Летчик Георгий Матвеев


Вот что рассказала родная сестра летчика Георгия Матвеева - Лидия Ивановна:

«Жоржик, а где же рубашка?»
Г. Матвеев. 24 декабря 1938 г., 20 лет
Георгий Матвеев.
24 декабря 1938 г., 20 лет
«В нашей семье детей было трое. Я - самая младшая, средний Георгий и старший - Виктор. Семья всю жизнь прожила в Химози. Дом напротив, где мы родились и жили до войны вместе с бабушкой, недавно сгорел. Сейчас говорят, что ненависть к другим нациям очень большая, а раньше тут русских две или три семьи было, остальные семьи представляли разные национальности: поляки, эстонцы, финны. Из Прибалтики было много людей, и все семьи дружили, и праздники справляли вместе. Детство у нас было счастливое, жили мы хорошо, родители нас любили.

Помню, был случай, не смешной, но про доброту Жорки - мы так в семейном кругу называли Георгия. Когда Георгий и Виктор были еще мальчонками, учились в школе, у них были два друга - их тоже звали Виктор и Георгий. Виктор дружил с Виктором, а Георгий - с Георгием. Викторы были старшие. Всегда - неразлучные. Та семья жила бедно, без отца. А у нас семья была полная: отец работал машинистом на железной дороге, а мама - домохозяйка. Мама была рукодельница, шила нам все сама. Раньше ведь было не купить то, что можно купить сегодня. Да и денег не было, а в семье все же росло трое ребят. Однажды на праздник мама сшила Георгию новую рубашку, брат пошел гулять, а вернулся без рубашки. Мама говорит: «Жоржик, а где же рубашка? Где ты ее оставил?». А он ей отвечает: «Я подарил рубашку Жорке, другу. Его мама не шьет, а купить рубашку не на что». Вот он какой был, последнюю рубашку с себя снимет и отдаст! Георгий был очень добрым человеком.

Г. Матвеев. 10 лет. 1 июня 1929 г.
Г.Матвеев. 10 лет. 1 июня 1929 г.
Разница в возрасте между братьями была всего 11 месяцев. И когда старшего Виктора приняли в школу, то Георгий сказал, что тоже пойдет учиться вместе с братом. Но в школу его не брали, потому что по возрасту он еще не подходил. Хотя директор согласился взять Жорку вольным слушателем. Узнав об этом, Георгий заявил: «Я хочу быть настоящим слушателем, а не вольным». И добился - сам, мальчонка-первоклассник, - чтобы его приняли. Если старший брат брал знания терпением и усидчивостью, то младший, Георгий, никогда не учил уроки дома, он на лету все схватывал. Мама начнет их проверять, а Жорка говорил: «Мам, да ты спроси меня по любому предмету, я на все вопросы отвечу». Оба брата учились очень хорошо, способные были ребята. Георгий всегда говорил: «Ученье - свет, а неученье - тьма». Всю жизнь он хотел стать моряком. А Виктор, в отличие от брата, менял свое настроение - то он хотел быть пожарным, то - милиционером, то - инженером, а в итоге стал артиллеристом. Георгий и Виктор были оба не то, что современные дети - они не пили и не курили. Жоржик очень любил конфеты. Мама шутила: «Мой сын - сладкий пьяница». Еще Георгий очень любил спектакли. Благодаря ему я побывала во многих ленинградских театрах. Видела концерты Шульженко и Утесова».

«Чертик мазаный»
«После 7-го класса железнодорожной школы братья поступили в ремесленное училище. Раньше в Ленинграде было ФЗУ (Фабрично-заводское училище), называлось оно «Юный пролетарий». Георгий на электрика выучился, а Виктор, старший брат, - на токаря. После училища они задумали продолжить образование - поступить в военное училище. Но отец очень хотел, чтобы сыновья работали. Георгий устроился электриком в депо, а Виктор - токарем. И когда Георгий первый раз вышел на работу, он весь измазался в депо мазутом. Пришел, как «чертик мазаный», встал на пороге и говорит: «Вот пришел электрик ваш, вам нравится такой?». Эту картинку я никогда не забуду. Ну, и что вы думаете? Он из дома сбежал. Сказал: «Я в этом депо работать не буду, потому что там, чтобы чему-то научиться, заставляют водку пить». Даже отец мой об этом говорил.

