Гатчина 1920-х

С февраля 1917 до 3 ноября 1919 в Гатчине действовало много партий, власть неоднократно менялась, события происходили с такой быстротой, что разобраться во всём этом очень трудно.

В данной статье речь пойдёт о 1920-х годах. Материалы этого периода, накопившиеся за 40 лет краеведческой работы, дают мне возможность говорить о том, что происходило в Гатчине в то время, что изменилось в жизни гатчинцев с приходом советской власти.

С момента вступления в город частей Красной армии утром 3 ноября 1919 года, в Гатчине установилась советская власть, просуществовавшая до сентября 1941, когда власть в городе на несколько лет захватили фашистские оккупанты. Таким образом, время с ноября 1919 по сентябрь 1941 года можно назвать первым периодом истории Гатчины советской.
    Этот первый период надо, на мой взгляд, разделить на две части:
  • 1920-е годы, когда большинство населения Гатчины попросту старалось выжить;
  • и 1930-е годы, когда большинство населения уже приспособилось к жизни при новой власти.
Великая французская революция (образец для всех последующих революций) выдвинула три основных принципа: свобода, равенство, братство. Рассмотрим, как они были реализованы в советской Гатчине.

Свобода

Утром 3 ноября 1919 жители Гатчины проснулись (кому удалось уснуть в эту тревожную ночь) в так называемой свободной стране. И что? Каждый был волен делать, что хочет? Уехать, куда хочет? Нет! Любые отлучки с мест службы и любые выезды из города без разрешения властей были запрещены. Понятно, что ещё продолжалась Гражданская война, и время было лихое. Но даже в середине 1920-х, когда в стране уже был мир, выехать из Гатчины без разрешения не мог никто. Даже, если надо было ехать к больному родственнику, мужу, ребёнку и т. п. Отлучка на работе могла принести виновному в ней большие неприятности, вплоть до передачи дела в Комдезертир - Комитет по борьбе с дезертирами.

Сразу же началось составление списков жителей, с указанием: сотрудничал ли с Белой армией; не ушел ли с белыми кто-то из родных. Чуть позже начали составляться списки так называемых «лишенцев». Это были люди, лишенные избирательных прав и привилегий, к примеру, первоочередного устройства на работу. А неработающие жители не получали продовольственный паёк! Напомню, что в это время был страшный голод и в Петрограде, например, ежедневный паёк состоял из 120 - 150 граммов хлеба!

В категорию лишенцев мог попасть любой житель, если он: не служил на производстве или в государственных учреждениях; был бывшим служителем полиции или бывшим офицером Царской армии; частным торговцем или ремесленником; священнослужителем. Так, известный художник Щербов был отнесён к лишенцам на основании того, что якобы «жил на нетрудовые доходы», т.к. числился домовладельцем.

Формально объявленная свобода исповедовать любой религиозный культ, на деле не соблюдалась. Все, причастные к религии, объявлялись «лишенцами» и подвергались гонениям.

Равенство

Жителей Гатчины сразу же разделили на две группы:
  1. Привилегированные:
    Рабочие; служащие советских учреждений (управленцы); просто служащие разных учреждений; военнослужащие; члены семей военнослужащих; милиционеры и члены их семей; инвалиды. Люди этой группы получали продовольственные пайки (разные!).

  2. Ущемлённые в правах (люди второго сорта):
    Лица, живущие на нетрудовые доходы; торговцы и члены их семей; бывшие офицеры Царской армии и члены их семей; бывшие полицейские и члены их семей; лица, отбывшие тюрьму; священнослужители и другие лица религиозных учреждений; безработные. Люди из этой группы не получали продовольственные пайки, не пользовались льготами.
С ноября 1919 и до 1922 года, до претворения в жизнь Новой Экономической Политики и ликвидации голода, люди из второй группы, по существу, находились даже в более тяжелом положении, чем жители блокадного Ленинграда во время Великой отечественной войны. Во время Блокады все были равны: пайки получали все, независимо от происхождения и социального положения. В Гатчине начала 1920-х у лишенных пайков жителей была возможность выращивать в своих садах и палисадниках овощи. Вдобавок, у финского населения окрестных деревень можно было приобрести молоко и другие продукты. Как в это время выживали в Петрограде те жители, кто не имел пайка и не имел возможности добыть какое-то другое пропитание - трудно даже представить!

