Дорога Гундиуса

Многие замечательных мест в Гатчинских парках, рощах и садах имеют свои неповторимые и оригинальные названия. Топонимика дворцово-паркового ансамбля хранит немало таинственных историй. В них часто реальные события уже давно тесно переплелись с народными преданиями и то этого они становятся ещё интереснее. Совершим же прогулки по самым любимым уголкам Гатчинского парка и попробуем приоткрыть некоторые тайны старинных названий.

План Гатчинского парка Зверинец
План Гатчинского парка «Зверинец»
Кушелевский альбом. Фрагмент Генерального плана Гатчинским садам
Кушелевский альбом. Фрагмент Генерального плана Гатчинским садам

Одна из самых живописных дорожек парка «Зверинец» носит довольно странное название и именуется дорогой Гундиуса. Она начинается от Больших железных ворот у бывшего Каскада и заканчивается у Вайяловских ворот, которые до наших дней не сохранились. Сейчас это территория, примыкающая к Рощинской улице и Орловой роще, граничащая в былые времена с земельными наделами крестьян деревни Вайялова. В прошлые века эта дорога служила въездом из дварцового парка на территорию царского зверинца с юго-восточной стороны обширного гатчинского поместья.

Лесному хозяйству император Павел I уделял очень большне внимание, еще в бытность наследником он учредил специальные должности форштеров - смотрителей за лесами. Посетивший Гатчинскую мызу великого князя Павла Петровича в 1793 году историк и путешественник Иоганн-Готлиб Георги сообщал в своих записках: «Зверинец, немалый выгон, есть красивое место для прогулок, ради дорог, с великим искусством и большими издержками сделанных, ради многочисленных и смелых красных зверей и ради рассеянных, отчасти романтических жилищ лесничих или форстмейстеров…»

В документах Павловского времени редко, но все же можно встретить фамилию немецкого уроженца с прибалтийскими корнями Антона Гундиуса - первого обер-форштера (главного лесничего), многие годы служившего в Гатчине. В 1797 году император Павел I своим указом создал специальное «Учреждение о сохранении лесов» и учредил его подробный устав. Тогда же форштер Гундиус был назначен обер-форштером или главным надзирателем за местными лесами. «Находя за нужное и полезное, - сообщается в документе, - учредить распоряжение лесов во владениях наших назначением для сего форштера Антона Гундиуса обер-форштером или главным надзирателем оных и подчинением ему столько форштеров сколько он за нужное найдет дабы воля наша могла быть приведена в совершенное исполнение…» Таким образом, ему было предоставлено исключительное право определять по рабочим местам, столько форшеров, сколько он найдет нужным для приведения в исполнение Высочайшей воли.

Вот, что сообщается в связи с этим в книге «Столетие города Гатчины» изданной в 1896 году:
«В силу этого акта вся местность Гатчинского имения должна была быть разделена просеками на квадраты размером каждый на одну версту; просеки должны быть взаимоперпендикулярны и шириною не более сажени ( 1 ). Для каждого получившегося таким образом квадрата должен был быть составлен подробный план с обозначением имеющегося на нем леса, поля, болота, сенокоса и проч., с определением качества и возраста леса, имеющегося на квадрате ( 2 ). Все квадраты должны быть занумерованы и номер квадрата должен быть помещен на столбе, поставленном на границе квадрата ( 3 ). Руководствуясь таким образом составленным планом всех лесонасаждений, должна производиться вырубка, рассчитанная на 80 лет, и при этих условиях определялось количество леса для ежегодной вырубки».

Хотя это «Учреждение» и называлось о «сохранении лесов», цель его деятельности была гораздо шире. Все отдельные распоряжения, касающиеся лесного хозяйства, официально издавались «по третям года и о каждом из них обер-форштер давал знать пасторам, которые прочитывали их в церкви». Должность обер-форштера была под непосредственным подчинением главноуправляющего города Гатчины. Под руководством Гундиуса трудилось несколько форштеров, множество караульщиков и егерей. Посты лесных караульщиков находились помимо самого имения при деревнях: Пурсково, Турдия и Гатчинская мельница. Он же наблюдал за состоянием лесов в окрестностях Гатчины, в так называемых лесных дачах: Тихковицкой, Черемыкинской, Волковицкой и Староскворицкой. Гундиус отвечал за правильность ведения охоты, которая разрешалась в Гатчинском имении с 1 апреля по 1 июля. Во время проведения Высочайших псовых охот все форштеры и егеря должны были находиться на службе «безотлучно и отправлять по очереди дежурство». Все форштеры и егеря еженедельно подавали ему рапорты о проделанной работе.

