Семья придворных живописцев
Иоганн Якоб и Павел Меттенлейтеры
Портрет И.Я. Меттенлейтера из изд. «Bate vom Hdrstsfeld». 1873
Портрет И.Я. Меттенлейтера
изд. «Bate vom Hdrstsfeld». 1873
Придворный живописец императора Павла I Иоганн Якоб Меттенлейтер (1750-1825) прожил долгую жизнь, наполненную яркими событиями и необыкновенными приключениями. В 1786 году, будучи уже известным мастером, он приехал в Россию, где жил и работал вплоть до своей смерти.

И.Я. Меттенлейтер принимал участие в оформлении многих построек в Санкт-Петербурге и окрестностях. В настоящее время его работы находятся в собрании Государственного Эрмитажа, Государственного Русского музея, музеев-заповедников «Гатчина» и «Павловск» и др. Имя Меттенлейтера включено в словари художников и труды, посвященные русскому искусству второй половины XVIII - начала XIX в.

Исследователи, изучающие русское искусство конца XVIII — начала XIX вв., в основном сосредотачивают внимание на том периоде жизни И.Я. Меттенлейтера, который был связан с Россией. О ранних страницах его биографии приводятся лишь общие сведения. Обращение к более широкому кругу источников, в том числе к немецким изданиям, а также выявление новых архивных материалов, позволило узнать множество новых фактов биографии И.Я. Меттенлейтера.

Среди иностранных источников особый интерес представляют немецкие публикации XVIII-XIX вв., в которых приводятся подробные сведения о раннем периоде жизни художника.

В 1782 г. в издании «Miscellaneen artistishen Innhalts» была напечатана статья И. Г. Мойзеля о полной приключений истории жизни тогда уже известного аугсбургского живописца И.Я. Меттенлейтера, рассказанная автору самим художником. Изложенные в статье события увлекательны и необычны, по своему содержанию и стилю изложения они похожи на описания похождений героев известных литературных произведений XVIII столетия.

В последующие годы И.Г. Мойзель и другие немецкие исследователи использовали данный рассказ, как основной источник сведений о И.Я. Меттенлейтере. Среди подобных публикаций особое место занимает статья, напечатанная в «Bote vom Hartsfeld» № 48 за 1873 год. Ее автор, почти полностью воспроизведя текст И.Г. Мойзеля, дополняет его сведениями, содержащимися в письмах художника к своему брату в Гросскухен, написанными уже из России. Основываясь на этих публикациях, попытаемся изложить наиболее важные и интересные события в жизни И.Я. Меттенлейтера до его приезда в Петербург.

Иоганн Якоб Меттенлейтер родился 9 (20) августа 1750 года в Гросскухене в семье школьного учителя и часовщика Иоганна Михаэля Меттенлейтера. В 12 лет он начал обучаться живописи. Но местные живописцы не смогли дать юному художнику нужных навыков и знаний, а денег для того, чтобы брать уроки у известных мастеров, не было. Тогда он решил отправиться в другие страны, чтобы самому добиться успеха, совершенствовать свое мастерство, зарабатывая деньги написанием портретов. Рассказ о том, как художник выбирал, в каком направлении ему отправиться в поисках счастья, похоже на фрагмент романа: он выходит на дорогу и бросает вверх шапку, которая, упав, показывает своим острием в сторону города Шпеера. Именно туда и идет наш герой. Там ему удалось заработать достаточно денег для того, чтобы отправиться в другие страны. Но прежде, в марте 1773 года, И.Я. Меттенлейтер вернулся домой, чтобы получить родительское благословение. Родители не хотели отпускать его, и тогда он, дождавшись, когда они уйдут в церковь, вскрыл ящик с деньгами, вырезал на память изображение голов из портрета отца и матери, и бежал в Штуттгарт. Здесь художник встретил нескольких путешественников, которые убедили его отправиться в Петербург. Но обстоятельства изменили планы Меттенлейтера, и он вместе со своим товарищем Беком сел на корабль, следующий в Голландию. Результатом этого, казалось бы не предвещавшего ничего особенного, путешествия стали захватывающие события, приведшие молодого живописца в далекую африканскую колонию.