Когда Жоржик ушел из дома, мама всполошилась, начала его искать. Где только она его ни разыскивала: и в милиции, и в больнице, везде, но брат нигде не показывался. А через месяц Жоржик приехал. Это было летом, я гуляла на улице, поэтому первая его увидела. Брат был в морской форме, в бескозырке. Оказалось, что Георгий сдал экзамены в морское училище имени Фрунзе, хотя на тот момент ему было всего 16 лет. Как ему удалось поступить в училище? Ведь его не принимали из-за возраста. Жоржик взял и подделал документы, исправил цифру «6» на «8», и получилось, что ему уже есть 18 лет. Вот какое у брата было желание учиться. «Мама, поздравь меня, я поступил в морское училище», - с радостью сообщил он. Еще с малых лет, когда Жорку спрашивали, кем он хочет быть, брат отвечал: «Моряком». А стал морским летчиком. Виктор же - старший брат, был зачислен в Первое ленинградское артиллерийское училище. В 36-м году братья оба закончили военные училища и получили звание - лейтенант».

«13 мая 1943 года, 13 часов 30 минут»
«Вся наша семья, кроме мамы, воевала. Только я - с японцами, а братья - с немцами. Отец был в ополчении под Москвой, на станции Зеленоградская. Жоржик летал сперва в Котлах," которые находятся в Ленинградской области. А потом его отправили на юг. Георгий служил в морской авиации в Севастополе, Одессе, Ейске. И войну там начал. Все данные о его службе есть у нас в Гатчине, в Центральном военно-морском архиве. Самолет Георгия подбили под Новороссийском, в Цемесской бухте. Во время войны Георгий лично совершил 283 боевых вылета. Произвел 65 штурмовок по живой силе и технике противника, в результате которых было уничтожено более 500 вражеских солдат и офицеров, десятки автомашин, орудий, минометов и пулеметов. За эти подвиги брата наградили 4-мя орденами Красного знамени. Это редкость.

Г.Матвеев и инженер Папковский, 5 мая 1943 г., за 8 дней до гибели
Г.Матвеев и инженер Папковский,
5 мая 1943 г., за 8 дней до гибели
Когда Георгий погиб, мы с его невестой, Надей, служили в армии на Востоке, в Забайкалье, на 77-м разъезде. Нас летом отправляли в лагерь в Монголию, на учения. Шесть месяцев готовили на радиотелеграфистов, а потом мы там работали на радиостанциях. Однажды мы с Надей копали яму, чтобы поставить радиостанцию. Вдруг у нас с ней в одно и то же время комок к горлу подступил. Копаем землю и слезы льются у обеих. Подошел наш старшина и спрашивает: «Девчонки, что вы плачете?». Я в ответ: «Не знаю, что-то вдруг стало так тяжело». Старшина разрешил нам пойти отдохнуть. Я тогда в журнале пометила: «13 мая, 13 часов 30 минут». Там мы прожили месяц, а потом вернулись к месту своего базирования, где мы жили на 77-м разъезде. Как-то входит в столовую почтальон, и кричит, что мне и Наде - невесте брата, есть по письму. Мы вскрываем конверты, а там - фотографии Георгия: он погиб, лежит в гробу. И я пошла посмотрела что написано было в моем журнале регистрации данных: «13 мая 1943 года, 13 часов 30 минут». Его сбили в это самое время, он был не раненый, махал рукой, что он живой, но с воды его подняли только в 8 часов вечера. К сожалению, к нему нельзя было приблизиться на моторных лодках, потому что кругом обстреливали немцы. Там был такой бой, что брата только с наступлением темноты достали из воды, но Жоржик был уже мертвый. Он умер от переохлаждения. 14 мая Георгия похоронили на военном аэродроме в городе Геленджике.

