

В конце 60-х годов по инициативе Александра Александровича был сформирован октет медных духовых, преобразованный в 1872 году в Хор наследника цесаревича. Он сам лично участвовал в этом музыкальном кружке в течение девяти лет вплоть до своего восшествия на престол: сначала исполнял партию баса на тубе, позже играл на геликоне. Репетиции проходили один или два раза в неделю в Адмиралтействе. Каждый месяц выступали в Аничковом дворце в присутствии членов царской фамилии и нередко Их Величества. Весной давали музыкальные концерты в Царском Селе или в Петергофе.

Цесаревна Мария Федоровна всегда с нетерпением ждала этих концертов. До образования Хора Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича она часто музицировала вместе с супругом: Александр Александрович играл на корнете, а она на фортепиано, иногда пела. Современники отмечали поразительную музыкальную память Марии Федоровны. Брат жены Л.Н. Толстого, офицер и музыкант А.А. Берс, участник хора, вспоминал, что на одном из вечеров в Аничковом дворце ей удалось заметить, что конец сыгранной музыкантами пьесы «Fruhling's Erwachen» («Весеннее пробуждение» (нем.)) Баха, был передан не совсем верно. «И действительно, тот, кто аранжировал эту пьесу, не обратил должного внимания на характер конца; он вышел в нашем исполнении грубый, тяжелый, тогда как у Баха в оригинале он был мягкий, изящный. Во всяком случае, Ее Высочеством была замечена музыкальная тонкость, доступная далеко не всем».

Часто устраивались в Аничковом дворце любительские спектакли и живые картины, в которых играли члены Императорской семьи и представители ближайшего к ним окружения. Ставились французские и русские пьесы - комедии-водевили и музыкальные буффонады. Ужины сопровождались музыкой хоров тех или иных военных полков.

Парадный спектакль в Мариинском театре 12 мая 1889
Парадный спектакль в Мариинском театре 12 мая 1889
Находясь в Петербурге, цесаревич и цесаревна регулярно посещали концерты, музыкальные вечера и театры - об этом свидетельствуют многочисленные записи в дневниках. Хорошо разбираясь в музыке, Александр Александрович всегда давал оценку услышанным им произведениям. «В Итальянской опере нынешний сезон поют Питти и Лука, последняя давно уже не была в Петербурге, но голос еще хорош. По субботам бываем по-прежнему во французском театре, но уже он гораздо слабее, чем был 5 лет назад. В русском театре дают новые и интересные пьесы. В Русской опере был только раз и давали новую оперу Чайковского «Вакула Кузнец», не дурна, а в оркестре есть прелестные места». «… А потом поехали в Русскую оперу. «Майская ночь» Римского-Корсакова мне не понравилась, мало мелодии и все речитатив…». «… Потом поехали в Русскую оперу, где давали «Купец Калашников», новая опера Рубинштейна… Музыка очень хороша и в особенности финал…». Став императором, Александр III, несмотря на огромную занятость и недостаток свободного времени, находил возможность также выбираться в театры. Он всячески поощрял и поддерживал развитие русской оперы, увеличив численность хора и оркестра и отменив монополию Императорских театров в столицах. Не оставлял он без внимания и выдающихся композиторов. В 1884 году он наградил П.И. Чайковского орденом св. Владимира 4-й степени, а в 1887 году назначил ему ежегодную пенсию в 3 тысячи рублей. Его оперы и балеты ставились со всей возможной пышностью и размахом в Императорских театрах, деньги на это отпускались из императорской казны. В одном из писем к фон Мекк Чайковский описывает представление «Евгения Онегина» в присутствии императорской семьи: «Государь пожелал меня видеть, пробеседовал со мной очень долго, был ко мне в высшей степени ласков и благосклонен, с величайшим сочувствием и во всех подробностях расспрашивал о моей жизни и о музыкальных делах моих, после чего повел меня к императрице, которая в свою очередь оказала мне очень трогательное внимание». Современники отмечали, что император «восторгался Глинкой и знал многие его романсы», «многому восхищался у Вагнера и любил, когда его исполняли», «был большой поклонник Чайковского». Сохранившиеся программки концертов свидетельствуют о том, произведения именно этих композиторов чаще всего исполнялись в Гатчинском дворце, ведь нередко именно Их Императорские Величества назначали пьесы для игры и подбирали репертуар.