Жестокий штормовой ветер задержал корабль на песчаной отмели. У Меттенлейтера и его товарища закончился провиант, пришлось есть выброшенные морем рыбу, раков и ракушки. Хозяин корабля отказывался дать им еду и предложил через него переговорить с торговцем невольниками, который занимался вербовкой солдат для голландской армии в Батавии. Путешественники вынуждены были согласиться. В Амстердаме, куда прибыл корабль, Меттенлейтер подписал бумагу, согласно которой он добровольно вступал в службу. До отправления в Африку его и Бека оставили в подвале, закрытом железными решетками, где они провели 7 недель, ожидая корабль.

В этих непростых обстоятельствах Меттенлейтеру пришел на помощь его талант портретиста. Он написал портреты своего тогдашнего хозяина и его жены. Тот рекомендовал художника другим горожанам, которые заказали ему свои портреты. Это позволило Меттенлейтеру заработать денег, купить краски и все необходимое.

Еще до отправления в Африку, капитан корабля, господин Андриска, велел Меттенлейтеру написать портреты своей жены и детей, и за это освободил его от всех других работ на корабле. Путешествие было нелегким. Через 6 месяцев и 17 дней корабль прибыл на Мыс Доброй Надежды. Капитан корабля представлял Меттенлейтера, как находящегося при нем портретиста. Работы художника высоко оценивались, и господин Андриска хотел оставить его при себе, а потому запретил Меттенлейтеру обращаться к губернатору. Но художник нарушил запрет, продемонстрировав представителям местной власти свой талант портретиста. Он написал портреты губернатора и его супруги и, благодаря посредничеству губернатора и хлопотам друзей, получил свободу.

Созданные Метенлейтером портреты были столь хороши, что художник получил множество заказов. Это позволило ему собрать значительную сумму денег для того, чтобы вернуться в Европу и продолжить свое образование. Но прежде Меттенлейтер предпринял четырехмесячное путешествие вглубь страны, чтобы увидеть готтентотов, после чего вернулся в Амстердам. Так завершилось это необыкновенное приключение.

Последовавшие за тем несколько лет жизни И.Я. Меттенлейтера были посвящены путешествиям с целью совершенствования своего мастерства. Побывав в Голландии и Италии, художник в 1778 году поселился в Аугсбурге, женившись на дочери местного живописца Игнаца Баура. В последующие годы он предпринял еще несколько поездок в другие города и страны. В 1781 году Меттенлейтер побывал в Вене, где в то время ожидали прибытия великого князя Павла Петровича. В это время, наряду с другими заказами, он написал портрет принцессы Елизаветы Вюртембергской, сестры великой княгини Марии Федоровны.

Живя в Аугсбурге, И.Я. Меттенлейтер продолжал писать портреты, жанровые сцены в «голландском вкусе». В 1785 году им был написан большой образ «Воскресение» для аугсбургского собора.

В том же году первые произведения художника появились в России. Во время своего заграничного путешествия Аугсбург посетил Д.И. Фонвизин. Здесь он приобрел некоторые художественные произведения, среди которых были две «бытовые сцены» работы И.Я. Меттенлейтера. Привезенные в Санкт-Петербург картины были выставлены на продажу в лавке Г.И. Клостермана, располагавшейся на Невском проспекте. В.Ф. Левинсон-Лессинг, в статье, посвященной Д.И. Фонвизину, высказал предположение, что именно встреча с русским писателем побудила Меттенлейтера переехать в Россию.

Выявление новых архивных материалов и литературных источников дало возможность более полно представить «российский» период жизни и творчества И.Я. Меттенлейтера. В 1786 году И.Я. Меттенлейтер приехал в Санкт-Петербург. 30 декабря 1786 года по представленным в Императорскую Академию Художеств двум картинам, изображавшим «сельские упражнения», живописец был признан «назначенным» и получил программу на звание академика. Ему предписывалось к январю 1788 года написать картину, на которой «Представить российских деревенских жителей в обеих полах при обеденном столе, где б видно было по их состоянию всякое изобилие, равно и посуда столовая соответствовала б и где пристойно их орудие означить. Фигуры же разположить исторически». Результатом работы над программой стала картина «Деревенский обед».

Уже в 1787 году имя И.Я. Меттенлейтера оказалось на страницах газеты «Санкт-Петербургские ведомости». В номерах за 8 и 11 июня 1787 года было дано объявление следующего содержания: «3 числа сего месяца поднят в летнем саду кошелек с деньгами; потерявший показав приметы онаго, может его обратно получить в Зиминовом доме за Казанскою церковью от живописца Метенлейтера». Эта краткая заметка позволяет узнать первый петербургский адрес художника.

