Праздник св. Иоанна Крестителя,
устроенный императором Павлом I в 1798 году

Великодушный покровитель Мальтийского ордена, Император Павел, 16 октября 1798 года избран был рыцарями в гроссмейстеры ордена св. Иоанна Иерусалимского и 29 ноября того же года торжественно посвящен в этот сан. Мальтийский крест был включен в числе орденов Российской империи под именем «державного ордена св. Иоанна Иерусалимского» и был жалуем по усмотрению императора лицам обоего пола. Так, орден этот возложен Государем на его супругу, на Великих Князей и Княжон; им же был пожалован Суворов когда по возвращению из своего села Кончанского представлялся Императору 18 февраля 1799 г. Разделенный на степени белый восьмиугольный мальтийский крест был отличительным знаком особенного благоволения Императора. Включенный в государственный герб, он лишь на некоторое время украсил грудь двуглавого российского орла, но навсегда остался в гербе Павловска. Покровительство ордену, принадлежащему к католическому вероисповеданию, было не без благодетельных последствий для католического духовенства: иезуиты по поводу смешения разных национальностей под хоругвию Мальтийского ордена мечтали видеть соединение церквей; кавалеры ордена иностранцы были осыпаемы монаршими щедротами и почестями. Кроме собственного дворца - ныне Пажеский корпус - Мальтийский орден имел свои особые капеллы, кладбище, приораты и т.п. на Каменном острове, в Гатчине и в др. местах.


В капелле крепости Бип были воздвигнуты переносный алтарь, освященный 18 мая 1796 года в Могилевском кафедральном соборе архиепископом Белорусским Станиславом Сестренцевичем.

Вечером 23 июня 1799 года в Павловске происходило первое торжество «сожжения костров» по уставу ордена рыцарей св. Иоанна Иерусалимского; это производилось в память того, что в прежнее время на острове Мальте в канун Иванова дня сжигали простыни больных в госпиталях и потом заменяли их новыми.

По свидетельству одного из очевидцев сожжение костров в Павловске сопровождалось большой церемонией. Костры были увешаны цветами, кругом были расставлены палатки для Государыни, членов Царской Фамилии и для всего Двора. Но более точные и подробные сведения об этом торжестве находим в следующем письме его участника, князя Мих. Пав. Долгорукого:

«16-го июня 1799 г. я был отряжен с половиной эскадрона для привоза регалий, которые заключаются в гроссмейстерской короне, в знамени, в кинжале веры и в печати. Итак, я привожу все эти вещи из Петербурга с великим торжеством; для каждой из них была отдельная карета, а для знамени - коляска; в каждой карете было по три персоны. Корону везли граф Шереметьев, князь Барятинский и князь Трубецкой; знамя - граф Головкин, Олсуфьев и еще значительное число лиц, назначенных для держания этих предметов. Мы ехали с большим торжеством до Павловска, где нас приняли. Всем бывшим там кавалерам и командорам ордена св. Иоанна Иерусалимского приказано было сделать нам встречу в парадных одеждах и прибыть во дворец, куда все это было отвезено. Надо сознаться, что я совершил этот путь по чрезмерной жаре, что всем придворным господам было крайне не по нутру.

Реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира ЕгороваРеконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира Егорова

Накануне празднества, именно 23-го июня, в шесть часов вечера, все войска были в параде на площади перед дворцом. Мы же были в самом дворце, равно как эскадрон конной гвардии, который был размещен по покоям на пути следования Его Императорского Величества. Ровно к шести часам все находившиеся в Петербурге кавалеры и командоры прибыли туда и прошествовали по два в ряд; они все были в супервестах. В замок шел гроссмейстер (Император Павел), за которым шли с одной стороны его оруженосец - граф Кутайсов, а с другой стороны - князь Владимир Долгоруков с палашом наголо. Все шествие три раза обошло девять костров, устроенных на плацу, окруженном войсками, потом Его Императорское Величество, Великий Князь и один из сановников орденского капитула зажгли костры, и когда они загорелись, то все возвратились в том же порядке. Что же касается до Императрицы, то она со всею Императорскою фамилиею была поблизости в палатке, чтобы видеть эту церемонию. На другой день, в день праздника, утром после парада была обедня, какая бывает обыкновенно в праздничные дни. Как накануне, мы были расставлены в покоях, через которые проходили в церковь».

Реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира ЕгороваРеконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира Егорова

К рассказу очевидца присоединяем официальные сведения о празднестве сожжения костров кавалерами ордена св. Иоанна Иерусалимского.