Граф С.Д. Шереметьев вспоминал: «Однажды, после обеда, это было уже в 1893 году, он [император] был как-то особенно музыкально настроен и потребовал, чтобы сыграли одну из пьес Чайковского… Хор играл в этот день особенно хорошо, и впечатление было сильное. Государь пожелал повторения и слушал с видимым наслаждением, да и нельзя было иначе. Все разошлись несколько позднее обыкновенного и под чудным настроением, а на другой день узнали, что в то самое время, когда все это происходило в Гатчине, умирал Чайковский. Казалось, мы слышали его лебединую песню… В этот день Государь меня особенно поразил. Он слушал как-то особенно задумчиво и грустно, дивная гармония была ему доступна, и весь он был проникнут красотою этих звуков, весь отдался этому чувству и ясно было, как сильно в нем самом сказалось художественное чутье…».

Основными музыкантами во дворце были - Хор трубачей лейб-гвардии Кирасирского Ея Величества полка и Придворный музыкантский хор.

Хор трубачей лейб-гвардии Кирасирского Ея Величества полка

Многие званые вечера и фамильные обеды в императорской семье проходили в сопровождении оркестра одного из гвардейских полков. Военная музыка при Александре III звучала в Аничковом, Зимнем, Петергофском дворцах и на императорской охоте. По воспоминаниям Н.А. Вельяминова, в Спале «во время обеда играл на дворе, под открытым окном столовой, военный оркестр одного из полков, расположенных в окрестностях. Музыканты получали угощение от Двора, вероятно, и деньги. Уходя из столовой, Государь через окно всегда благодарил музыкантов. Когда военного оркестра не было, играл хор австрийских музыкантов, специально приглашенный для этой цели».

Н.Самокиш. Кирасиры Ея Величества полка
Н.Самокиш. Кирасиры Ея Величества полка
31 мая 1880 года, сразу же после смерти императрицы Марии Александровны, цесаревна Мария Федоровна была назначена Шефом Лейб-гвардии Кирасирского Ея Величества полка, расквартированного в Гатчине. Благодаря частому пребыванию здесь с марта 1881 года императорской семьи, Кирасирам Ея Величества не раз приходилось нести почетную придворную службу, а хору трубачей играть в Высочайшем присутствии. Мордвинов А.А. вспоминал, что каждую субботу, вечером, перед зарей, весь хор трубачей полка выходил, сначала на дворцовую площадку, а впоследствии выстраивался перед кавалерийской гауптвахтой и, после повестки, данной в карауле, начинал играть особую зорю, исполнявшуюся еще во время турецкой войны в Рущукском отряде Государя Наследника Цесаревича. Их Величества, вместе с августейшими детьми всегда показывались у окон дворца и слушали эту недолгую, но традиционную полковую серенаду. Из-за длительного траура после смерти Александра II в 1881 году музыки во дворце не было, и по свидетельству современников, командир гатчинских «синих кирасир» Константин Устинович Арапов, зная как царь любил духовой оркестр, устраивал концерты напротив дворца в казармах при открытых окнах.

Многолюдное собрание во дворце в первый год правления Александра III было 26 ноября в день Георгиевского праздника. Для игры во время парада от полка был назначен во дворец хор трубачей, в состав которого были поставлены и 9 трубачей из георгиевских кавалеров частей гвардейской конницы. Государь посетил Манеж полка, где при обеде для нижних чинов играл хор музыки.