Спустя несколько лет появляется первая публикация, относящаяся ко времени пребывания Меттенлейтера в России, в которой дается краткая характеристика его творчества. В вышедшем в 1794 года «Описании Российско-Императорскагостоличнаго города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях онаго» его автор, И.Г. Георги, приводит список художников и музыкантов, которые жили в столице в 1793 году. Среди них упоминается «Меттенлейтер, из Германии; учитель живописи в Академии художеств. Силен в изображении ночи и исторических группов в голландском вкусе».

Такую известность мастеру принесли жанровые произведения, так называемые «домашние упражнения», в которых он подражал голландским мастерам. К ним относятся две работы художника из собрания Государственного Русского музея — это упомянутая выше картина «Деревенский обед» и полотно «Крестьяне и торговец пирогами» 1780-х годов. С ранних лет И. Я. Меттенлейтер прославился, как мастер портрета. Работая в Германии, путешествуя по другим странам, художник зарабатывал «на изображении отдельных голов, выполняемых в манере Деннера». Подобные произведения, исполненные И. Я. Меттен-лейтером на холсте и на меди, в которых он или копировал работы известного мастера или подражал ему, принесли молодому живописцу известность. Также как и Б. Деннер, Меттенлейтер часто обращался к изображению стариков и старух. В своих работах мастер тщательно прописывал лица, точно передавал особенности фактуры различных материалов. В своей статье И.Г. Мойзель так отзывался о портретах работы И.Я. Меттенлейтера: «Полностью свою собственную манеру имеет он в изображении материала. В предметах одежды отчетливо ощущается богатство и прочность ткани, причем эти эффекты деталей не наносят ущерба целому. Если он писал лохмотья, [...] то каждая пришитая заплата, по своему материалу и по своей изношенности, выглядела как натуральная, даже нитки, которыми они были пришиты, можно было различить, и они были написаны отчетливо и правильно. Его прилежание было удивительно, ибо изображение одной отдельной пуговицы порой являлось большей работой, чем написание целой картины. Но не только одно прилежание, но и истинное понимание искусства, знание колорита и правильное их применение господствовало у этого живописца, шедшего по пути, проложенному Деннером». Именно в такой манере написан «Портрет бригадира Березина» 1786 года, находящийся в собрании Государственного Русского музея. Еще в 1911 году исследователи отмечали, что эта картина является «явным подражанием Деннеру».

Примером копийной работы И.Я. Меттенлейтера может служить находящийся в ГМЗ «Павловск» «Портрет старика». Полотно было куплено в Эрмитаж в 1850 году у вдовы сына И.Я. Меттенлейтера, и в документах вдова называла картину «Портрет старика». Но у исследователей, изучавших творчество И.Я. Меттенлейтера, не раз возникал вопрос, кто именно изображен на данном портрете. В.К. Макаров предположительно называл его портретом отца художника, а А.М. Кучумов считал, что на картине изображен архитектор В. Бренна. Но обе версии оказались ошибочными. В 1987 году в каталоге собрания немецкой и австрийской живописи Государственного Эрмитажа впервые был опубликован «Портрет старика» работы Б. Деннера.

Сравнение двух картин показывает, что работа И.Я. Метенлейтера является копией с произведения известного немецкого портретиста.

В России особенно ярко проявился талант И.Я. Меттенлейтера, как художника-монументалиста. В 1787-1788 годах ему было поручено «приведение в порядок» живописных панно — копий фресок Лоджий Рафаэля, а затем наблюдение за их установкой во вновь построенной галерее Эрмитажа.

В 1788 году И.Я. Меттенлейтер расписал один из парковых павильонов в Царском Селе — Большой (Концертный) Зал.

Работы И.Я. Меттенлейтера украшали костел Св. Екатерины на Невском пр. В 1788-1790 годах художник участвовал в оформлении вновь построенного Троицкого собора Александро-Невского монастыря. Он написал четырех Евангелистов в люнетах купола, два образа над входными дверями собора («Жены Мироносицы» и «Александр Невский с воинством» и шесть медальонов для царских врат. Из этих работ до настоящего времени сохранились лишь медальоны царских врат. На них, как и на многих других произведениях Меттенлейтера, есть подпись художника.

