Придворное торжество 1796 года

Портрет великого князя Константина Павловича 1819
Портрет вел.кн. Константина Павловича. 1819
Среди праздников императорских, семейных и городских XVIII в., не освещенных исторической литературой, является событие, связанное с первым браком Великого князя Константина Павловича. Благодаря документам, находящимся в РГИА, Церемониальному и Камер-фурьерскому журналам, а также воспоминаниям современников мы можем полнее представить культуру и эмоциональный мир конца века Екатерины II. Эти материалы непосредственно относятся к мемориальной истории Мраморного дворца.

Шел 1796 год... Желая упрочить наследование русского императорского престола в нисходящих поколениях, Екатерина II весьма рано озаботилась отысканием невесты для царевича Павла Петровича, женив его на 19-м году от рождения. В тех же самых видах императрица пожелала обвенчать и своих внуков в раннем возрасте. Великий князь Александр Павлович вступил в брак в 1793 г., не достигнув еще полных 16 лет. После его брака очередь была за Константином.

Выбор невесты для великого князя пал на дочерей наследного принца, а впоследствии владетельного герцога Саксен-Заальфельд-Кобургского Франца Фридриха-Антона. Династическая линия Саксен-Заальфельд-Кобургов составляла младшую ветвь Саксонского дома. Владения ее были незначительны, но именно ей суждено было впоследствии встать на одно из видных мест среди европейских династий.

В октябре 1795 г. герцогиня Кобургская с принцессами Софией, Антуанеттой и Юлией прибыли в Санкт-Петербург. Екатерина приняла их хорошо и беспрестанно занималась гостьями. Во время бесед императрицы с герцогиней ее внуки имели достаточно времени, чтобы вступить в разговор с дочерьми. Девушек представили ко двору только после того, как обновили им гардероб, поскольку русские позволяли себе отпускать колкие замечания, смеясь над старомодностью и дурным вкусом их одежд.

Анна Федоровна, Юлиана-Гентриетта-Ульрика, принцесса Саксен-Заальфельд-Кобургская
Анна Федоровна, Юлиана-Гентриетта-Ульрика,
принцесса Саксен-Заальфельд-Кобургская
По воспоминаниям современников Константину не понравилась ни одна из девушек, он предпочитал уклониться от выбора, ибо совершенно не желал жениться, но под давлением бабушки, пообещавшей подарить ему Мраморный дворец, остановился на 14-летней принцессе Юлии, романтичной брюнетке, небольшого роста, довольно красивой, но неграциозной. Вопрос об их браке был улажен очень скоро.

По словам Е.Н. Головиной, «она не казалась очень польщенной предстоящей участью, так как едва сделавшись невестой великого князя Константина, подвергалась его грубостям и в то же время нежностям, которые одинаково были оскорбительны». Несколько дней спустя после помолвки великого князя Константина, состоявшейся 25 октября 1795 г., герцогиня Кобургская уехала, надеясь, что Юлия будет вполне счастлива в семействе Екатерины. За две недели до бракосочетания Юлиана-Гентриетта-Ульрика, принцесса Саксен-Заальфельд-Кобургская приняла православие, получив при крещении имя Анны Федоровны.

В связи с предстоящим переездом великого князя Константина в Мраморный дворец архитектор И.Е. Старов произвел в здании небольшой ремонт, коснувшийся только отделки интерьеров. В среднем этаже были заменены и почищены хрустальные и столовые фонари, убраны к бракосочетанию мебелью, материей и «прочими вещами» трое покоев - спальня, уборная, диванная и мыльня, и в верхнем этаже комнаты для свиты Его Императорского высочества. Особое внимание уделялось интерьеру парадной спальни новобрачных прибранной: «мебелью березового дерева... кроватью с богатою резьбою и наверху с рамою, на которой находились четыре шлема с плюмажными розовыми и белыми перьями. Мебель была вызолочена лучшим двойным золотом мастером Иоганом Эншем. Английский ковер и желтые шторы, вышитые золотым шитьем золотошвеем Форшем, а так же два золоченых ящичка для бриллиантовых вещей на ножках с богатою резьбою и с полированными стеклами, обиты внутри белою тафтою и черным бархатом» украшали комнату. Сервизные кладовые дворца пополнили серебряные сервизы, золотые и серебряные сосуды.

Мраморный дворец
Мраморный дворец
К свадьбе были заказаны: у ювелира Догваля убор из красных яхонтов с бриллиантами, у фабриканта Буга серебряный вызолоченный туалет с кофейным прибором для в. к. Анны Федоровны, и у дьякона Уткина два образа. Всего разным купцам и мастерам за товары, мебель и работы в Мраморном доме заплачено 18 тыс. 652 руб. 19 коп. Также из кабинета было выдано 875 руб. на новое обмундирование инвалидной команде истопников (31 человек) находящейся во дворце с 1785 г.

Церемониальный журнал обручения и бракосочетания Его Императорского Высочества Великого князя Константина Павловича ярко описывает свадебное торжество. 15 февраля 1796 г. во дворец съехались приглашенные. Торжественное бракосочетание произошло в Большой церкви Зимнего дворца, обряд зенчания совершал духовник Императрицы, венцы держали над великим князем - обер-камергер граф Шувалов и над великой княгиней - генерал-{юльдцехмейстер граф Зубов. Находящиеся в Петербурге войска в количестве юсьми тысяч человек стояли в строевом порядке на Дворцовой площади и на 1рилегающих к ней улицах. После окончании парадного обеда, данного в Мраморном (Георгиевском) зале, в шесть вечера начался бал, перед завершением юторого великий князь Александр Павлович с великой княжной Елисаветою Алексеевной уехали в Мраморный дворец для встречи молодых, которые юлжны были отправиться туда торжественным поездом.