В 1882 году крещенский парад и освящение штандартов в Высочайшем присутствии происходили в Гатчине, а не в Петербурге. В этой церемонии участвовали хор трубачей полка со штандартным взводом. В мае 1883 года нижние чины с хором трубачей приняли участие в проводах их Величеств из Гатчины в Москву на коронацию. Накануне дня, назначенного для коронования, отслужена была в полковой церкви всенощная, а в самый день, 15 мая, после литургии, назначен был церковный парад в составе трех оставшихся эскадронов, при хоре трубачей.

Ежегодно 9 мая отмечался праздник Лейб-гвардии Кирасирского Ея Величества полка. В этот день на площади перед дворцом проходил церковный парад, а позже в Арсенале был Высочайший завтрак, во время которого играли трубачи. Из камер-фурьерских журналов известно, что завтраки с музыкой кирасиров в Арсенале также были устроены: 6 мая 1883 года, в день рождения Наследника Цесаревича великого князя Николая Александровича; 15 мая 1889 года, в день священного Коронования Их Императорских Величеств; 4 октября 1890 года, в день праздника в Л. Гв. Казачьем Его Величества полку и Собственном Его Величества Конвое; 27 марта 1892 года, в день рождения короля датского Христиана IX, Августейшего родителя Государыни Императрицы Марии Федоровны. Хор почти всегда приглашали играть 22 ноября, в день рождения великого князя Михаила Александровича. Не оставался полк без внимания и заботы Августейшего Шефа Государыни Императрицы. Желая отметить ревностное усердие кого-либо из нижних чинов, Мария Федоровна часто жаловала им те или иные подарки. Так, например, в 1885 году трубачу полка Ивану Адельгейму были подарены серебряный подстаканник и чайная ложка за сочиненный и посвященный Имени Ея Величества марш «Русский воин».

15 мая 1889 года в исполнении хора во дворце прозвучал марш «Парадный» Весели К.И., капельмейстера полка, одного из первых учителей и организаторов струнного оркестра кирасиров, сформированного в октябре 1892 года. Императорская семья присутствовала на выступлении оркестра в полковом манеже на елке 26 декабря 1893 года и была очень довольна музыкантами. Летом следующего года оркестр выступил публично в Дворцовом и Приоратском парках и сразу же привлек внимание публики. При вдовствующей императрице Марии Федоровне он часто играл во дворце, во многих случаях, заменяя собою придворный музыкантский хор.

Придворный музыкантский хор

С осени 1882 года почти каждый воскресный завтрак, как его называли «фриштык», а еще и обед в Арсенале, за исключением траура, сопровождались музыкой Придворного оркестра - струнного или духового.

Придворный оркестр в парадной форме
Придворный оркестр в парадной форме
30 августа 1882 года, в день тезоименитства Александра III, повелением Его Императорского Величества в Санкт-Петербурге был образован оркестр: «Придворный музыкантский хор». Он был создан для обслуживания дворцовых церемоний и праздников и находился в ведении министерства двора. Его начальником стал воспитанник Пажеского корпуса, полковник, барон Константин Карлович Штакельберг. На следующий день, 31 августа, в Петергофе состоялся первый концерт Придворного духового оркестра. В сентябре был сформирован струнный оркестр во главе с капельмейстером Г.К. Флиге, и первое его выступление произошло при обеде в Арсенальном зале Гатчинского дворца 25 декабря 1882 года. «Ввиду недавнего формирования этого оркестра и малой сыгранности его и сравнительно еще небольшого числа струнных инструментов, была исполнена программа легкого репертуара, во главе стояла увертюра к опере "Если бы я был королем" Адана». Музыкантам Хора в память придворной роговой музыки XVIII века была установлена форма одежды: красного русского покроя мундиры (кафтаны), обшитые золотым галуном, шаровары бутылочного цвета и сапоги.

В воспоминаниях С.Д. Шереметьева есть такое описание: «придворная музыка в красных мундирах», трещат духовые инструменты, отличается Флиге». Концерты духового оркестра часто чередовались с концертами струнного, а в некоторые дни играли оба оркестра, как например, в воскресенье 7 мая 1889 года: «при завтраке играл духовой хор, а при обеде - струнный и духовой оркестры.