Братство

Гатчине повезло. За всю её дореволюционную историю в городе не было ни одного серьёзного происшествия на национальной почве. Все мирно уживались. Даже появление в Гатчине в годы Германской и Гражданской войн большого количества беженцев и пришлых людей, не изменило этого положения, по крайней мере, в 1920-е годы. А в нашем городе в это время проживали тысячи бывших беженцев, главным образом, поляков-железнодорожников, эстонцев и латышей. Прибавьте к этому несколько сотен местных финнов и эстонцев.

Новая власть не делала различий между людьми разных национальностей. На улице Урицкого (бывшей Николаевской) в 1920-е работали эстонская и польская школы 1-й ступени. Бывшая Учительская семинария стала Финским педагогическим техникумом, где готовили учителей для финских школ.

* * *

Итак, из трёх основных принципов - выполнялся лишь один и то по причине традиционно лояльного в Гатчине отношения к представителям разных наций. Так, может быть, советская власть принесла жителям города что-то другое - положительное? И да, и нет.

Пожалуй, самым главным отрицательным моментом было то, что существовавшая в старой России на протяжении многих веков стабильность социального устройства общества, с приходом советской власти рухнула. Устои общества - самодержавие, православие, народность - тоже рухнули.

С установлением в городе советской власти у большинства гатчинцев исчезла вера в благополучное будущее. В это верили, пожалуй, лишь пионеры, комсомольцы, да небольшая часть большевиков-идеалистов. В начале 1920-х у части населения ещё сохранялись иллюзии, что советская власть скоро рухнет и жизнь вернётся на круги своя. К концу 1920-х эти иллюзии окончательно исчезли. Мне довелось читать воспоминания жительницы Гатчины, баронессы, о том, как её отец ещё в 1920 году созвал семейный совет, на котором заявил, что большевики пришли к власти всерьёз и надолго, а поэтому надо быстрее уезжать из России. Разумеется, большинство домочадцев ему не поверили, но, привыкнув к уважению мнения старшего в семье, безропотно подчинились. Все они остались живы, хотя и очутились вне Родины.

В первые дни после прихода новой власти гатчинцы, наученные горьким опытом первого, краткого, существования советской власти в 1918-1919 годах, с большой опаской выходили на улицу. Но, оказалось, что положение изменилось. Хотя на улицах, как и тогда, ходили военные патрули, но уже не было таких бесчинств пьяных матросских патрулей, как в 1918 году, когда нескольких юношей, воспитанников Сиротского института, патрульные застрелили на месте за отказ снять погоны с Императорским вензелем. Стало меньше ночных арестов и обысков.

В 1918 - начале 1920-х гг. гатчинцы могли отпроситься в Петроград и попасть на приём к начальникам-большевикам и даже к самому председателю ЧК Урицкому, чтобы просить о смягчении участи арестованных родных или знакомых. Однако террор продолжался, хотя и в меньших размерах. НапримерБ сын доктора Белышева, учитель Александр Васильевич Белышев, был расстрелян в Гатчине в ночь с 5-го на 6-е июля 1920 года. Жене Александра, Анне Николаевне, в поисках путей спасения мужа, обвинённого в сочувствии к белогвардейцам, удалось заручиться поддержкой Луначарского и Крупской, но было поздно. Уже потом выяснилось, что Александр Белышев был невиновен. Позднее секретарь Дзержинского, ознакомившись с документами по делу Белышева, сказал бедной вдове: «Живи душа! Он не контрреволюционер, но большой фантазёр. Да, бывают ошибки… На ошибках учимся».

