Александр III и Мария Федоровна
Штрихи к двойному портрету
Мария Федоровна 12 апреля 1865 года в Ницце на вилле Бермон, скончался сын Александра II, цесаревич Николай Александрович. Это означало, что наследником российского престола становится его брат, Великий князь Александр Александрович. Это означало также и крушение надежд юной принцессы Датской Дагмар, невесты покойного цесаревича. Правда, накануне скорбного дня, в момент прощания, Николай Александрович, неожиданно взяв руку брата и руку невесты, соединил их, не вымолвив ни слова.

Безутешная Дагмар вернулась в Копенгаген, уверенная в том, что жизнь для нее уже кончена. Вряд ли тогда она задумалась над странным поступком умирающего, возможно, не восприняла принцесса всерьез и сделанное несколько дней спустя Александром II замечание о необходимости «оставить дорогую Дагмар возле нас». Но совсем скоро в королевском замке Фреденсборг читали письмо русского царя, в котором Александр II вместе со словами утешения выражал желание видеть Дагмар в своей семье в качестве невестки.

Проявив исключительный такт, датская принцесса ответила императору: «Мне очень приятно слышать <…> о Вашем желании оставить меня подле Вас. Но что я могу ответить? Моя потеря такая недавняя, что сейчас я просто боюсь проявить перед ней свою непреданность. С другой стороны, я хотела бы это услышать от самого Саши, действительно ли он хочет быть вместе со мной, потому что ни за что в жизни я не хочу стать причиной его несчастья».

У Александра Александровича, «Саши», после принесения 20 июня 1865 года присяги в качестве наследника престола было множество обязанностей: император приглашал сына на доклады министров. Цесаревич основательно засел за учебу: занимался русской историей с С.М. Соловьевым, государственным правом – с К.П. Победоносцевым, лекции по филологии ему читал Ф.И. Буслаев. Мало того, Александр Александрович был объявлен Атаманом всех казачьих войск, шефом многих полков. Свободного времени почти не оставалось. В редкие минуты уединения он играл на любимом музыкальном инструменте – корнете, вечерами читал, зимой выезжал в театр. Придворные церемонии и приемы тяготили его, балы Александр Александрович не просто не любил – он их пугался еще с детства, поскольку стеснялся своей комплекции, не желал показаться смешным. Наследнику нравились военные сборы, проводившиеся традиционно летом в Красном Селе под Петербургом. Здесь Александр участвовал в военных соревнованиях, проявляя способности великолепного стрелка.

Когда в начале января 1866 года родители объявили о своем решении женить сына на принцессе Датской, Александру ничего не оставалась, как согласиться просить руки Дагмар. «Он преклонился перед необходимостью, перед долгом, но ни в каком случае, ни перед кем не лицемерил. Конечно, не мог он лицемерить и перед невестой. Явление было необычное, но оно не могло не внушать к нему уважения», – писал С.Д. Шереметев.

29 мая 1866 года императорская яхта «Штандарт» с наследником цесаревичем на борту вышла из Кронштадта и взяла курс на Копенгаген. 2 июня Александр Александрович прибыл в Фреденсборг, где его встречала датская королевская чета и смущенная Дагмар. Впрочем, и наследник чувствовал себя в этот первый день очень стесненно, однако совсем скоро он написал отцу в Петербург о том, что «любит Минни» и уверен, что они могут быть счастливы вместе.

Программа пребывания русских в Копенгагене была насыщенна: встречи, приемы, беседы, посещения исторических мест, торжественные застолья… Александру Александровичу нравилось здесь решительно все: простая и сердечная обстановка в королевской семье, маленькая страна с интереснейшей историей, гордый и трудолюбивый народ. Нравилась Дагмар, «Минни», которой наследник никак не решался сказать главные слова, потому что боялся получить отказ, ведь она постоянно вспоминала умершего жениха…

Последние сомнения «претендента» на руку принцессы развеял король Христиан IX (1818-1898). 12 июня 1866 года было официально объявлено о помолвке цесаревича Александра Александровича и принцессы Марии-Софии-Фредерики-Дагмар. Свадьба была назначена на весну 1867 года.


Вернувшись в Россию, наследник добился переноса срока бракосочетания на осень. Предстояло подготовиться к этому событию самым тщательным образом. Во-первых, требовалось обновить помещения в Александровском дворце Царского Села, где цесаревич и его супруга будут жить до наступления зимы. Во-вторых, отремонтировать предназначенный для молодых Аничков дворец. Работы были поручены архитектору И.А. Монигетти (1819 – 1878), оформление дворцовой церкви – профессору Академии художеств маринисту А.П. Боголюбову (1824 – 1896), обучавшему рисованию Александра Александровича, а впоследствии и принцессу Датскую. А 1 сентября 1866 весь Копенгаген собрался в порту, чтобы проводить принцессу Дагмар в далекую Россию и выразить ей свою любовь и преданность. Великий сказочник Ханс Кристиан Андерсен не сдержал слез, когда принцесса, проходя рядом с ним, протянула для прощания руку. «Бедное дитя!», – напишет он позже. – «Всевышний, будь милостив и милосерден к ней! Говорят, в Петербурге блестящий двор и прекрасная царская семья, но ведь она едет в чужую страну, где другой народ и религия, и с ней не будет никого, кто окружал ее раньше». 14 сентября 1866 года сопровождаемый «Штандартом» датский королевский корабль «Шлезвиг», на котором находились принцесса Датская Дагмар и наследный принц Фредерик, бросил якорь в Кронштадте. Императорская семья прибыла встречать невесту цесаревича на яхте «Александрия». Это же судно доставило принцессу Датскую в Петергоф, где ее ожидала восторженная толпа встречающих. Из Петергофа Дагмар проследовала в Царское Село, там в Александровском дворце ей предстояло провести несколько дней накануне торжественного въезда в российскую столицу, который был назначен на 17 сентября. Где бы ни появлялась датская принцесса, она производила исключительно благоприятное впечатление. Уже в начале ее жизни в России представители высшего света единодушно отметили непринужденность Дагмар, ее элегантность. Александр Александрович был совершенно покорен добротой, искренностью и удивительной женственностью своей избранницы.