Кроме того, придворных музыкантов можно было услышать и по определенным датам, которые отмечали во дворце: 10 марта, в день рождения Германского Императора Короля Прусского Вильгельма I, 27 апреля, в день рождения великого князя Георгия Александровича, 6 мая, в день рождения Наследника Цесаревича великого князя Николая Александровича. День рождения императрицы Марии Федоровны, 14 ноября, первые три года царствования праздновался в Гатчине. В 1882 году во время завтрака духовой оркестр придворных музыкантов в первый раз исполнил следующие произведения: Увертюра к опере «Калиостро» Адольфа Шарля Адана и Праздничный марш ко дню рождения Шиллера Джакомо Мейербера. На балу в Арсенальном зале играл оркестр Преображенского полка, а во время ужина трубачи Кирасирского Ея Величества полка. Последующие дни рождения проходили в Аничковом дворце, но иногда вечером в этот же день возвращались в Гатчину и здесь могли отобедать уже под музыку Кирасирского полка.

Несколько лет в конце мая в Белом зале Гатчинского дворца проходила раздача наград выпускным воспитанницам институтов, гимназий и педагогических курсов, состоящих в ведомстве учреждений Императрицы Марии. После вручения шифров и медалей был завтрак в Арсенальном зале, во время которого играли музыканты. В связи с приездом тех или иных почетных гостей в парадных залах дворца устраивали торжественные обеды или ужины под музыку придворного хора. Так, например, 11 октября 1883 года был устроен прощальный обед в Мраморной столовой для французского посла Жореса. В Белом зале играл духовой оркестр; программа концерта была следующей: французская увертюра А. Келер-Белы; дивертисмент Вальс цветов Л.Делиба; Фантазия из оперы «Джоконда» А.Понкиелли; Пляска женщин из оперы «Рогнеда» А.Н. Серова; Марш Х.К. Лумби. Дивертисмент «Вальс цветов» Л. Делиба был самым популярным произведением у музыкантов духового оркестра в Гатчинском дворце. Часто здесь звучали также вальсы Эмиля Вальдтейфеля и Иоганна Штрауса (сына), марши К. Зонтага, Х.К. Лумби, И.Н. Краля, И. Шраммеля, Р. Эйленберга. Но наряду с развлекательной и салонной музыкой оркестр играл и серьезные произведения русских композиторов: П.И. Чайковского, М.И. Глинки, А.Н. Серова, Э.Ф. Направника, А.Г. Рубинштейна. Из зарубежной классики исполнялись оркестровые пьесы В.А. Моцарта, Р. Вагнера, Дж. Мейербера, Ш.Ф. Гуно, Ж.Э. Массне, П. Масканьи, П. Лакомба, А. Дворжака, Ф. Листа. Несколько раз в программы концертов были включены произведения капельмейстеров оркестра: Г.Флиге и Г. Варлиха, сочиненные к определенным торжественным датам.

