«Доприоратская» история Приоратского парка


История Приоратского парка, в отличие от истории Приоратского дворца, давшего ему свое название, не так хорошо изучена. Одно из наиболее авторитетных изданий, посвященных Гатчинскому дворцово-парковому комплексу, книга В. Макарова и А. Петрова вскользь сообщает, что создание в конце XVIII века «нового обширного парка было облегчено возможностью использования уже существовавших массивов» Малого Зверинца Григория Орлова. Но что представляли собой эти массивы, не сообщается. Никак не освещена в доступной литературе проблема формирования водной системы Приоратского парка в XVIII веке. Особенно это касается второго крупного водоема, Глухого озера, которое появляется в конце XVIII века. Совсем обойден вниманием исследователей проект устройства каскада на Черном озере и строительства над каскадом павильона-бельведера.

Проект павильона над каскадом. 1790-е годы
Проект павильона над каскадом. 1790-е годы
Проект-предшественник Приоратского дворца свидетельствует о том, что идея обустройства отдаленного, но очень важного панорамного уголка гатчинской усадьбы появилась у августейшего владельца Гатчины до появления мысли о строительстве земляного игуменства. Незнание всех этих деталей не позволяет в должной степени оценить значение Приоратского дворца, совместного детища императора Павла I и архитектора Николая Львова, в формировании композиции парка.

Основу рельефа ныне существующего парка составляют два больших оврага, которые в наше время начинаются недалеко от Варшавского вокзала и тянутся в сторону проспекта 25-го Октября. На территории Приоратского парка они обводнены частично. Часть одного из них занимает Черное озеро, часть другого – Глухое (Филькино) озеро и канал, впадающий в Карпин пруд. На территории дворцового парка эти овраги продолжаются в виде парковых водоемов - Белого и Серебряного озер.

Самый старый водоем на территории Приоратского парка – это Черное озеро. Он уже присутствует на двух планах 1746 года и, очевидно, является естественным образованием. Древнее наименование его неизвестно. Ни на одном из указанных планов названия гатчинских водоемов не приводятся, за исключением названия реки Ижоры. Впервые в «Юрнале Береговой описи» 1783 года озеро названо Черным: «Начальной пункт описи взят от Z-ой части высоты озера черного…». Происхождение этого названия исследователь Якимова связывает с включением озера в хозяйственную зону Гатчинского имения XVIII века, в то время как на берегу Белого озера находился усадебный комплекс. С этим можно согласиться, так как действительно, течение водоема уже к середине XVIII века было перекрыто плотиной, а рядом с ней построен винокуренный завод.

Появление винокурни и «гатчинской плотины» можно отнести к первому этапу освоения местности. Он начался в 1720-х годах, когда Гатчина находилась во владении лейб-медика Лаврентия Блюментроста. В «челобитной», поданной на имя императрицы Анны Иоанновны в 1739 году, он, к тому времени уже бывший владелец Гатчины, сообщал, что мыза была пожалована ему в 1719 году разоренной в период шведской войны «всевозможными образы». Он сам свою мызу «не жалея никакого иждивения в состояние приводил»: «заводи и пашни и сенные покосы расчищал и размножал и всякое строение наемными работниками строил». Далее он жалуется, что отобрана от него мыза была «со всем его довольным награждением и строением, и с винокуренными котлами».

Винокуренный завод находился у истока Черного озера, т.е. у плотины на левом берегу. Можно даже предположить, что плотина появилась именно в связи с устройством этой винокурни. Над шлюзом находился мост, так как через перешеек между Черным и Белым озерами прошла магистраль из Петербурга в южные губернии России. «Юрнал» приводит краткое описание плотины: «Переменили магистраль поперечь озера подле плотины… Плотинной шлюз… ручеек которой течет… в белое озеро и по всей оной магистрале в сажене над плотиною мост». И винокурня, и плотина просуществуют до 1792 года, когда занимаемая ими территория будет подвергнута реконструкции.

Фрагмент плана Гатчины старого местоположения
Фрагмент плана Гатчины старого местоположения
Интерес вызывает так называемый «овраг Черного озера» . Это вытянутая низина слева от водоема, в павловское время послужившая основой для создания Карпина пруда и двух каналов. Овраг не привлекал внимания исследователей. К тому же на планах павловского времени он отсутствует, хотя в том, что это естественное образование, существовавшее с древности, сомневаться не приходится. Как уже сказано выше, он является частью большого оврага, тянущегося со стороны Варшавского вокзала в сторону Серебряного озера. По его дну некогда протекал крохотный ручеек, впадавший в Белое озеро.