Однако во второй половине 1920-х репрессии в отношении жителей Гатчины усилились. Правда, выразилось это не в расстрелах или арестах, а в высылке из города лиц, по мнению властей, неблагонадёжных. Немало семей гатчинских старожилов тогда отправились в ссылку. Я уже писал об их нелёгкой судьбе, рассказывая, например, о семье бывшего старшего врача Кирасирского полка доктора А.А. Иванова и семье бывшего младшего врача того же полка В.Э. Пиккеля.

Социальные проблемы и быт

В материальном отношении гатчинцы многое потеряли. Если до 1917 года в Гатчине не более 10 % жителей находились «за чертой бедности», то к началу 1920-х их стало более 50%. Почитайте у Куприна в «Куполе святого Исаакия Далмацкого», как трудно стало жить гатчинцам в 1918 - 1919 годах. Показателем возросшей бедности может служить следующий факт. Если до 1917 года в Гатчине было всего одно общество, в названии которого присутствовало слово «бедный», да несколько приютов для бедных, то в 1920 году в городе были созданы комбеды - комитеты бедноты, надзирающий за жителями каждого (!) дома! Эти комитеты существовали до 1930-х, когда их название изменилось и стало более знакомым современным россиянам: домовый комитет (домком), управдом, управхоз и т.п.

Кроме голода, о котором было сказано выше, главными проблемами в начале 1920-х в городе были:
  • Топливный кризис.
  • Эпидемии.
  • Жилищный вопрос.
Наступила зима, а топлива в городе было мало. Дело дошло до того, что жители начали самовольно разбирать на дрова деревянные заборы на улицах, а затем и пилить деревья в парках. Надо было срочно принимать меры к обеспечению жителей и учреждений топливом. С этой целью власти за короткое время сумели организовать добычу и заготовку торфа в окрестностях города. В качестве рабочей силы на торфоразработках использовали жителей, мобилизованных по трудовой повинности. Бытовые условия на разработках оставляли желать лучшего, работа была каторжной, но зато работающим выдавали паёк. И многие безработные, в т.ч. из «бывших», предпочитали подневольную работу - голоду. Помимо заготовки торфа, проводились также рубки леса на дрова. В течение 1920 года власти города трижды мобилизовывали всё работоспособное население на заготовку топлива.

Самой неотложной проблемой была борьба с эпидемиями. Натуральная оспа, сыпной и возвратный тиф, сифилис, туберкулёз - эти болезни имели массовое распространение и уносили много жизней. К чести советского, и гатчинского, здравоохранения, болезни эти к концу 1920-х были сведены до безопасного уровня.

Мерой профилактики эпидемий стали субботники. Если в старой Гатчине чистоту на улицах и во дворах обязаны были поддерживать домовладельцы и хозяева магазинов, то теперь порядок стали наводить менее регулярно, но зато везде одновременно и с размахом.

Почитайте произведения Зощенко и Булгакова о 1920-х годах. Вы увидите, что жилищный вопрос имел тогда не меньшее значение, чем голод, холод и эпидемии. Войны, разруха и разорённая деревня выплеснули в города миллионные массы беженцев, переселенцев и крестьян. Не стала исключением и Гатчина. Новых жителей города надо было где-то расселить. Советская власть решала эту проблему просто - уплотнением. Слово, а, скорее понятие, «уплотнение» появилось в лексиконе российских граждан в 1920-е годы. «Уплотнение» означало, что прежних домовладельцев выселяли в одну или две комнаты принадлежащего им дома, а все остальные помещения заселяли новыми жильцами. Так было на первых порах. К концу 1920-х и в начале 1930-х годов начался процесс муниципализации, т.е. отъёма у прежних владельцев их домов и передача их во владение городской власти. При этом все жильцы дома оставались в нём по-прежнему, но никто из них уже не имел права собственности на это жильё. Так появилось коммунальное жильё. В своих книгах я не раз рассказывал о жизни гатчинцев тех лет на правах квартиросъёмщиков в принадлежащих им когда-то домах. Всеми делами дома управляли уже упоминавшиеся комитеты бедноты. Они предоставляли в вышестоящие организации сведения о жильцах, давали жильцам разрешение на выезд за пределы города и т.д.