Концерты в дворцовом театре

Иногда в дворцовом театре случались совместные выступления струнного оркестра придворных музыкантов с хором Придворных певчих. Так, в воскресенье, 4 марта 1884 они исполнили следующие произведения: Персидский хор из оперы «Руслан и Людмила» М.И. Глинки; Хор жнецов из музыки к драме «Прометей» Ф. Листа; Два хора из оперы «Оберон» К.М. Вебера (хор эльфов; хор царедворцев Калифа); Хор «Meditation» на прелюдии Баха Ш.Ф. Гуно. 3 апреля 1889 года, по воспоминаниям государственного секретаря А.А. Половцова, ими же были представлены четыре или пять пьес старинной итальянской музыки. Граф Шереметьев отмечал, что «хоровым пением всегда можно было порадовать Государя. Так несколько лет подряд приезжали в Петергоф к 22 июля финны студенты и пели вечером в Александрии. Однажды в Аничковом дворце пели шведы. В молодости он охотно слушал тирольцев, когда они были хороши». 1 мая 1888 года в Гатчину был приглашен выступать один из лучших профессиональных концертных хоров России - хор А.А. Архангельского, в количестве 60-ти человек. Программа концерта состояла из 3-х отделений. В 1-ом отделении прозвучала музыка композиторов староитальянской школы: Палестрины и Лотти. Во 2-ом - музыка русских композиторов (Н.А. Римского-Корсакова, Ц.А. Кюи и А.Г. Рубинштейна) и славянские песни, переложенные руководителем и дирижером хора. В 3-м отделении - русские народные песни, также в обработке А.А. Архангельского. Артистам было отведено помещение в бельэтаже Кухонного каре; после выступления их угощали ужином.

10 декабря 1889 года в театре состоялся большой концерт с участием Придворного оркестра и артистов русской и шведской трупп. Хор Императорской Санкт-Петербургской Русской Оперы под управлением Ф.Ф. Беккера исполнил четыре произведения Э.Ф. Направника, Г.А. Казаченко, П.И Чайковского и Н.Ф. Соловьева «а капелла», а вместе с придворным струнным оркестром кантату, посвященную Ея Императорскому Величеству Н.С. Кроткова. Шведская певица Альма Фострем спела арию сопрано из первого акта оперы «Риголетто» Джузеппе Верди, «Соловья» А.А. Алябьева и шведскую народную песню. Скрипач-виртуоз К.К. Григорович исполнил «Souvenir de Moscou» («Московский сувенир») Г.И. Венявского, Ноктюрн. Ор. 9 № 2 Ф.Ф. Шопена и «Арагонскую охоту» П.Сарасате. Интересно, что для музыканта Карла Карловича Григоровича это было уже не первое выступление в Гатчинском дворце. 18 марта 1882 года, в 14-летнем возрасте, он сыграл на скрипке в Арсенальном зале, вместе со своим педагогом, профессором московского филармонического училища В.В. Безекирским и талантливой пианисткой Софи Ментер.

В декабре собирались в дворцовом театре на спектакли: французские и русские комедии. Придворный оркестр играл во время антракта, а также за ужином в парадных залах. 20 декабря 1887 года в программу, помимо пьес, были включены фрагменты из опер: «Риголетто» Джузеппе Верди и «Гугеноты» Джакомо Мейербера в исполнении артистов Императорских Петербургских театров. 3 августа 1888 года в театре смотрели «Женитьбу» Н.В. Гоголя и 1 акт балета «Коппелия» Л. Делиба.

17 декабря 1889 года после 2-х комедий Придворный оркестр исполнил отрывки из следующих опер: «Вильгельм Телль» Д.А. Россини, «Африканка» Дж. Мейербера, «Так поступают все женщины» В.А. Моцарта, «Эрнани» Дж. Верди, «Гарольд» Э.Ф. Направника и несколько произведений П.И. Чайковского.

По сохранившимся программкам в камер-фурьерских журналах видно, что оперные фрагменты часто звучали и в Арсенальном зале в исполнении музыкантов Придворного оркестра и хора трубачей Кирасирского полка. Наиболее популярными были отрывки из следующих произведений: «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, «Руслан и Людмила» М.И. Глинки, «Тангейзер» Р. Вагнера, «Фауст» Ш.Ф. Гуно, «Мефистофель» А. Бойто.