К 1790 годам относятся первые работы, созданные И.Я. Меттенлейтером для «малого двора» великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Федоровны.

В 1792-1793 годах художник создает живописную серию видов великокняжеских резиденций — Павловска и Гатчины. 1795 годом датирован рисунок работы Меттенлейтера, изображающий военные маневры в Павловске.

Пейзажи работы И.Я. Меттенлейтера представляют не только художественный, но и исторический интерес. На них художник подробно запечатлел парковые ландшафты, постройки, некоторые из которых позже были утрачены.

В 1796 году И.Я. Меттенлейтер создает полотна для усадьбы Монрепо, принадлежавшей барону Л.Г. Николаи — бывшему учителю и библиотекарю великого князя Павла Петровича. Один из залов усадебного дома украшала картина работы И.Я. Меттенлейтера, изображающая парк Монрепо", а на потолке центральной гостиной был помещен большой живописный плафон его работы на сюжет «Встреча Венеры с Марсом».

В краткий период царствования императора Павла I (1796-1801 годы), придворный живописец И. Я. Меттенлейтер занимался оформлением императорских резиденций.

В 1797-1799 годах он работал над живописным убранством парадных залов Большого дворца в Павловске: участвовал в росписи Зала Войны, Зала Мира и Кавалерского зала, написал плафон для Библиотеки императора и три плафона для Картинного зала («Триумф Аполлона», «Три Грации», «Суд Париса»), три картины в люнетах Туалетной Южной анфилады («Триумф Венеры», «Туалет Венеры», «Суд Париса»), создал росписи стен и мебели в Парадной Опочивальне, живописные композиции на синем стекле, помещенные на стенах Третьего проходного кабинета, был автором плафона «Обращение Савла» и росписей в дворцовой церкви.

По некоторым сведениям, И.Я. Меттенлейтер был автором живописных вставок на потолке и стене в Пиль-башне в Павловском парке.

И.Я. Меттенлейтер Автопортрет. Фрагмент плафона «Храм Минервы». 1800
И.Я. Меттенлейтер Автопортрет.
Фрагмент плафона «Храм Минервы». 1800
Монументальные произведения, выполненные Меттенлейтером для Павловска, не сохранились. Часть работ была утрачена при пожаре дворца в 1803 году, другие погибли во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. При реставрации дворца ряд картин и росписей, погибших во время войны, был воссоздан бригадой реставраторов под руководством А.В. Трескина.

В 1799-1801 годах И.Я. Меттенлейтер написал несколько полотен для плафонов в парадных залах Михайловского замка: три плафона в галерее Рафаэля («Прометей, оживляющий Человека», «Храм Минервы», «Прилежание и Леность»), картину «Суд Париса», украшавшую перекрытие Тронного зала императрицы Марии Федоровны, и полотно «Диана и Эндимион» для одной из комнат великого князя Александра Павловича. Современное местонахождение последних двух произведений неизвестно. В счете И.Я. Меттенлейтера за работы для Михайловского замка указываются еще два плафона круглой формы «для галереи Ея Императорскаго Величества». Однако пока неизвестно о каких произведения идет речь.

На центральном плафоне галереи Рафаэля, изображающем строительство Храма богини мудрости и покровительницы искусств Минервы, художник поместил два портретных изображения. Одно из них - портрет строителя Михайловского замка, итальянского архитектора В. Бренна. Перед ним лежит лист с изображением плана бельэтажа замка. Сделав В. Бренна одним из главных персонажей аллегории и включив в композицию план Михайловского замка, художник представил строительство нового императорского дворца, как создание Храма, где царствует Мудрость, и процветают Искусства. В другой части полотна живописец поместил собственный портрет. Он изобразил себя сидящим за мольбертом, с палитрой в руке.

И.Я. Меттенлейтер Плафон «Триумф Венеры» в Павильоне Венеры на острове Любви
И.Я. Меттенлейтер Плафон «Триумф Венеры»
в Павильоне Венеры на острове Любви
Живописные плафоны в галерее Рафаэля — это единственные сохранившиеся в Петербурге произведения монументальной живописи работы И.Я. Меттенлейтера.

В пригородах Петербурга сохранилось еще одно монументальное полотно мастера. Это плафон «Триумф Венеры» в павильоне Венеры в Гатчинском парке, написанный И.Я. Меттенлейтером в 1797 году.