В начале 8-го часа обер-церемониймейстер доложил Ее Императорскому величеству о готовности экипажей отбыть с их Высочествами Новобрачными в назначенный для их пребывания Мраморный дворец. Шествие началось на подъезде с Невы. Шесть гусар ехали с зажженными факелами около поезда. Молодые вместе с великим князем Павлом Петровичем и великой княгинею Мариею Федоровной отбыли из Зимнего в Мраморный дворец в парадной карете, заложенной восемью лошадьми. Кортеж продолжался по набережной к Мраморному дворцу и, проезжая сквозь переулок в задний двор, тем же порядком объезжали мимо Мраморного дворца до дому Рибаса. Конная Гвардия и Команда лейб-гусар въезжала лишь на передний двор Мраморного дворца, отдав честь Их Императорским высочествам, возвращалась в Зимний дворец.

«В покоях Мраморного дворца Высоконовобрачных принимали и провожали во внутренние покои Их высочества великий князь Александр Павлович и великая княгиня Елизавета. Государь Цесаревич, Государыня Великая княгиня Великий князь Александр Павлович с великой княгиней присутствовали во дворце недолгое время».

Петропавловская и Адмиралтейские крепости, и весь город были освещены, а напротив Зимнего дворца и Мраморного, на реке Неве были поставлены иллюминированные с картинами щиты. На следующий день, в 10 утра, в Мраморный дворец съехались члены Синода, знатное духовенство. Архиепископ Казанский Амвросий сказал краткую речь и благословил от Синода Великого князя Константина Павловича образом Пресвятой Троицы и Великую княгиню Анну Федоровну образом Св. Благоверного князя Владимира.

18 февраля в полдень сигналом из 5 пушек оповестили население города о начале народного праздника перед Зимним дворцом. Участников ожидало угощение. Оно состояло в том, что жареные быки были положены на двух возвышенных пирамидах, украшенных позолотою, лентами, цветами и покрытых шелковым покровом; а вино белое и красное било из двух фонтанов, украшенных так же роскошно, как и пирамиды.

Установленные мачты с призами очень забавляли народ. Царская семья вышла в фонарик и смотрела, как были даны народу жареные быки и вино. Ответственным за изготовление иллюминации, щитов и прочего был назначен генерал-майор Отто-Иоганн Фридрих Липгарт. Через сто лет его потомок Эрнст Карлович Липгарт напишет плафон в Мраморном дворце.

Екатерина II
Екатерина II. 1763
Затем Екатерина II вместе с великими княжнами Александрою и Еленою поехала в карете в Мраморный дом. Их Императорские высочества с штатом также отбыли в Мраморный дворец, где у новобрачных имели стол в столовой комнате за большим обеденным столом. По окончании стола вместе с их величествам прошла во внутренние покои великого князя Константина. В письме к Гримму Екатерина оставила следующую запись: «сегодня... я поехала обедать к сэру Константину в Мраморный дворец. Полагаю, что трудно найти дом красивее и роскошнее этого, где бы все было убрано с таким вкусом, комфортом и изяществом; мы и до обеда и после обошли весь дворец: я им очень довольна, Константин тоже». Празднества различного рода продолжались при дворе до 27 февраля. В этот же день они закончились великолепным фейерверком, сожженным на Неве, против Зимнего дворца.

Однако семейные отношения молодой четы не сложились, брак был неудачен. Еще до свадьбы гр. Ростопчин предсказывал нерадостную жизнь Анне Федоровне и не ошибся, жестоко обманулась ее мать, предполагая, что браком своей дочери с великим князем она вполне упрочит ее счастье. Константин Павлович, не достигший возраста, не понимал важность сделанного им шага. И при своей резкости, несдержанности и упрямстве не мог внушить прочной сердечной привязанности кроткой Анне Федоровне. Через пять лет после свадьбы, в 1801 г., великая княгиня навсегда оставила Россию.

* * *

Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко
Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко
В связи празднованием свадьбы великого князя возникает возможность уточнить еще один исторический факт. 1796 г. - это время, когда Тадеуш Костюшко содержался под стражей в Санкт-Петербурге. Н.К. Шильдер одним и из первых помещает генерала в Мраморный дом. Считают, что военнопленный пребывал именно там. Ошибка происходит от смешения исторических наименований зданий. Шильдер обращается к «Запискам» Юлиана Урсина Немцевича, сподвижника Т. Костюшко, указывающего, что «генерала... перевели во дворец графа Орлова...».

Это Штегельманов дом, подаренный графу еще в начале царствования Екатерины, и который принадлежал генерал-фельдцельхмейстеру Г.А. Орлову тринадцать лет (1770-1783). В работе биографа Костюшко Жульена, вышедшей в Париже в 1818 г., через год после смерти генерала, мы найдем не только название дворца, в который перевели генерала - бывший дворец Григория Орлова, но и его месторасположение - канал Мойка.

Описанные события февраля 1796 г. - свадьба великого князя Константина Павловича; и сам факт дарения к бракосочетанию великого князя Мраморного дворца, а также переезд Константина и дальнейшая жизнь его во дворце - исключают возможность пребывания в нем узника.

Описание торжеств позволяет более полно представить события, атмосферу, среду и предметы конца XVIII в., исправить исторические неточности, вдохнуть жизнь в личности минувших эпох.
О.В. Новикова
научный сотр., Государственный Русский музей
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»