Военные лётчики в Гатчине

Аэродром Гатчинский авиашколы
Аэродром Гатчинский авиашколы
Не так много осталось времени до празднования различных столетних юбилеев, связанных с авиационными событиями в Гатчине: доставка первых четырёх аэропланов (22 сентября 1909 г.), первого демонстрационного полёта на военном поле (11 октября 1909 г.), готовности военного аэродрома к постоянным полётам (14 мая 1910 г.), создания авиационной школы (3 мая 1910 г.) и её первого выпуска (август 1910 г.), официального открытия аэродрома (26 марта 1911 г.) и т.д. Все эти события неразрывно связаны с историей отечественной авиации, и по этой причине хорошо описаны, что нельзя сказать о стоявших за ними военных лётчиках, большинство которых незаслуженно забыто по идеологическим причинам. В первую очередь это касается преподавателей и выпускников гатчинской авиационной школы, ставших героями в Первую мировую войну 1914-1918 гг.

Официально гатчинская школа первоначально именовалась: авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной школы, а с 19 июля 1914 года - Военно-авиационная школа. За 1910-1916 гг. в ней было подготовлено 342 лётчика (269 офицеров и 73 нижних чинов). В 1917 г. после февральской революции занятия в школе продолжались, но с перерывами в снабжении самолётами, моторами, запчастями и горюче-смазочными материалами. Последним выпуском школы был 14-й набор; 15-й и 16-й наборы школу уже не закончили.

Выпускников могло бы быть и больше, но … К сожалению, по мере увеличения количества обучавшихся в школе, возрастало и количество аварий аэропланов. На гатчинском кладбище был специальный участок, на котором хоронили погибших лётчиков.

Первая трагедия на гатчинском аэродроме произошла в начале мая 1910г. Н.Е. Попов, назначенный инструктором поручика Е.В. Руднева, в первом же своём полёте на самолёте “Райт” потерпел очень серьёзную аварию. И хотя лётчик остался жив, но был вынужден оставить лётную карьеру.

Погода в Гатчине не позволяла проводить учебные полёты зимой, и Главное инженерное управление приняло решение о создании филиала Гатчинской авиашколы в Варшаве. Полёты на Мокотовском поле в Варшаве продолжались с ноября 1912 г. по март 1913 г. Именно в Варшаве 15 марта 1913 г. при посадке на самолёте “Ньюпор” разбился насмерть поручик А.П. Перовский. Это была первая потеря школы.

18 мая 1913 г. уже в Гатчине также на “Ньюпоре” потерпел аварию и погиб поручик М.Г. Балабушка. 13 июля 1913 г. на самолёте “Фарман” разбился и погиб шт.-капитан К.К. Цамая. Лётчики гибли не только в Гатчине, но и Севастопольской авиационной школе и при демонстрационных полётах в Санкт-Петербурге, Киеве. Каждая такая трагедия получала всероссийский резонанс и широко освещалась в печати. Обычно помещали некролог, а позднее краткий отчёт комиссии, расследовавшей причины аварии.

Авария самолёта на Гатчинском аэродроме
Авария самолёта на Гатчинском аэродроме
Авария Дмитриева и Плавинского
Авария Дмитриева и Плавинского
Траурный венок от нижних чинов ВАШ
Траурный венок от нижних чинов ВАШ

6 июня 1914г. во время испытания полученного из Франции самолёта “Моран Парасоль” погиб инструктор школы шт.-капитан В.З. Стоякин (выпускник гатчинской авиашколы 1912 г.) В журнале “Воздухоплаватель” (№7, 1914 г.) был опубликован некролог, посвящённый лётчику и описание произошедшей трагедии: “Стоякин при взлёте направил самолёт в сторону сосен, и чтобы уйти от столкновения, ему пришлось делать крутой поворот при малой скорости на малой высоте (20-25м), следствием явилось скольжение на левое крыло и падение на нос. Врачи констатировали смерть от перелома основания черепа. По другой версии - роковую роль сыграл маленький рост Стоякина, вследствие чего к рулю направления были установлены добавочные педали, чтобы удобнее управлять ногами. Педали были закреплены обоймой с болтами, что допускало их возможность сдвига вниз, который и не позволил выровнять аппарат”. 9 октября 1914 г. также на “Моране” погиб поручик М.Н. Нестеров, родной брат автора “мёртвой петли” и героя Первой мировой войны П.Н. Нестерова.

В 1915-1916 гг. увеличилось количество обучавшихся в авиашколе офицеров и нижних чинов, но и возросло количество погибших лётчиков. В российской и столичной прессе практически исчезли упоминания о катастрофах, произошедших на гатчинском аэродроме; Россия несла громадные жертвы на фронте, и на этом фоне трагедии в тылу уже ничем не выделялись. Прославленный русский лётчик Г.Э.Сук, обучаясь в Гатчинской авиашколе в письме домой от 12 июня 1915 г. писал: “Вчера здесь угробился лётчик на “Моране” (вдребезги)…”

1 июля 1915 г. при падении самолёта “Фарман-IV” на крышу пристройки дома Ревво в Александровской слободе погибли поручик Дмитриев и подпоручик Плавинский, а осенью - на аппарате “Вуазен” с применением пулемёта разбились поручик Верницкий и лётчик-наблюдатель поручик Ярославцев.

30 апреля 1916 г. после тяжёлых травм, полученных при аварии “Фармана-22” 27 апреля скончался инструктор школы К.Ф. Пруссис. 13 сентября погибли подпоручики Водопьянов и Тушин.

Конечно, аварии самолётов - явление постоянное, но большинство аварий всё-таки заканчивалось без смертельных исходов, например, также в 1916 году потерпел аварию, но остался в живых артиллерийский офицер поручик Гагуа. Ему было суждено погибнуть на фронте 30 мая 1917 г.

К вышеперечисленным военным лётчикам можно добавить Синельникова и Артемьева. Необходимо общими усилиями краеведов к 100-летию гатчинского военного аэродрома составить полный список погибших лётчиков с описанием обстоятельств гибели, и найти возможность увековечить память о первых русских пилотах, чьи жизни трагически оборвались в Гатчине.

Я.Б. Януш
2007 год
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»