Полотна, созданные для Михайловского замка, стали последними крупными работами в творчестве художника.

Мрачный след в биографии немецкого живописца оставили события дворцового переворота 1801 года, когда в Михайловском замке был убит император Павел I. И.Я. Меттенлейтер был одним из двух художников, которых пригласили во дворец, чтобы загримировать лицо Павла I, скрыв следы ударов, нанесенных ему заговорщиками. В семье Меттенлейтера помнили этот случай, и, рассказывая о нем, отмечали, что Иоганн Якоб вернулся утром из замка, «состарившимся в один день лет на десять, совершенно больной и расстроенный».

С 1801 года Меттенлейтер находился на службе у вдовствующей императрицы Марии Федоровны: писал по ее заказу картины, создавал рисунки для обивки мебели и каминных экранов, участвовал в восстановлении живописной отделки залов Павловского дворца после пожара 1803 года.

Находясь на придворной службе, И.Я. Меттенлейтер переезжал вслед за императорским двором, поэтому в документах встречается несколько адресов, связанных с именем художника. О частых переездах свидетельствуют счета Меттенлейтера, отсылаемые им из Петербурга, Гатчины и Павловска. В Гатчине квартира Меттенлейтера располагалась в Кухонном каре дворца; в 1810 году, во время «Высочайшего присутствия», художник жил в доме Шведковского. В Павловске указываются два адреса, по которым проживал Меттенлейтер: деревянный дом софийской мещанки Федосьи Козминой, стоящий «во второй части по Госпитальной улице», и крепость Бип, где он жил с 1813 года. А в Петербурге, как следует из «Адресной книги» 1809 года, художник занимал квартиру в доме 45 по Невскому проспекту, принадлежавшем Яковлеву.

И.Я. Меттенлейтер. Гатчинский парк (Вид на Гатчинский парк с башни дворца). 1793
Гатчинский парк (Вид на Гатчинский парк с башни дворца). 1793
И.Я. Меттенлейтер. Вид Гатчинского парка (Вид на Гатчину со стороны дворца)
Вид Гатчинского парка (Вид на Гатчину со стороны дворца), к. XVIII в.

Умер И.Я. Меттенлейтер 25 февраля 1825 года в Гатчине и, по некоторым сведениям, был похоронен на кладбище в деревне Большие Колпаны под Гатчиной.

Новые сведения о И.Я. Меттенлейтере, относящиеся к периоду его жизни в России, содержатся в двух письмах художника к своему брату в Гросскухен, опубликованных в 1873 году в «Bote vom Hartsfeld». Приведем эти ранее неизвестные исследователям документы полностью:
10 марта 1816 года «Что касается меня, я благодарю бога, зато, что, хотя мне так много лет, я еще имею силы. Мне уже скоро 65 лет, и теперь я уже ощущаю жестокость климата. Уже давно у меня есть желание перебраться в более теплую местность, но мои обстоятельства все время таковы, что я не могу этого сделать. 24 года я был учителем рисования и живописи ее величества императрицы, а теперь занимаюсь надзором за ее коллекцией живописи. Она находится в двухлетних дворцах, один из них в Павловске, в 3 милях от города, и другой — в Гатчине, в 5 милях. В связи с этим у меня очень много работы, так как коллекция была очень заброшена, и понадобится, по крайней мере, еще два летних сезона, прежде чем я буду готов. После чего я смогу уволиться с пенсионом от ее величества императрицы, без которого я не могу уехать прочь. Я должен иметь возможность жить. Возможно, я так и не смогу уехать; привязанность велика. К тому же, хотя я имею хороший доход, 3800 рублей содержания, провизию и квартиру, я все же едва свожу концы с концами. И если я уволюсь, то это будет еще большой вопрос: смогу ли я свой пенсион получать за границей. Как видишь, дорогой брат, имеются сплошные трудности, задерживающие меня. Моя жена 5 лет тому назад умерла. Она оставила мне 3 сыновей: Михаэля, Иозефа и Павла, итак я коротко описал тебе мои обстоятельства».
24 марта 1824 года: «Что касается меня, то для меня наступила старость. Мне теперь 74 года и я чувствую упадок сил и памяти. Я уже больше не в состоянии выйти из комнаты без палки. Я, правда, еще пишу для собственного развлечения, и это идет хорошо, но это не то, что должно быть и то, что было раньше. От своих служебных обязанностей я освобожден, но ее императорское величество не оставила меня своей милостью за мою многолетнюю службу и сохранила мне целиком мое содержание в качестве пенсиона, так что, слава богу, мне есть чем себя содержать на этом свете. Мой младший сын вместо меня поступил на службу к ее величеству».