С первых шагов своего существования советская власть повсеместно начала массовые переименования улиц и городов. Так происходило и в Гатчине. К декабрю 1919 года Николаевская улица Гатчины уже стала носить имя Володарского, комиссара по делам печати, пропаганды и агитации, убитого в Петрограде в 1918 году. А в 1922 году в одночасье были переименованы более десятка улиц города. Тогдашние городские власти отнюдь не смутили затраты на это. А ведь страна ещё не оправилась от Германской и Гражданской войн, голода, разрухи и эпидемий. Но большевики понимали, какое сильное влияние оказывает на людей, казалось бы, простая замена имён. Как бывший пропагандист, я считаю переименование улиц и городов одним из самых сильных пропагандистских ходов советской власти. В 1923 году Гатчина была переименована в Троцк и носила это имя вплоть до 1929 года. Затем стала Красногвардейском. Не Гатчиной!

Ныне, Россия, несмотря на все трудности, гораздо благополучнее и богаче Советской России начала 1920-х. Так что ссылки на дороговизну переименования всего лишь нескольких улиц (к примеру, Урицкого и Володарского) выглядят неубедительными. За два десятилетия существования новой России Гатчине возвращено всего одно прежнее имя улицы - Соборная.

Здравоохранение

Организация охраны здоровья населения, создание самой передовой в мире (с 1930-х) системы здравоохранения - это то, чем советская власть может гордиться. Сбылась мечта земских врачей! Но в 1920-х советское здравоохранение делало лишь первые, правда, очень важные шаги. Основные принципы советского здравоохранения были провозглашены ещё в 1918 году:
  1. бесплатная, общедоступная, квалифицированная медицинская помощь,
  2. государственный характер,
  3. профилактическое направление,
  4. участие населения в здравоохранении,
  5. единство медицинской науки и практики.
Вопреки сложившемуся у большинства бывших советских людей стойкому убеждению, что медицинская помощь с приходом советской власти сразу же стала бесплатной, документы 1920-х годов свидетельствуют о платности медицинских услуг для значительной доли населения страны (и Гатчины). Лишь для некоторых категорий граждан была сразу же введена бесплатная медицинская помощь, но только стационарная (лечение в больницах). Её получали:
  • Застрахованные (большинство рабочих госпредприятий).
  • Учащиеся ВУЗов (на государственной стипендии).
  • Красноармейцы и их семьи.
  • Инвалиды.
  • Безработные (с билетом Биржи труда).
  • Дети в детских домах.
  • Милиционеры и их семьи.
  • Больные заразными заболеваниями.
Все остальные жители города получали медицинскую помощь за плату. В 1924 году это стоило:
  • за амбулаторный совет с выпиской необходимых лекарств - 25 копеек.
  • Перевязки - 15 копеек за одну перевязку.
  • Лечебная помощь на дому - 1 рубль за одно посещение.
  • Посещение больницы для первичного осмотра - 2 рубля.
  • Один койко-день в больнице (кроме заразных больных) - 50 копеек.
  • Роженицы первые 3-е суток по 50 копеек, от 4 до 7 суток - по 30 копеек, свыше 7 суток - по 20 копеек.
Соотнесём эти расценки со средней заработной платой в это время. Зарплата в учреждениях здравоохранения составляла: санитарки - менее 30 рублей в месяц; медсёстры - до 35 рублей; врачи - до 85 рублей.