В «Учреждении» особенно подробно были закреплены обязанности каждого егеря. Вот выдержка о «наставлении» егерям обслуживающим царский зверинец:
«Один егерь при оленях коего должность требует староться о кормлении и сбережении оленей ежедневно осматривать забор или тын дабы никакой хищный зверь не мог в зверинец вкраться, а коль скоро найдется хищный зверь то о том дать знать в Конторе и главному надзирателю лесов. Корм же требовать у Гатчинской конторы.

Один фазан-егерь который старается о кормлении и о приведении в лучшее состояние фазанов, также смотрит он и за оградою осматривая оную как можно чаще дабы никакой хищный зверь в оную не вкрался. Если в фазанерии, что нибудь окажется то оных старается убить или поймать и остерегаться лисицы и волка и для сего даются ему капканы с сетями…»

«Учреждение» изобиловало всевозможными запрещениями и штрафами. Так, например, специальные параграфы предусматривали штрафы за недозволенную порубку леса. За тайную кражу и продажу леса на дрова крестьянам форштеры или их подчинённые наказывались 30 ударами плетьми, а за повторные поступки - штрафом до 100 рублей. Особо злостные преступления карались заключением в «арестный дом». Местные крестьяне уличенные в незаконной порубке леса наказывались штрафом от двух рублей или отправлялись на работу в имение «не в зачет». Вот когда был настоящий порядок в лесном хозяйстве гатчинских садов и парков.

В том же 1797 году по распоряжению главнокомандующего Гатчиной обер-форштер Гундиус и землемер Раков были «командированы для обозрения всех находящихся в окружении Гатчины лесных просек и для исправления мостов и дорожек».

Судя по воспоминаниям современников, Павел I состоял с Гундиусом в хороших, дружеских отношениях. Во время пребывания Высочайшего Двора в Гатчине, император с императрицей, члены царской семьи и приглашенные во дворец гости любили совершать развлекательные прогулки по ближайшим предместьям государева имения. С. Казнаков в статье «Павловская Гатчина» опубликованной в 1914 году в журнале «Старые годы», рассказывая о событиях 1797 года, писал: «Иногда катались по городу и окрестностям, ездили на пильную мельницу, к мельнику Штакеншнейдеру, на каменную ломку или к егерю Гундиусу, у которого пили кофе».

Сегодня уже трудно предположить, где располагался лесной дом императорского обер-форштера. Можно предположить, что он находился в конечной части дороги Гундиуса, рядом с Вайяловскими воротами, на месте которого позднее, примерно в 1880-х годах была построена каменная «караулка» - небольшой дом для паркового сторожа. Документально установлено, что в 1797 году Гундиус построил в Гатчине собственный дом, который находился на Большом проспекте. Не об этой ли городской усадьбе идет речь в одном из объявлений, опубликованном в 1805 году в газете «Санкт-Петербургские ведомости»:

«От С.-Петербургского Правления по представлению Софийского уездного Суда объявляется, дабы желающие купить состоящий в городе Гатчине Павловского гренадерского полку подпоручика Гундиуса деревянный дом явились бы к торгам в сроки: марта 23 и мая 11 чисел».

Скорее всего, что упомянутый в объявлении подпоручик Гундиус был сыном знаменитого обер-форштера, потому, что его потомки проживали в городе вплоть до начала ХХ столетия. Сын Антона Гундиуса - Виллим Антонович Гундиус (1777-1821 гг.) был участником Отечественной войны 1812 года, впоследствии он командовал Лейб-гвардии Уланским полком и дослужился до звания генерал-майора.

В гатчинской хронике позапрошлого века из семейства Гундиусов чаще всего фигурирует имя отставного штабс-капитана Лейб-гвардии Стрелкового батальона Михаила Герасимовича Гундиуса (1836-1881 гг.), который приходился правнуком павловского обер-фурштера. Вмести с супругой Марией Ивановной, он проживал в собственном доме на Бомбардирской улице (ныне улица Горького). Известно, что в 1877 год у них родился сын Владимир. М.Г. Гундиус и его вдова, скончавшаяся в 1905 году, были похоронены на Гатчинском городском кладбище. Их захоронения до наших дней не сохранились.

А. Бурлаков
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»