Впервые эта низина фиксируется на планах орловского времени в виде естественных очертаний пруда, соединенного узким проливом с Черным озером. Неизвестно, существовал ли этот водоем в таком виде, или это только проект, представленный как существующая данность. Если этот водоем существовал, то к началу 1790-х годов его уничтожили, а пролив в Черное озеро засыпали. Отметим только, что он присутствует на трех чертежах орловского времени (см. выше).

В «Юрнале» 1783 года это место описано так: «перешли через малинкой заливец, которой оставался в вправе около 3-х сажен, при котором есть водяной ключ…». Вода поступала в овраг не только от ключа, но и из уже упоминавшегося ручья, начинавшегося на периферии лесного массива (этот ручей сохранился до сих пор). Странным образом овраг пропадает на планах начала 1790-х и появляется уже в виде канала на проектных чертежах павловского времени.

В низине, где в конце XVIII века построят Приоратский дворец, планы орловского времени отмечают длинный ручей. Круговая дорога, шедшая вокруг Черного озера и его оврага, через этот ручей проходила по дамбе, обсаженной зеленью. На планах в истоке ручья в рощице хорошо видно некое архитектурное сооружение, прямоугольное в плане, в три оси по главному фасаду и в одну ось по боковому. Судя по прорисовке, это была руина или какой-то заброшенный павильон. Никаких других известий о нем, кроме плана, мы не имеем. «Юрнал» о ручье, как и о руине, ничего не говорит: «взяли магистраль подле берега около воды… Кончился низменный берег и подняли на высоту…».

Проект каскада на Черном озере. 1790-е годы
Проект каскада на Черном озере. 1790-е годы
Позднее именно на этом низком малопригодном для строительства, но очень важном с точки зрения ландшафтной композиции месте, замыкающем перспективу Черного озера, создадут Приоратский дворец.

Пределами Черного озера лесной массив, входивший в границы непосредственно мызы, в XVIII веке, вероятно, и заканчивался. На это косвенно указывает ряд планов мызы, обрывающихся сразу за Черным озером . Далее тянулись заболоченные места, поросшие редкой растительностью, без каких-либо сооружений и построек. Многочисленные кормушки орловских охотничьих угодий находились уже за пределами нынешних границ Приоратского парка.

На девяностые годы восемнадцатого века, когда начались большие паркостроительные работы, приходится большой объем проектно-фиксационных планов, сохранившихся в фондах ГМЗ «Гатчина» как на отдельных листах, так и вшитыми в альбомы архитектурной графики (т.н. «Кушелевские альбомы»). Но надо помнить, что это проектно-фиксационные планы, на которых отмечено не только все то, что имелось к тому времени, но так же и то, что тогда было только задумано, а осуществлено значительно позднее или вообще оставлено на уровне замысла. По этой же причине многое из того, что существовало к 1790-м годам, на данных планах уже отсутствует. И реальную картину местности на момент составления этих планов можно определить только сопоставив все эти листы.

К началу 1790-х годов относится «План Большого Зверинца», а вслед за ним выполнен «План Гатчинской мызы с показанием Большого и Малого зверинцов и в оных находящимся деревням мая дня 1792 года». На обоих массив Приоратского парка представлен без существенных различий. Сразу бросается в глаза отсутствие «оврага Черного озера» (с питающим его ручьем) и Глухого (Филькина) озера. Очень хорошо виден длинный канал, начинающийся от речки Колпинки у деревни Колпино (ныне Малые Колпаны) и тянущийся в сторону Черного озера. Обрывается он, не дойдя до озера. На проектном плане 1794 года из собрания ГМЗ «Гатчина» этот канал подходит к запроектированному на берегу озера грандиозному каскаду. Каскад планировался многоступенчатым, с одноэтажным павильоном-бельведером над ним.

Почти одновременно с каскадом появился проект создания системы искусственных водоемов, ныне известных как Карпин пруд. Основой для них послужил «овраг Черного озера», продолжавшийся далее, в сторону Большого дворца. Один из каналов планировалось устроить в нынешнем Приоратском парке «меж бугров», т.е. в низине. 29 ноября 1792 года был заключен договор на создание пруда, а «из оного пруда вырыть же два канала. Первой до конца Черного озера… второй промеж бугров… так же сделать по берегам у каналов и у пруда по три откоса со шпалировкой под ватерпас». Этот проект хорошо отражен в сохранившихся проектных чертежах. На планах Гатчины пруд и оба канала встречаются вплоть до 1798 года. В фондах ГМЗ «Гатчина» хранится рабочий чертеж пруда и каналов, подписанный инженером Герардом.