И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке
И.Я. Меттенлейтер. Зверинец в Гатчинском парке
Приведенные документы свидетельствуют о более широком круге обязанностей И.Я. Меттенлейтера при императорском дворе: помимо работы над живописными произведениями, он преподавал рисунок и живопись императрице, был хранителем коллекций Гатчинского и Павловского дворцов. В письме 1824 года указывается, что в то время художник продолжал заниматься живописью. Сегодня неизвестны его работы, относящиеся к этому времени. Самыми поздними по времени создания из известных подписных и датированных произведений И.Я. Меттенлейтера являются хранящаяся в собрании ГМЗ «Гатчина» копия с картины Рафаэля «Святое семейство» 1813 года и «Автопортрет» 1818 года, находящийся в собрании ГМЗ «Павловск».

Из этих писем стали известны новые данные и о членах семьи И.Я. Меттенлейтера, дополняющие сведения, содержащиеся в материалах российских архивов.

О двух старших сыновьях И.Я. Меттенлейтера, Михаиле и Иосифе, упоминается лишь в приведенном выше письме художника 1816 года. Возможно, они умерли, не оставив потомства. Косвенным указанием на это может служить строка из прошения внучки Иоганна Якоба, дочери Павла Меттенлейтера, написанного в 1857 году, в котором она говорит, что не имеет ни близких, ни дальних родственников.

Продолжателем династии придворных живописцев Меттенлейтеров в России стал младший сын Иоганна Якоба — Павел.

Павел Яковлевич Меттенлейтер родился в 1792(93?) г. Данных об обучении его в Академии Художеств нет. В.К. Макаров предположил, что Павел обучался живописному мастерству у своего отца. 1 мая 1812 года П. Меттенлейтер был принят на должность придворного живописца по именному повелению императрицы Марии Федоровны и состоял при ее особе. Написание живописных полотен не входило в круг основных обязанностей П. Меттенлейтера. Он был «живописцем при исправлении живописных картин», призванным содержать в «надлежащем порядке» коллекции, находившиеся в Гатчинском и Павловском дворцах. Как следует из приведенного выше письма И.Я. Меттенлейтера, в 1816 году надзором за коллекциями занимался также и Меттенлейтер-отец. В 1820-х годах П. Меттенлейтер составил каталог картинной галереи Павловского дворца.

П. Меттенлейтер привлекался к реставрации картин из собраний Эрмитажа. В 1820 годах по рекомендации Д. С. Бортнянского живописец был приглашен для реставрации полотен, хранившихся в кладовых Мраморного дворца и предназначавшихся к отправке в Варшаву к великому князю Константину Павловичу.

Документы упоминают только одну живописную работу П. Меттенлейтера — это дописанная им картина «Богоматерь с Младенцем Иисусом Христом», незаконченная его отцом. Картина в 1844 году была подарена вдовой Павла Меттенлейтера императору Николаю I, повелевшему отправить это произведение в Гатчину для помещения в церковь после окончания ремонтных работ. Но после переделки размеры церкви уменьшились, и часть картин осталась неиспользованной, в том числе и работа Меттенлейтера. Картина была продана с аукциона в 1854 году и ее современное местонахождение неизвестно.

В 1838 году, помимо прочих обязанностей, П. Меттенлейтеру была поручена должность библиотекаря Гатчинской дворцовой библиотеки.

За свою службу Павел Меттенлейтер получал чины и богатые подарки. Но не все в его деятельности складывалось гладко. Об этом свидетельствуют документы, которые привел в своей статье, посвященной отцу и сыну Меттенлейтерам, В.К. Макаров: «В дворцовом правлении сложилось, однако, представление, что Меттенлейтер ни по одной из занимаемых должностей ничего не делает, да еще нарушает порядки». Директор Гатчины Рооп упрекал П. Меттенлейтера в том, что он не занимается живописными работами, ссылаясь на то, что приводит в порядок библиотеку и составляет ее каталоги. Однако никаких сведений о своей деятельности, как библиотекаря, он не представляет и результатов ее также не видно. В течение двух с половиной лет он не занимается составлением библиотечных каталогов и реестров. Помимо этого, позволяет входить в библиотеку посторонним лицам, и дает им читать книги. Дворцовое Правление вновь и вновь напоминало Меттенлейтеру о его обязанностях и требовало представить отчет о проделанной работе, угрожая не выдавать ему жалованье. Но, судя по тому, что среди приводимых В.К. Макаровым документов, нет ответов Меттенлейтера, доклада о результатах работы от него так и не последовало.