Из архива семье дали выписки, за какие заслуги Георгий получил награды. Сейчас в Геленджике, в Краеведческом музее, находятся все награды Георгия, его именное оружие. Все документы, которые мне дали, я передала в наш Краеведческий музей в При-оратском парке, на берегу Черного озера. Там также хранятся многие семейные фотографии. Гатчинский скульптор Шевченко сделал бюст Георгия. Еще в Военно-морском архиве есть написанная рукой брата, при поступлении в морское училище, автобиография. Почерк у него такой красивый, ясный, ровный. Георгий был простой, душевный человек. С детства рос душой коллектива. На всех фотографиях брат улыбается. Вот только на последнем фото, перед гибелью, где он сфотографирован рядом с инженером Папковским - Георгий как старик. А всего-то брату было, когда он погиб, 24 года».

«Бабушка разоблачила нас»
«Георгий умер холостой, но невеста у него была, она еще до сих пор жива. Брат не успел жениться, был молодой, но собирался сделать предложение своей невесте. Когда началась война, нас эвакуировали в Кировскую область. Из Севастополя Георгий прислал письмо и деньги, сколько-то тысяч рублей, чтобы я и его невеста Надя приехали к нему на встречу. Мы стали собираться. А бабушка услышала и спросила у Нади: «Куда вы?». И таким образом разоблачила нас. Бабушка подняла крик, не пустила нас, и поездка сорвалась.

Вместе с Надей мы служили всю войну, сейчас нам обеим уже больше 80 лет. Надя родилась 17 августа, а Георгий - 18 августа. Они всё мечтали, как попразднуют: «Два дня будем дни рождения справлять». Но судьба распорядилась иначе. Надя долго не выходила замуж, а потом наш учитель истории сделал ей предложение, и она решилась. У нее был хороший муж, две дочери, внуки и правнук уже есть. Сейчас Надя живет в Москве, а я здесь, на своем родном месте. Но Надя всю жизнь, как сюда приезжает, только о Жорке и говорит. Она его очень любила. И он ее любил. Они - однолюбы».

«Лучший памятник герою - своему земляку»
1965 г. Собрание жителей Химози о переименовании улицы
1965 г. Собрание жителей Химози о переименовании улицы
«Георгий - мой любимый брат, мы с ним в детстве были очень дружны. До сих пор слезы о нем не просыхают. Я и сейчас еще расстроенная хожу. Услышала, что в Геленджике, на территории бывшего военного аэродрома, где был захоронен Георгий, будут строить новый аэродром. Если на этом месте начнется строительство, значит, косточки разбросают по всему берегу. Жалею только об одном, что когда мы были помоложе и в силе, не додумались перезахоронить останки брата в Гатчине. Слезы подступают против воли, и ночью не сплю. Георгия все знали и говорили: «У вас Жорка не человек, а угодник». Он был такой внимательный, каждому старался сделать что-то доброе, никому никогда не отказывал.

В одном из номеров газеты «Гатчинская правда» 1965 года жители улицы Рабочей в Химози, прочитав заметку о гибели летчика Матвеева, написали письмо в гатчинский исполком с просьбой переименовать улицу Рабочую в улицу имени Георгия Ивановича Матвеева. Люди посчитали, что это будет лучшим памятником герою - своему земляку. Письмо, под которым подписались всего 18 жителей, было опубликовано в «Гатчинской правде» 16 мая в 1965 году. Улицу действительно переименовали - в торжественной обстановке, в присутствии почти всех жителей поселка. Соседи и знакомые были очень довольны и рады этому событию. А через два года, 14 октября 1967 года, на нашем доме была установлена мемориальная доска. В память о герое и моем брате Георгии Ивановиче Матвееве».

Надежда Зыкова


Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»