Работа продвигалась быстро, и в марте 1793 года подрядчик сообщил, что «место около пруда, где ковш назначен, часть выкопана ковша и канала». В последующие несколько лет работы по первому каналу и пруду, который вначале именовался «ковшом», а с 1795 года «прудом, где карпы» или просто «карпиным», завершились. Одновременно с этим на стыке между первым и вторым каналами началось строительство одноарочного моста из черницкой плиты (ныне существующий трехарочный «Львиный мост» - второй по счету). Договор заключили 29 ноября 1792 года, а «по большой дороге дать проезд» требовалось уже к 15 июня следующего года.

Распространено мнение о том, что второй канал, на территории Приоратского парка «меж бугров», не был выкопан. Главным аргументом здесь, вероятно, является его отсутствие на плане самого конца 1790-х годов, а планы XIX века выделяют его достаточно слабо. Учитывая реконструкцию оврага, проводившуюся в XIX веке в связи с отводом в него воды из Филькина озера, трудно сказать, в какой степени работы были проведены в 1790-х годах. В любом случае, работы могли остаться не доведенными до конца из-за естественного препятствия: воды дворцового и Приоратского парков лежат на разных уровнях, по причине чего было невозможно создать единый Большой канал, как планировалось изначально.

Гатчина. Мост с кордегардиями
Мост с кордегардиями
Одновременно с каналами началось строительство моста на месте «Гатчинской плотины» на Черном озере (ныне известен как Мост с Кордегардиями), повлекшее за собой благоустройство всей прилегающей местности. Строительство моста началось, может быть, уже в 1791 году. В августе 1792 года «к вновь строящемуся на озере Черном каменному мосту» уже требовалось изготовить четыре столба под фонари. Тогда же обрыв Длинного острова со стороны Большой дороги задумали оформить террасой (нынешний Балкон на проспекте 25-го Октября). Договор на его сооружение заключили 1 июля 1792 года. Чуть позднее, 23 июля, с подрядчиком был заключен и договор об обработке и выравнивании «бугра» напротив террасы и о вычистке «леса» у этого «бугра». Вероятно тогда же сносится винокурный завод, ибо к октябрю 1792 года он уже не существует.

К середине 1790-х годов на Черном озере, в его узкой части, появляется второй остров. Он пририсован чьей-то рукой на одном из планов «Кушелевского альбома». Этой же рукой был «выровнен» южный (высокий) берег водоема. Землю для этих работ могли использовать оставшуюся от расширения протоки между Черным и Белым озером на территории Дворцового парка.

В ходе этих грандиозных для великокняжеской Гатчины работ владелец мызы отказался от создания на Черном озере каскада и, соответственно, строительства над ним павильона. Напомним, что единственный датированный план Гатчины с каскадом на Черном озере выполнен в 1794 году (см. выше). Но интересен он еще и тем, что на нем впервые указано Глухое озеро и именно под этим именем, правда, значительно меньше нынешних своих границ. Учитывая, что рассматриваемый план проектный, можно предположить, что этот водоем, наравне с каскадом, представлен в своем будущем, «предположенном» виде. Основой же для него, очевидно, послужил глубокий овраг, начальный участок которого в своем естественном состоянии сохранился на восточной периферии парка, у дальней караулки. Для обводнения нового озера использовали Колпинский канал. К концу 1790-х годов водоем уже будет существовать в границах, близких современным.

Гатчина. Приоратский дворец
Приоратский дворец
В 1797-99 годах на восточном, так и не освоенном в предшествующие годы берегу Черного озера, возвели Приоратский дворец, ставший главным и единственным архитектурным элементом массива. В связи с его строительством в 1798 году при участии садового мастера Джеймса Гекета провели работы по очистке Черного озера. Тогда же обработали береговые откосы, провели планировку островов, улучшили дорогу вокруг водоема. В 1800 году при въезде на эту дорогу со стороны Большого проспекта, напротив Балкона, устроили лестницу, существующую и в наше время. На этом все работы XVIII века по созданию нового гатчинского парка были завершены.

Как видим, к концу XVIII века, к моменту строительства земляного Игуменства, массив будущего Приоратского парка практически сложился. Работы по преобразованию неосвоенного прежде ландшафта и превращению его в облагороженное искусством место были проведены в предшествующие годы. Соответственно, закономерным стало и появление Приоратского дворца на очень важном участке, замыкавшем перспективу Черного озера, где уже до этого планировалось создание архитектурно-ландшафтного комплекса.

А. Спащанский,
научный сотрудник ГМЗ «Гатчина»



Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»