Несмотря на столь нелестные отзывы, Меттенлейтер сохранил должности придворного живописца и библиотекаря вплоть до своей смерти. Согласно отметке в формулярном списке, П.Я. Меттенлейтер «умер на службе 15 июля 1843 года». Похоронен он, вероятно, был в Гатчине, где жил со своей семьей.

Как и другие члены семьи, П.Я. Меттенлейтер был католического вероисповедания. У Павла и его жены Елены Ивановны Меттенлейтер (1796 — ноябрь 1850) было трое детей: Елена (апрель 1835 — не ранее 1857), Павел (февраль 1836(37?) - 1839(42?)) и Мария (март 1840 - октябрь 1840).

После смерти П.Я. Меттенлейтера его вдова и старшая дочь жили бедно. Елена Ивановна часто болела, денег на лечение не хватало. С 1845 года она вместе с дочерью жила во Вдовьем доме в Смольном монастыре, где и умерла в 1850 году.

Старшая дочь П. Меттенлейтера, Елена Павловна, находясь во Вдовьем доме, училась в Александровском училище. По окончании его, в течение нескольких лет была «наставницей детей», продолжая жить в Смольном монастыре. Но с детства она была подвержена болезни, которая развивалась, и в итоге вынудила ее оставить работу.

Не имея средств к существованию, в марте 1857 года Е.П. Меттенлейтер обратилась с прошением «об исходатайствовании... пенсиона». Документы содержат медицинские заключения, описывающие ее «тяжкое и неизлечимое болезненное состояние». Вот лишь небольшие отрывки из перечня ее многочисленных болезней: «она страдает хроническим раздражением спиннаго мозга, сопровождаемым постоянною болью в спине и пояснице, также болью в руках и ногах, с появляющимся иногда онемением ручных перстов; при чем заметны золотушныя опухоли желез на правой стороне шеи, общее изнеможение, с ослаблением питания и упадок сил, усиленное сердцебиение, одышка, хронический кашель, иногда с кровию, и расположение к чахотке легких. Во время усиливающагося раздражения становой жилы, она подвержена бывает спазмам, удушью и истерическим припадкам». «Сия болезнь которая противилась всем доныне употребленным средствам лишает ея способности всякой деятельности, с помощью которой она была бы в состоянии доставить себе пропитание».

Елене Павловне было в это время всего 22 года. Семьи у нее не было. Император Александр II, «во уважение болезненного ее состояния», повелел производить Е.П. Меттенлейтер «пенсион» из Государственного казначейства в размере 71 руб. 50 коп. серебром в год.

Как сложилась дальше судьба Е.П. Меттенлейтер, внучки И.Я. Меттенлейтера, мы не знаем. Вероятно, болезненное состояние не позволило ей иметь семью, детей. Скорее всего, с ее смертью эта ветвь рода Меттенлейтеров, которая была связана с Россией, оборвалась. С членами Российского Императорского дома была связана деятельность еще одного представителя рода Меттенлейтеров. Младший брат И.Я. Меттенлейтера — Иоганн Михаэль Меттенлейтер (1765-1853) был известен как художник, гравер на меди и литограф. В 1818 году он был приглашен в Варшаву для устройства походной литографии, предназначенной для печатания приказов и циркуляров командующего войсками — великого князя Константина Павловича. Цесаревич остался доволен работой И.М. Меттенлейтера. Художник был награжден орденом св. Станислава, вернулся в Мюнхен, где жил и работал вплоть до своей смерти. В одном из документов о П.Я. Меттенлейтере говорится, как о художнике, который был «старым и усердным Царским Слугою». Думается, что эти слова можно отнести как к Павлу, так и к Иогану Якобу Меттенлейтерам, деятельность которых на протяжении многих лет была связана с Россией, с двором императора Павла I и императрицы Марии Федоровны.

Н.Ю. Бахарева
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»