С установлением советской власти самые значительные изменения к лучшему произошли:
  • В оказании медицинской помощи женщинам и детям.
  • В медицинском наблюдении за детьми и подростками.
  • В зуболечении.
Все дореволюционные лечебные учреждения города продолжили своё существование и при новой власти. Некоторые из них лишь сменили название.

Сотрудники  Городской больницы Гатчины
Сотрудники Городской больницы Гатчины, именуемой тогда Троцком
Во втором ряду снизу, слева направо: 2-я - врач С.И. Цетлин; далее - врач Д.А. Докукин; врач Г.И. Гиттельсон; председатель «Медсантруда» (профсоюза) А.И. Шалиско; заведующий Уездным отделом здравоохранения М.П. Скорсюк; сан. врач А.Я. Вишневецкий; врач С.Е. Вишневецкая.
На снимке - сотрудники Городской больницы Гатчины, именуемой тогда Троцком. Троцкого, как мы знаем, из СССР изгнали. И город Троцк пришлось спешно переименовать в Красногвардейск. На снимке видно, что часть вывески зачёркнута чернилами и даже подтёрта. В чём дело? Оказывается, Городская больница города Троцка носила имя партийного и советского деятеля Г.Е. Зиновьева, в 1936 году осуждённого и расстрелянного. Надпись на вывеске больницы гласила:

Городская больница
им. тов. Зиновьева
отделения здравоохранения Троцкого уисполкома


Сочетание имён Троцкого и Зиновьева в наименовании больницы - впечатляет. Прежний хозяин фотографии постарался вымарать крамольные имена. Но, к счастью, осмелился сохранить фотографию.
* * *

Надо сказать и о благотворительности. Старая Гатчина, без преувеличения, была столицей российской благотворительности. В начале ХХ века из 15 - 17 тысяч человек населения города - почти 1,5 тысячи составляли учащиеся, преподаватели, воспитатели и обслуживающий персонал Николаевского Сиротского института, а ещё не менее 500 - призреваемые и персонал других благотворительных учреждений. Так что каждый десятый житель нашего города, независимо от возраста, имел самое прямое отношение к благотворительности!

Что изменилось с приходом советской власти? В 1920-е годы в городе действовали все прежние такие заведения, за исключением Сиротского института. Чем была вызвана ликвидация этого мощного благотворительного и учебного учреждения, со сложившейся системой воспитания и обучения, мне не известно.

Поскольку в стране в это время были миллионы беспризорных, в Гатчине в 1920-х было открыто для них 8 детских домов, приёмник для несовершеннолетних обвиняемых и детский коллектор-распределитель.

* * *

Как уже было сказано, одним из пяти главных принципов советского здравоохранения было участие самого населения в охране здоровья. С этой целью в новой России формировалась система санитарного просвещения. Гатчина отличилась и здесь. Именно в нашем городе 15 марта 1925 года был открыт уездный Дом санитарного просвещения (ДСП), один из первых в небольших городах России. Одновременно в нашем регионе были организованы ДСП в Пскове и Новгороде. А почему не были организованы ДСП в других, более крупных, чем Гатчина, городах региона - Петергофе или Царском Селе, Нарве или Кронштадте? Загадка. Очередная тайна Гатчины.

Образование

Преобразования в этой сфере - тоже гордость советской власти. С первых дней своего существования она провозгласила принцип всеобщего бесплатного образования. Такого не было тогда нигде в мире! В нашем городе все дети и подростки в 1920 году начали обучение в школах, которые действовали либо на базе прежних образовательных учреждений, либо во вновь открытых учебных заведениях. Причём обучались все дети, независимо от происхождения и социального положения их родителей. В городе было открыто несколько курсов по ликвидации безграмотности среди взрослых. К концу 1920-х в Гатчине почти всё взрослое население стало грамотным.

Гатчина. Колонна пионеров на фоне здания бывшего Сиротского института. 1923
Колонна пионеров на фоне здания бывшего Сиротского института. 1923
Открылось несколько детских яслей и Дом малютки. Подобного рода учреждений в старой Гатчине не было.