Семья Александра III в гостях у королевской семьи в Дании

Внешне они были такие разные. Дагмар – хрупкая, грациозная, быстрая, обладавшая взрывным характером, за что впоследствии в придворных кругах ее прозвали Гневной, Александр – основательный, большой, молчаливый. Но взаимопонимание между ними установилось сразу и навсегда. Они старались быть всюду вместе: гуляли, читали, рисовали, музицировали, составив неплохой дуэт корнета и фортепиано.

12 октября 1866 года в Большом соборе Зимнего дворца происходила торжественная церемония миропомазания, в ходе которой Дагмар получила новое имя – Мария Федоровна и новый титул – Великая княгиня. А 28 октября – счастливейший день в жизни Марии Федоровны и Александра Александровича, который впоследствии ежегодно отмечали в императорской семье. После обряда бракосочетания, парадного обеда в Николаевском зале Зимнего дворца и великолепного бала молодые супруги, наконец, уехали в свой Аничков дворец, ставший для них, как и Гатчина, настоящей семейной крепостью.

Впереди у них было 28 лет совместной жизни, сложившейся так, что Александр III запишет в своем дневнике: «Такую жену, как я имею, дай Бог каждому иметь, и тогда можно быть спокойным и счастливым». Если между супругами и случались размолвки, то совсем незначительные, быстро заканчивавшиеся примирением. К примеру, из-за танцев, которые Мария Федоровна обожала и порой на балах «танцевала до упаду», в то время как ее муж предпочитал курить и вести разговоры в мужской компании. Бывали случаи, когда Александр Александрович (уже император) сам забирал дирижерскую палочку у капельмейстера, чтобы прекратить музыку и завершить затянувшийся танцевальный вечер.


Любили венценосные супруги посещать Данию. Прогулки, чтение любимых книг, встречи с приятными сердцу людьми и, главное, никаких государственных обязанностей – о такой жизни Александр Александрович мог только мечтать! В Копенгагене он увлекся покупкой старинных вещей из стекла, фарфора, серебра, и это стало началом создания обширной коллекции произведений искусства, хранившихся впоследствии в Аничковом дворце, который стал резиденцией цесаревича.

Малый двор в этом дворце находился постоянно. В нем проводились официальные церемонии, рождались и росли дети, устраивались балы и музыкальные вечера. Для молодой четы в Аничковом дворце были заново отделаны жилые покои. Здесь работали архитекторы Э.И. Жибер, К.К. Рахау, М.Е. Месмахер. В 1875 году по проекту И.А. Монигетти была переделана парадная лестница с перилами из итальянского мрамора.

Став императором, Александр III с семьей по-прежнему жил в Аничковом, церемонии, как того требовал протокол, проводились в Зимнем. Как резиденция императора Аничков дворец в царствование Александра III был центром государственной жизни. В нем проводились даже заседания правительства.

В Аничковом государь находил место для своих художественных коллекций. Залы дворца наполнялись произведениями декоративно-прикладного искусства: изделиями из серебра, фарфора, стекла. Богатыми были собрания живописи и художественной мебели. Специально для размещения растущих коллекций И.А. Монигетти в 1870 – 1871 гг. под дворцовой церковью были устроены музейные залы.


Консультантом в вопросах приобретения произведений искусства часто выступал А.П. Боголюбов, благодаря заботам которого в резиденции появлялись замечательные работы русских художников и западноевропейских мастеров. Коллекция собранная императорской четой была столь значительна, что возникла мысль о создании в Петербурге музея отечественного искусства, который был открыт Николаем II в честь отца в 1896 году, получив название Музей Александра III (ныне Государственный Русский музей).

Если в Петербурге жизнь Александра III и Марии Федоровны была в основном связана с Аничковым дворцом, то из загородных резиденций императорская семья чаще всего посещала Коттедж в Петергофе и Гатчинский дворец. В петергофском дворце Коттедж, построенном в 1826 – 1828 гг. в пейзажном парке «Александрия» по проекту А.А. Менеласа, императорская семья ежегодно проводила 2–3 летних месяца.

Отдел по связям с общественностью ЦВЗ «Манеж»
Продолжение
Перечень статей
© Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»