«К шести часам вечера 23-го июня 1799 года в Павловском дворце собрались по заблаговременной повестке чины Совета, Двора, командоры и кавалеры орденами ожидали выхода Императорской фамилии в тронной комнате. Прочие лица, имевшие приезд ко Двору, но не принадлежавшие к ордену, стояли в кавалерской и новой большой залах. В половине 7-го часа Император с особами своего дома, вышел из внутренних покоев... имея впереди себя орденских командоров и кавалеров по два в ряд, а позади - прочих собравшихся членов и дам, и чрез все парадные комнаты при звуках труб и литавр следовал в новую большую залу.

Реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира ЕгороваРеконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира Егорова

Здесь Государь и Императрица Мария Феодоровна заняли места на троне и великий сенекаль орденского двора, Нарышкин, поднес Императору на золотом блюде факел. В то же время и такие же факелы были вручены пажами членам Священного Совета. После этого первого действия обряда Император со всеми членами Священного Совета и двора великого магистра и со всеми присутствовавшими членами ордена шествовали к приготовленным на площади за железными воротами девяти кострам. Процессию открывал церемониймейстер Иерусалимского ордена, за которым следовали, по два в ряд, начиная с младших чинов: конвентуальные капелланы (Chapellans conventuels), почетные кавалеры, родовые командоры, кавалеры по праву (российского приорства с правой, а католического с левой стороны), командоры по праву, духовные и светские кавалеры Большого креста, члены Священного Совета и обер-церемониймейстер ордена, среброхранитель, четыре священника, четыре секретаря, капитан гвардии - шеф Кавалергардского корпуса князь Долго¬руков, обер-егермейстер, унтер-шталмейстер, унтер-гофмаршал, обер-камергер, вице-канцлер ордена, гофмаршал, казначей, обер-шталмейстер и, позади всех старший из чинов двора великого магистра - великий сенекал. Император шел непосредственно за сенекалом, в красном орденском мундире и в большом супервесте, имея в некотором расстоянии от себя: по правую сторону - одного из офицеров Кавалергардского корпуса, а по левую - первого своего орденского оруженосца, графа Кутайсова. Императрица и Великие Княжны Александра, Елена и Мария Павловны в сопровождении статс-дам камер-фрейлин и фрейлин ехали за процессией на линейках По прибытии на площадь вся процессия обошла три раза вокруг костров и тогда стоявщие около них камергеры двора великого магистра зажгли бывшие у них факелы. Великий сенекал принял из рук Императора факел, зажег его у первого с правой стороны камергера и вручил обратно Государю. После этого камергеры подошли для зажжения факелов к членам Совета и тогда уже Император зажег первый костер, чему последовали с остальными кострами члены Совета, от которых по старшинству чинов и званий принимали факелы и зажигали костры прочие члены ордена. Императрица, Великие Княжны и их свита смотрели на церемонию из нарочно устроенной вели-колепной палатки. По зажжению костров всеми участвовавшими в этом обряде лицами, последовало возвра¬щение во дворец прежним порядком».

Реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира ЕгороваРеконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира Егорова

В этот вечер кавалергарды содержали караул в круглой зале Павловского дворца, а часть их находилась при подобной же церемонии, происходившей в Петербурге, на пространстве между зданием орденского дворца - ныне Пажеский корпус - и железной оградой, отделяющей его от Большой Садовой улицы.

Реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира ЕгороваРеконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I в Гатчине в 2010 году. Фото Владимира Егорова

На другой день, 24 июня, в праздник рождества св. Иоанна Предтечи и, вместе, в праздник ордена св. Иоанна Иерусалимскоro, весь Кавалергардский корпус со штандартом был расставлен внутри Павловского дворца or кавалерской до картинной залы. В половине 12-го часа происходило торжественное шествие Императорской фамилии в дворцовую церковь со всеми лицами, принадлежащими к ордену. После литургии отправлено было молебствие, сопровождавшееся 101 пушечным выстрелом, а в 3 часа все участвовавшие в выходе имели во дворце обеденный стол, во время которого против Императорских особ стояло знамя ордена св. Иоанна Иерусалимского.

В следующем 1800 г. торжество сожжения происходило в Петербурге при многочисленном стечении зрителей во дворе дворца державного ордена св. Иоанна Иерусалимского, но без участия Императора.
М.И.Семевский
На фотографиях реконструкция праздника св. Иоанна Крестителя по сценарию императора Павла I, проведенная в Гатчине в 2010 году. Фотограф Владимир Егоров

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»