Был закрыт Сиротский институт; в его зданиях разместились советские учреждения. В зданиях бывшего Реального училища начала действовать Советская трудовая школа 2-й ступени имени Ленина и Школа фабрично-заводского обучения.

Разместившаяся ещё в 1918 году в зданиях бывшей Гатчинской Учительской семинарии, бывшая Колпанская учительская семинария, когда-то готовящая учителей для финских школ и кистеров (пономарей) для лютеранских церквей, была в 1920 году переименована в Финский педагогический техникум. В начале 1920-х годов в зданиях Техникума на пр. 25 Октября были прописаны почти исключительно финны.

В Гатчине появились пионеры и комсомольцы. На фотографии из собрания гатчинского краеведа А.В. Бурлакова мы видим колонну пионеров на фоне здания бывшего Сиротского института. Это - 1923 год. Скромно одеты пионеры, большинство из них босы. Но эти дети верили тогда в светлое будущее! Именно из их среды вышли те, кто позднее стал основой формирования первого советского поколения жителей Гатчины.

Культура

Новая власть провозгласила, что все достижения культуры и искусства принадлежат народу. Поэтому в Гатчине Дворец и Дворцовый парк стали доступны всем жителям и гостям города. Это хорошо. Но сразу же начались никогда ранее не наблюдавшиеся акты вандализма по отношению к Дворцу, парку и его убранству. Это плохо. Немало парковой скульптуры было обезображено или уничтожено в довоенные годы. Потом почти всё это было отнесено к потерям во время Великой отечественной войны.

Новая власть открыла в городе несколько клубов и Дом культуры железнодорожников. Большой вклад в культурную жизнь города внесли клубы, кружки и спортивные секции при воинских частях (об этом - ниже). Начал было действовать Народный университет, но вскоре прекратил свою деятельность.

Газеты, выходившие в Гатчине с 1906 года, в 1917 году прекратили своё существование. Новая городская газета начала издаваться лишь в 1931 году.

Религия

Отношение советской власти к религии всегда было враждебным. В 1918 году Церковь отделили от государства; преподавание Закона Божия в школах было запрещено. Тот, кто это нарушал, подвергался наказанию. В июне 1918 за это был арестован и выслан в Ярославскую губернию священник церкви Реального училища А.А. Калачёв. 22 мая 1920 года его освободили и батюшка вернулся в Гатчину.

В 1920-е годы домовые церкви - при Городовом госпитале, Сиротском институте и Реальном училище - были закрыты. В городе продолжали действовать: Павловский собор; Покровский собор; церковь Всех Святых на городском кладбище; Русско-эстонская православная церковь вблизи Балтийского вокзала; церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Мариенбурге, ставшем посёлком имени Рошаля. Продолжали действовать лютеранская кирха и католический костел. В доме № 4 на проспекте 25 Октября действовал еврейский молельный дом.

Напомню, что священнослужители и другие служащие этих религиозных учреждений, а также наиболее активные прихожане, были причислены новой властью к разряду «лишенцев».

Армия

В ноябре 1919 года в Гатчину вошло много воинских частей. Вскоре большинство из них проследовало дальше. А в городе, становящемся тыловым, осталось несколько крупных военных госпиталей, входящих в состав санитарной части 7-ой Армии:
  • В зданиях Городской больницы (бывший Городовой госпиталь) работал 1087-й полевой подвижной красноармейский госпиталь на 500 коек.
  • В зданиях бывших заразных бараков разместился военный госпиталь № 946 на 200 коек.
  • В зданиях бывшего Конюшенного ведомства у Балтийского вокзала развернулся военный госпиталь № 585 на 200 коек.
Эти госпитали находились в городе вплоть до 1921 года, а затем были расформированы. Но часть их медицинского персонала осталась в Гатчине и стала работать в лечебных учреждениях: врач Д.А. Докукин, врач Г.И. Гиттельсон, врач Б.И. Беневич и др.