«Он [император] не прочь был послушать и цыган…»

Но не только салонная, классическая, духовная и военная музыка звучали во дворце, иногда император «… не прочь был послушать и цыган». С.Д. Шереметьев вспоминал: «Зашла как-то речь о цыганах, и Владимир Шереметьев расхвалил одну певицу, дочь цыганки Княгини Голицыной, живущую в Москве. (Это было уже после воцарения). Я подтвердил, что знаю ее и что у нее действительно хороший голос. Государь поручил мне пригласить ее в Гатчину, куда она и прибыла и пела в Арсенале в небольшом кружке слушателей, между которыми была и Императрица. Многие удивлялись появлению цыганки, которая от волнения была бледна как смерть, пела в одиночестве и, конечно, хуже обыкновенного. Однако ею остались довольны, щедро наградили и потом мне уже пришлось передать ей от Государя брошку». Из камер-фурьерского журнала узнаем, что 29 декабря 1885 года, по окончании стола Их Величества, Их Высочества и присутствовавшие гости слушали пение Г-жи Александровой под аккомпанемент цыгана на гитаре. Интересовали Государя и русские народные песни. Он оказывал всяческую поддержку экспедициям Русского географического общества по собиранию песенных мотивов. Большую популярность получила народная инструментальная музыка. Балалайка вновь зазвучала в полный голос.

Кружок любителей игры на балалайках под управлением В.В. Андреева
Кружок любителей игры на балалайках под упр. В.В. Андреева
29 декабря 1893 года в Арсенальном зале Гатчинского дворца на елке для офицеров состоялся концерт балалаечников под управлением В.В. Андреева. Ими было исполнено несколько музыкальных пьес. Музыкант-просветитель и дирижер Василий Васильевич Андреев впервые сыграл на балалайке в присутствии Александра III в Петербурге 27-го февраля 1887 года, на вечере у принца Александра Петровича Ольденбургского. Молодой исполнитель произвел на государя сильное впечатление, позже он вспоминал: «Императору благоугодно было осчастливить меня следующим Всемилостивейшим обращением: «Я очень рад, что благодаря вашему таланту балалайка снова войдет в народ и снова сделается популярным русским инструментом». В этом же году он на собственные средства организовал Кружок любителей совместной игры на балалайках. Гастроли оркестра по России и выступления на Всемирной выставке в Париже принесли ансамблю европейскую известность, а в 1896 году Кружок был преобразован в «Великорусский оркестр». В.В. Андреев со своим коллективом не раз выступали в Гатчине; один из его вальсов называется «Воспоминания о Гатчине». В начале XX века в городе образовалось несколько оркестров балалаечников, часто выступавших на концертах перед публикой. В 90-е годы XIX века оркестр балалаечников был сформирован и в Кирасирском полку Ея Императорского Величества. Он часто играл во дворце в присутствии вдовствующей императрицы Марии Федоровны и Их Императорских Высочеств.

Важно отметить, что музыка во дворце в этот период звучала не только в исполнении профессиональных музыкантов, любили музицировать и все члены этой семьи. Из письма Александра III к супруге: «Гатчина. 9 мая 1884 года… Мишкин и Беби приходили ко мне в 6 часов после чаю; я хотел показать Беби музыку и начал играть на моем маленьком органе, но она так испугалась, что страшно расплакалась и бросилась к Нана, так что этот дивертисмент совершенно не удался, к большому сожалению Мишкина, который радовался услышать орган». Императрица Мария Федоровна с удовольствием играла на фортепиано, а великий князь Михаил Александрович владел несколькими инструментами: фортепиано, флейтой, гитарой.

Программа 4 марта 1884 г.

Программа 1 мая 1888 г.

Программа 15 мая 1889 г.Программа 27 марта 1892 г.

Из довоенных описей видно, что в личных комнатах хранилось большое количество разнообразных нотных изданий и музыкальных инструментов, а это лишний раз свидетельствует о том, что музыка была важной составляющей жизни семьи императора Александра III в Гатчинском дворце. Она звучала всюду: в Арсенальном и парадных залах, личных императорских комнатах и дворцовом театре. Здесь можно было услышать вальсы, марши, оперные фрагменты, народные песни как в исполнении известных, так и начинающих музыкантов. В программы концертов чаще стали включать музыку русских композиторов, и это стало отличительной особенностью музыкальной жизни дворца этого периода.

И.А. Хухка

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»