Гатчина и при советской власти осталась местом дислокации крупных воинских частей. В бывших казармах Кирасирского полка, вскоре переименованных в Казарму им. товарища Ленина, разместился 21-й кавалерийский полк. В здании бывшего Конюшенного ведомства у Балтийского вокзала - артиллерия 16-й Ульяновской им. Киквидзе дивизии. Красные казармы, где ранее стояла 23 артиллерийская бригада, заняли подразделения 11-й артиллерийской дивизии Красной армии. На Лётном поле у Балтийского вокзала базировались подразделения Красного военно-воздушного флота.

Эти и другие воинские части сразу же стали играть в жизни города одну из ведущих ролей. Военнослужащие, вместе с членами семей офицеров и обслуживающим персоналом, составляли значительную часть населения. При воинских частях действовали клубы, кружки, спортивные секции, в которых вскоре начали заниматься многие молодые гатчинцы. В бывшем Общественном собрании, на углу Багговутовской (К. Маркса) и Ксениинской (позднее Театральной и Леонова), где с 1920 года работал Центральный дом просвещения, с библиотекой при нём, и Коммунальным театром Гатчинского отделения Народного образования, в 1930-х открылся Дом Красной армии с театром при нём. Театр Красной армии стал одним из культурных центров города. Здесь нередко выступали известные театральные и концертные коллективы Ленинграда. Здесь пела Клавдия Шульженко; выступала жена военного лётчика Анатолия Серова, киноартистка Валентина Серова.

Промышленность

В 1920-х был сделан первый шаг к восстановлению промышленности. Это выразилось во взятии на учёт предприятий и мастерских, в определении средств и времени, необходимых для их восстановления. Лишь к концу 1920-х начали вступать в строй восстановленные предприятия, в частности, бывший завод Лаврова в Мариенбурге.

Торговля

В 1920-х торговля в Гатчине представляла собой мешанину советских, частных, военных и кооперативных торговых предприятий. Новая власть открыла свои торговые точки. Возобновили торговлю некоторые из прежних небольших магазинов. Появилось немало магазинов, лавок и столовых, принадлежащих отделам снабжения воинских частей гарнизона города. В 1922 - 1923 годах, с введением НЭПа, открылось несколько новых частных магазинов, чайных, кондитерских. В конце 1920-х начался процесс ликвидации частных торговых предприятий.

Мораль и нравственность

Более всего в годы Революции и Гражданской войны пострадала нравственность. К 1920 году даже многие взрослые люди стали совсем другими, не такими, как раньше. Обычными стали жестокость, бессердечие, равнодушие к чужим бедам. Прочитайте у Куприна «Купол святого Исаакия Далмацкого» и вам станет ясно, как изменилось поведение некоторых гатчинцев, как они стали способны на обман и предательство, на издевательство над своими согражданами. В 1920-х зародилось и такое страшное в нашей истории явление, как доносительство. Доносы существовали всегда, но никогда они не носили столь массового характера и столь явного намерения воспользоваться плодами доноса в своих корыстных целях. Доносы с целью опорочить своего начальника и занять его место; с целью добиться осуждения соседей по дому и занять их жилую площадь; доносы с целью просто опорочить неугодного человека - это стало обычным явлением. Причём, доносительство поощрялось советской властью. Особого расцвета доносы достигли в 1930-х годах.

Воровство тоже достигло больших размеров. Правда, с воровством новая власть боролась всеми доступными ей, в т. ч. и жестокими, методами.

Справедливости ради, надо сказать, что в Гатчине 1920-х почти не наблюдалось такого распространённого во многих городах России явления, как загулы местной партийной и советской элиты. Отношения между городским начальством и жителями оставались спокойными.

* * *

Такими были 1920-е годы в Гатчине - Троцке.

В.А.Кислов

Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»